Я фанат!

Фан-клуб Юлия Зимина

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в подполье  → Юлия Зимина  →  Трибуна

Разное Все Разное Написать Разное

Юлия Зимина

Интервью 2006 года.

Журналистка: Юля, роль Кармелиты можно считать удачным началом твоей кинокарьеры. Запомнила ли ты свою первую сцену в сериале? Какие ощущения и эмоции ты испытала, впервые оказавшись на съемочной площадке?
Юля: Отчетливо помню свой первый съемочный день. Это было 1 июня. Я спросила у кого-то из ребят, где сегодня будем снимать. Мне сказали, что мы едем на конюшню, и я сейчас буду кататься на лошади. Мало того, что это мой первый съемочный день в жизни, так я еще и ни разу в седле не сидела! Естественно, я всю дорогу волновалась. Я помню, как села на лошадь, выехала из конюшни, а Рыч (А.Кольцов – прим. автора) мне кричал “постой”. У меня была масса эмоций. В тот же день меня впервые попросили дать интервью для новгородского телевидения. В общем, у меня было много дебютов в первый же день.

Журналистка: Как ты попала в этот проект?
Юля: Совершенно случайно. Один мой коллега попросил у меня фотографию. Когда я спросила зачем, он ответил: "Сейчас запускается многосерийный проект. Знаешь, такая “мексиканщина”. У тебя типаж прямо в десяточку подходит". Естественно, я дала фотографию. Я уже всем подряд отдавала свои снимки для агентств, но все было безуспешно. Примерно через месяц мне позвонил ассистент режиссера и предложил приехать, еще не на пробы, а только познакомиться: посмотреть, так сказать, в камеру, представиться. Я приехала, рассказала какую-то историю, спела. Затем прошел еще, наверно, месяц, и меня пригласили на кинопробы. Тогда я пробовалась на роли Люциты и Кармелиты.

Журналистка: А как получилось, что утвердили все-таки на главную роль?
Юля: Я приехала подписать контракт на Люциту. Мне была интересна эта роль. Я так думала: Кармелита – положительная, но ведь отрицательные роли всегда интереснее играть, как-то больше динамики, характерности. Мне казалось, что это в моем духе, я смогу. Через несколько дней после подписания контракта мне звонят со студии и говорят, что хотели бы еще раз попробовать меня, но на роль Кармелиты. Я приехала. С Лешей Ильиным мы репетировали сцену в гостиничном номере. Мы ее, как мне кажется, прилично сыграли, и после этого мне позвонил режиссер и сообщил, что я теперь – Кармелита. Естественно, я обрадовалась. Но все-таки первая, самая бурная, радость была, когда меня утвердили на Люциту. Всплеск эмоций был именно тогда, когда я все-таки попала в этот сериал. Я давно хотела сыграть в подобном проекте, я очень люблю эту культуру и вообще все, что связано с цыганами, испанцами, итальянцами. (Смеется) А теперь еще я и на “повышение” пошла – я теперь Кармелита!

Журналистка: Почему ты выбрала эту профессию? Что или кто натолкнул тебя на мысль стать актрисой?
Юля: Мама. Меня и сестру подтолкнула к этому именно она. Во-первых, мама сама всегда хотела быть актрисой. Но, как она говорит, ей не хватило смелости. Она нам с детства ставила танцы. Мы с сестрой выступали в Доме культуры на всяких праздниках – пели, танцевали. Потом мама отдала нас в музыкальную школу. Я отучилась 7 лет в музыкальной школе, играю на фортепиано. В общем, я с детства решила стать актрисой. Я еще в школе говорила учителям: “Мне не нужна ваша математика, химия, физика – я буду артисткой”. А зачем артистке все это? Я всегда любила литературу, русский, пение, музыку.

Журналистка: Кстати, ты в сериале исполняешь несколько песен. Ты сама поешь?
Юля: Песню “Кибитка” пою не сама, а песню “Полынь”, которую моя героиня исполняет на сватовстве, пела я.

Журналистка: На съемочной площадке работают еще и такие легендарные актеры, как Фурсенко, Лекарев, Жемчужная, Морозова. Они тебе помогали, советы давали?
Юля: Мне очень помогает моя съемочная “бабушка” – замечательная артистка Ирэна Борисовна Морозова. Я к ней очень привязалась, мы с ней подружились. И она мне всегда дает мудрые и опытные советы. Она – настоящая женщина. Я ее всегда с удовольствием слушаю. С Александром Леонидовичем (Фурсенко) у нас, к сожалению, мало общих сцен, мы иногда даже не встречаемся на съемочной площадке. С Лялей Жемчужной и Николаем Лекаревым мы в прекрасных отношениях, всегда что-то обсуждаем, советуемся. Я к советам более опытных актеров, естественно, прислушиваюсь.

Журналистка: Юля, критична ли ты к себе? Видишь свои ошибки на экране?
Юля: Я суперкритична к себе. Это, конечно, хорошо. Но иногда мои друзья говорят мне: “Юля – это перебор, ты недовольна всем”. Мне кажется, что все, вплоть до поворота головы, можно было сделать лучше. Я сериал не смотрю, в процессе съемки нам не показывают отснятый материал, только на “озвучке” я кое-какие кусочки видела. Но чтобы сесть и смотреть – нет.

Журналистка: Это принципиальная позиция – не смотреть?

Юля: Нет-нет. Просто мне не удается. Хотя вот, например, вчера у меня была такая возможность. Я посмотрела на себя и переключила. Ну, не могу. Мне не нравится все. Когда во время съемок я прошу показать, что получилось, режиссер говорит: “Юля, это не нужно, ты все равно будешь недовольна, и до совершенства мы не доведем.”

Журналистка: В сериале у тебя такие потрясающие платья. Тебе понравились костюмы, принимала ли ты участие в их выборе?
Юля: Мне очень нравятся мои костюмы, особенно цыганские. Участия в выборе платьев и украшений я никакого не принимала. Все делал художник по костюмам (Елена Перес – прим. авт.). Претензий у меня никаких нет – все очень красиво и удобно.

Журналистка:Кстати, какой стиль одежды ты предпочитаешь в жизни?
Юля: У меня нет определенного стиля. Мне нравится все утонченное и женственное. Я очень люблю красивые платья, каблуки. Практически никогда не хожу на сплошной подошве. Джинсы я тоже люблю.

Журналистка:То есть стиль “унисекс" не для тебя?
Юля: Нет.

Журналистка:У всех женщин в сериале очень яркий грим, и у тебя в том числе. В жизни ты активно используешь косметику?
Юля: Я пользуюсь косметикой, но… (Задумывается) На самом деле, смотря, куда иду. Если на дискотеку или в клуб, я могу ярко накраситься. Мне нравится, когда косметика подчеркивает черты лица. Кудри люблю завивать… Все-таки люблю я накраситься, ничего не могу сказать. Но когда смотрела на себя на экране, я увидела, что в косметике перебор.

Журналистка:Легко было перевоплотиться в цыганку? Требовал ли образ каких-то дополнительных усилий?
Юля: Мне не стоило каких-то особых усилий войти в образ. Это мое. Мне кажется, что я в жизни даже больше Кармелита, чем я ее “сделала” на экране. Потому что я – человек решительный, это я точно знаю. Каких-то вещей, которые сделала Кармелита, я бы никогда не сделала. (Улыбается) Люди думают, что я – настоящая цыганка.

Журналистка: Если бы в жизни ты попала в такую ситуацию, как твоя героиня, что бы ты выбрала: подчинилась воле отца или вышла замуж за русского?
Юля: Нет, я бы не поступила так, как моя героиня. (Решительно) Я бы дала слово отцу, а потом забрала бы его обратно. Потому что… (Вздыхает) Ну, а ради чего эта жертва? Я же люблю, он любит. Все равно отец бы меня простил, и все было бы хорошо. Любовь выше всего, даже всех правил и традиций.

Журналистка:Появились друзья на съемочной площадке?
Юля: Да. Мы очень хорошо сдружились с Надей Бахтиной (исполнительница роли Люциты, по фильму девушки непримиримые соперницы – прим. авт.). Сдружились с Ильиным и Суворовым, с Денисом Матросовым. У меня, слава Богу, со всеми прекрасные отношения. И мы давно мечтаем вместе выбраться куда-нибудь, но все, к сожалению, очень заняты…

Журналистка:С какими трудностями пришлось столкнуться во время съемочного процесса?
Юля: Лошади, например, я ни капельки не боялась. Несмотря на то, что она меня два раза понесла, и я могла бы отказаться на нее садиться. Это не было самым трудным. Единственное, что я не могу себе простить – почему я прыгнула через костер? Я тогда сильно обожглась, моя юбка загорелась. До сих пор не могу понять, почему я это позволила. Сейчас бы я такого не сделала!

От ответа на вопрос, который, естественно, очень волнует поклонников Юлии Зиминой, о ее романе с Владимиром Череповским (актер театра “Ромэн”, исполняет в сериале роль Степана – прим. авт.), актриса предпочла уклониться. Несколько смутившись, Юлия сказала, что не хотела бы отвечать на вопросы, касающиеся ее личной жизни.

Журналистка:Сложно ли было изображать любовь в кадре? Сцены поцелуев давались легко?
Юля: Даже когда я училась в институте, мне не приходилось целоваться на сцене. И, несмотря на то, что мне впервые пришлось принимать участие в подобных эпизодах, мне было не сложно. Скованности не было, ведь мы с Лешей друзья.

Журналистка:Изменилась ли твоя жизнь после выхода сериала?
Юля: Да, и очень круто. Потому что, во-первых, это то, чего я хотела. Эта работа приносит мне профессиональное удовлетворение. Во-вторых, у меня появилось много новых знакомых, перспектив, то, чего у меня не было еще год назад. И я стала самостоятельнее.

Журналистка:Может быть, уже поступили новые предложения сниматься?
Юля: Пока все под сомнением. Я даже и не рассматриваю никакие предложения. (Смеется) Да меня никуда и не отдадут, пока я в “Кармелите” снимаюсь.

Журналистка:На улицах узнают?
Юля: Да, узнают. Я прекрасно отношусь к поклонникам, но почему-то очень стесняюсь повышенного внимания. Даже когда у меня спрашивают “девушка, а это не вы Кармелиту играли?”, я иногда говорю “нет, извините, вы ошиблись”. Опускаю глаза и ухожу. У меня был смешной случай с таксистом. Кстати, эта история до сих пор продолжается. Я подхожу к машине, водитель сидит и разгадывает кроссворды. Я к нему заглядываю и прошу подвезти. А он так одернулся и говорит: “Ой, мне на минуту показалось, что ко мне в машину Кармелита заглянула. Ой, как похожа!”. И вот вчера я сажусь в ту же машину и еще даже не называю адрес, а таксист уже говорит: “Я знаю, знаю куда ехать. Это же я тебе все время говорю, что ты на Кармелиту похожа.”

Журналистка:Как твои родители относятся к работе в этом сериале?
Юля: Критично. Мама у меня критик еще тот. Сначала ей все очень нравилось, от первой серии она была в восторге. Потом она звонила и говорила: “Юля, ты последи за собой! Ты вот то и то сделай!” А сейчас ей что-то все не нравится. Она недовольна, что я такая грустная и все время плачу. Мама хочет, чтобы я была веселая и задорная девчонка, как в первой серии.

Журналистка:Расскажи немного о своей семье
Юля: Семья у меня состоит из четырех человек – мама, папа, я и сестра. Мама работает учителем в школе, в которой я училась. Вообще-то она химик-биолог, но преподает сейчас в начальных классах. Папа – ветеринарный врач. Преподает в ветеринарном техникуме серьезные предметы – латынь, терапию. А сестра закончила отделение “руководитель народного хора” и факультет искусствоведения. Она старше меня, уже замужем и есть сын. Вот такая у меня семья.

Журналистка:чем ты увлекаешься в свободное время?
Юля: Его крайне мало. Стараюсь встретиться с друзьями, с тех пор, как я попала в “Кармелиту”, я их мало вижу. Стараюсь при каждом удобном случае встретиться, уделить каждому внимание. Много читаю, люблю в боулинг поиграть. (Грустно) В театре давно не была, так как вечером у меня обычно съемки.

Журналистка:Какую музыку ты любишь?
Юля: Очень люблю джаз в любых аранжировках и классическую музыку. Из композиторов – особенно люблю Чайковского.

Журналистка:Литературу какую предпочитаешь?
Юля: Зощенко очень люблю, Чехова. Последняя книга “Жизнь взаймы” Ремарка, которую я прочитала, очень мне понравилась, одно из последних сильных впечатлений.

Журналистка:Какие творческие планы?
Юля: Я очень хочу устроиться в театр. Ну, скорее в антрепризу. Потому что театр с постоянным репертуаром требует много времени, полной занятости, а мне хотелось бы еще посниматься.

Журналистка:Кого бы хотелось сыграть?
Юля: Как только я прочитала “Бесприданницу”, мне захотелось сыграть Ларису Огудалову. Принцессу бы не хотелось играть. Хотя с ролью “на сопротивление” тоже бывает интересно поработать.

Журналистка:Что ты больше всего ценишь в человеке?
Юля: Я очень люблю добрых людей, искренних. Не выношу лицемерия и двуличия. Самое главное, чтобы у человека было чувство юмора.

Журналистка: Влюбчивая?
Юля:Нет. Я не помню ни свой первый поцелуй, ни первую любовь. Наверно, потому что это было не главным. У меня, честно скажу, даже на протяжении студенческих лет не было времени на романы. Для меня главное – чего-то добиться в жизни.

Журналистка:Есть мечта?
Юля: Я хочу, чтобы всем моим близким людям было хорошо. Пусть мне будет хуже, но у них все будет нормально. Я, например, очень люблю подарки делать. Нравится мне смотреть на людей, когда они довольны и счастливы.

Александр Суворов и Александр Ильин о работе с Юлей.
Александр Суворов:
Как сложились отношения с режиссером и исполнительницей главной роли (Юлия Зимина – прим. авт.)? Ведь с этой актрисой вы играете любовь?
- С режиссером сразу сложились хорошие отношения. Я очень доверился Рауфу. Но всегда надо помнить о дистанции между актером и режиссером. Чересчур близкие дружеские отношения в этом случае не всегда идут на пользу делу.
С Юлей с самого начала сложились очень крепкие дружеские отношения. До съемок мы сталкивались на пробах. Понятно, на ней лежит основная нагрузка. Мне казалось, что она немного переживала по поводу – получится или не получится. И хорошо, что она не закрылась. Мы все время старались друг другу помочь. Очень сложно играть любовь с человеком, к которому, с одной стороны, ничего не испытываешь, а с другой, есть опасность, что могут возникнуть какие-то чувства. Я знаю, что по натуре человек очень влюбчивый, и мне приходилось себя контролировать. Если вдруг на площадке завяжутся какие-то отношения с актрисой, они могут или помогать, или мешать работе. И никогда не знаешь в какую сторону тебя поведет.

Александр Ильин
- Как тебе работалось с Юлией Зиминой?
- Мне и с Юлей работать очень удобно. Мы очень хорошие друзья, так что работать легко.
- Любовные сцены с Кармелитой и Светой получались с первого дубля? Не было скованности или смущения?
- Да, легко. Какая скованность?! Это же моя профессия. Тем более целоваться – это определенно клево!

Написать Разное Узнай, что ещё написала на трибуне Alena. →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить

Популярные новинки в разделе Разное из Юлия Зимина

Последние выступления с трибуны фан-клуба →