Я фанат!

Фан-клуб V - значит Вендетта/V for ...

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в подполье  → V - значит Вендетта/V for Vendetta  →  Трибуна

Разное Все Разное Написать Разное

V - значит Вендетта/V for Vendetta

1. V
Декларация 5 ноября:
— Добрый вечер, Лондон. Во-первых, простите за вторжение на тв-канал. Я, в числе многих из вас, понимаю как удобна повседневная рутина, как безопасно хорошо знакомое однообразие, как покойна повторяемость. Я наслаждаюсь этим, как любой человек. Но определённые события прошлого, обычно связанные с чьей-либо смертью или с завершением жестокой, кровопролитной борьбы, остаются в памяти людей, и те отмечают их праздниками, и я подумал, что мы можем отметить 5-е ноября — дату, ныне, к сожалению, позабытую. Давайте отвлечёмся от повседневной жизни, и немного побеседуем. Найдутся, конечно, те, кто не желают нашего общения. Я полагаю, что в данный момент уже отдаются приказы по телефону, и люди с оружием скоро отправятся исполнять их.
 Почему? Потому что хоть вместо беседы и можно использовать дубинку, слова никогда не потеряют свою силу, слова передают смысл и возвещают истину тем, кто им внимает. А истина проста — с нашей страной творится что-то неладное, что-то ужасное.
 Жестокость и несправедливость, нетерпимость и угнетение. В стране, где когда-то была свобода инакомыслия, где человек мог говорить то, что думает, теперь властвует цензура и тотальный надзор, принуждающие к подчинению и навязывающие непротивление. Как это случилось? По чьей вине? Безусловно, одни причастны к этому более, чем другие, и с них в своё время спросится, но всё же, признаем правду — если вы хотите увидеть виновника, достаточно просто посмотреть в зеркало.
 Я понимаю, почему вы так поступили, я знаю, вам было страшно. Кто бы не испугался войны, террора, болезней. Тысячи бедствий словно сговорились сбить вас с истинного пути и лишить здравого смысла, страх одолел вас и в панике вы бросились к нынешнему верховному канцлеру Адаму Сатлеру. Он обещал вам порядок, обещал мир, и взамен потребовал лишь вашего молчаливого, покорного согласия.
 Вчера вечером я прервал молчанье, вчера я уничтожил Олд Бейли, дабы напомнить нашей стране о том, что она позабыла. Более четырёхсот лет назад истинный гражданин вознамерился навсегда запечатлеть 5-e ноября в нашей памяти. Он надеялся напомнить миру, что честность, справедливость и свобода — это не просто слова. Это жизненные принципы. Итак, если вы ничего не замечаете, если преступления нынешней власти для вас неочевидны, можете проигнорировать дату 5-е ноября, но если вы видите то, что вижу я, чувствуете то, что чувствую я, если вам дорого то, что дорого мне, тогда я предлагаю присоединиться ко мне. Ровно через год, у входа в парламент, и тогда все вместе мы устроим такое 5-е ноября, которое уже никогда не забудется.

2.Иви Хэммонд (Evey Hammond)/Рассказчица
-Помню не зря пятый день ноября и заговор пороховой. Проходят века, но скорбь и тоска всегда остаются со мной.

-Что это был за человек? Я знаю: заговорщика звали Гай Фокс и в 1605 году пытался взорвать Парламент. Но кем он был на самом деле?! Каким он был?! Нас учат помнить не человека, но идею. Ибо человек слаб. Его могут поймать, его могут убить и предать забвению. Но идея и 400 лет cпуcтя способна изменить миp. Я из личного опыта знаю, что такое сила идеи. Я видела, как во имя идеи совершали убийства, как люди шли на смерть. Но идею нельзя поцеловать, к ней нельзя прикоснуться, обнять её. Идея не может истечь кровью. Она не чувствует боли. Идея не умеет любить. Так что не идея причина моей скорби, а человек. Из-за него я помню 5-е ноября. Его я никогда не забуду.

-Мой отец был писатель. Вам бы он понравился. Он считал, что ложь для художника — это шанс открыть правду, тогда как для политика — спрятать её

-Мама хотела эмигрировать. А папа — нет. Он сказал: «Если мы сбежим, значит они выиграли». Выиграют… как будто это была игра.

-Я не хотела бы всё время бояться, но… не выходит. Я знаю, что наш мир ужасен, поверьте, я знаю это лучше других. Вот почему мне хотелось попросить вас, если я могу помочь изменить его, вы мне только скажите.

3. Гордон Дитрих (Gordon), ведущий авторской телепрограммы
-Не пойми меня превратно. Мне нравится. Корова, распятая на кресте. Смешно до колик. Но ты никогда не получишь одобрения. Нужно переписать, ладно?

-Ты так долго носишь маску, что забываешь, кто ты был под ней.

4.Инспектор Финч (inspector Finch)
-Проработаешь тут с моё, и перестанешь верить в совпадения.

-Если наше собственное правительство ответственно за то, что произошло в Сент-Мэри и «Трёх реках», если наше собственное правительство ответственно за смерть почти 100 000 человек, ты бы хотел знать?

-Я — полицейский. Я должен во всём разобраться.

-Я почувствовал, что как будто вижу всё, что происходило, и всё, что должно будет произойти. Передо мной как будто разложили весь расклад, и я понял, что мы все были его частью… и все попались в его ловушку.

-Сегодня — твоя великая ночь. Ты к ней готов? Мы к ней готовы.

5.Доминик (Dominic), помощник инспектора
-От этих чёртовых совпадений у меня живот крутит.

-Инспектор. Все пошло наперекосяк, верно?

6.Уильям Роквуд

-Простите, но для человека в моём положении, осторожность — синоним жизни.

-Наша история, подобно всем похожим историям, будет начинаться с восхождения молодого политика. Он глубоко религиозен и вступил в консервативную партию. Он чрезвычайно целеустремлён, а политический этикет его не волнует. Чем больше власти он получает, тем сильнее становится его фанатизм, тем агрессивнее его сторонники. Наконец его партия запускает специальный проект во имя национальной безопасности. Он был заявлен как поиск новых видов биологического оружия, который вёлся, не считаясь с расходами. Впрочем, истинной целью проекта была власть. Полное, абсолютное и безраздельное господство. Однако завершился проект весьма плачевно. Но усилия участников проекта не пропали даром, поскольку из крови одной жертвы родился новый способ ведения войны. Представьте себе вирус. Смертельно опасный вирус. А потом представьте, что только Вы умеете с ним бороться. Но как лучше использовать это оружие, если Ваша конечная цель — власть? Тут в нашей истории появляется новый персонаж. Настоящий паук. Это человек без совести, для которого цель всегда оправдывает средства. Он предлагает направить оружие не против врага, а против народа собственной страны. Чтобы достигнуть максимального результата, выбрано три объекта: школа, станция метро и водоочистной комплекс. За первые недели умерли сотни человек. Усилиями средств массовой информации паника быстро охватывает страну, раздирая народ на части. Наконец на горизонте появляется истинная цель. До случая в школе «Сэнт Мэри» никто не мог предсказать результаты выборов того года. Никто. И вот, вскоре после выборов, вниманию публики предложили чудо. Кто-то верил, что это был божий промысел, но на самом деле в игру вступила Фармацевтическая компания, принадлежавшая членам партии, которые при этом сказочно разбогатели. Через год поймали несколько экстремистов, признали виновными и казнили по приговору суда, а в память об их жертвах возвели вот этот мемориал. Но главная цель, ради которой задумывался план — вселить ужас в людей. Ужас становится основным орудием власти, при помощи которого наш политик добивается учреждения для него специальной должности — верховного канцлера. Остальное, как говорится, в учебниках истории.

7.Адам Сатлер (Adam Sutler), канцлер
-Избавьте нас от профессиональных оценок, мистер Финч. Они неважны.

-Если я в чем-то уверен, то в том, что это правительство не спасется из-за ваших чувств.

-…Нам сейчас необходимо чёткое послание людям этой страны. Чтобы его можно было прочесть в каждой газете, услышать на всех телеканалах. Это сообщение должно пройти через весь ИнтерЛинк! Я хочу, чтобы эта страна поняла, что мы стоим на краю забвения! Мужчины, женщины и дети должны понимать, что мы на грани хаоса. Я хочу, чтобы все помнили, почему мы им нужны!

-Безопасность этой страны зависит от полного и абсолютного согласия.

-Если что-то и измениться на следующее утро, то только то, что я не газету читать буду, а заявление мистера Криди об отставке!!

8.Льюис Протеро (Lewis Prothero), телеведущий, голос Лондона
-Из авторской телепрограммы: — Итак. Я тут узнал, что бывшие Соединённые Штаты так остро нуждаются в лекарствах, что якобы нам послали несколько больших контейнеров, гружённых пшеницей и табаком. По их словам, это жест доброй воли. Хотите знать, что я об этом думаю? Вы смотрите мою передачу, стало быть, хотите. По-моему, самое время показать колониям, что мы о них думаем. Пора им ответить за небольшое чаепитие, которое они нам устроили несколько веков назад! Предлагаю сегодня всем пойти в порт и свалить это дерьмо туда, где место всему, что извергается из Скотских Шлюх Америки! Кто со мной? Кто со мной, чертяки?! Вам понравилось?! США — Скотские Шлюхи Америки, что тут можно добавить?! Была страна, которая имела всё. Абсолютно всё! А сейчас, 20 лет спустя, что это?! Крупнейший в мире лепрозорий! Причины? Безбожие! Попробую выразиться иначе. Безверие — вовсе не война, которую они начали. Не вызванная ею эпидемия. Это Божий суд! Никому не сбежать от своего прошлого! Никому не избежать суда! Думаете, его там нет? Думаете, он не смотрит на нашу страну? А как ещё объяснить это? Он испытывал нас, и мы выдержали испытание! Мы выполнили свою задачу. Изенгтон. Энфилд. Я там был, я всё видел. Эмигранты. Мусульмане. Гомосексуалисты. Террористы. Больные дегенераты. Туда им и дорога. Сила в единстве! Единство в вере!4 Я — богобоязненный англичанин и чертовски горжусь этим!

-Англия превыше всего, потому что я так говорю.

9. Мистер Криди (Mr.Creedy), начальник тайной полиции

-Безопасность информации превыше всего.

10. Майор Уилсон (major Wilson), в прошлом руководитель Арестантской программы

-Мы все делали то, что нужно было. И в тех условиях делали всё, что могли.

11. Доктор Дайана Стэнтон (Dr.Diana Stanton), сменила имя на Делия Сэрридж (Delia Surridge)

-После того, что произошло, после того, что они сделали, я хотела покончить с собой. Но я знала, что ты однажды придешь за мной.

Из дневника:

23 мая. Сегодня прибыла первая группа моих подопечных. Должна признаться, что я взволнована. Возможно, мы стоим на рубеже новой эры. Ядерное оружие бессмысленно, в мире, где вирус способен уничтожить население целой страны, оставив нетронутым все остальное.
27 мая. Комендант Протеро проинспектировал лабораторию с отцом Лиллиманом, который, якобы, должен следить за соблюдением законов и прав человека. Я занервничала, но комендант уверил меня, что с этим проблем не будет.
2 июня. Я все думаю, если бы эти люди знали, как они могут помочь своей стране, стали бы они вести себя иначе? Они такие слабые, жалкие и никогда не смотрят в глаза. Я чувствую ненависть к ним.
18 августа. Из первых 48 человек умерло более 75 процентов. Пока не получено никаких достоверных результатов.
18 сентября. Остается один пациент, на которого я еще надеюсь. У него нет недостатков иммунитета, отмечавшихся у остальных. Я обнаружила в его крови несколько клеточных аномалий, которые мне совершенно неизвестны. Судя по всему мутации вызвали аномальное развитие мышечного чувства и реакции. Пациент говорит, что совсем не помнит кто он и откуда. Кем бы он не был, теперь он сосредоточие нашей мечты. Нашей единственной надежды на то, что все было не зря.
5 ноября. Это началось прошлой ночью, около полуночи. Первый взрыв разворотил весь медицинский корпус. Вся моя работа пропала. Я пыталась понять, как такое могло случиться, и тут увидела его. Человека из пятой камеры. Он смотрел на меня. Не глазами, его глаз не было, но я знала, что он смотрит на меня, я это чувствовала. Боже мой, что я наделала…

12. Валери (Valerie)

-Я знаю, нет способов доказать тебе, что это не подстава. Но мне все равно. Я — это я. Меня зовут Валери. Кажется, жить мне осталось недолго, и я просто хочу рассказать кому-нибудь о своей жизни. Это будет моя первая и последняя автобиография, как ни печально, я пишу ее на туалетной бумаге.
Я родилась в Ноттингеме, в 1985 году. То давнее время я почти не помню, но я помню дождь. У моей бабушки была ферма в Тоттлбруке, и она говорила мне, что Бог — в дожде.
Сдав экзамены, я была принята в классическую школу для девочек. Там я встретила свою первую любовь. Ее звали Сара. Меня поразили ее запястья. Они были прекрасны. Я думала, что мы будем любить друг друга вечно. Помню, учитель сказал нам, что это возрастное, и со временем пройдет. У Сары прошло, а у меня — нет.
В 2002 году я полюбила девушку по имени Кристина. В тот год я призналась своим родителям. Я бы не решилась на это, если бы Крис не держала меня за руку. Отец не хотел меня видеть, он сказал уходи, и не возвращайся. Мама не произнесла ни слова. Но я ведь всего лишь сказала им правду, разве это преступление? Искренность потерять очень легко, но это наше единственное истинное достояние. Это наш последний рубеж. Зато в его пределах мы абсолютно свободны.
Я всегда знала, чем хочу заниматься в жизни. В 2015 году я сыграла роль в моем первом фильме, «Солончаки». Это была самая важная роль в моей жизни, не из-за карьеры, а потому что благодаря ей я встретила Руфь. Поцеловав ее в первый раз, я поняла, что отныне и навеки хочу целовать ее, и только ее.
Мы поселились вместе в небольшой квартире в Лондоне. Она выращивала для меня на подоконнике розы сорта «Алый Карсон». Поэтому у нас всегда пахло розами. Это были лучшие дни в моей жизни.
А война с Америкой все разрасталась и разрасталась, и наконец, достигла Лондона. После этого уже не было роз. Ни для кого.
Я помню, как слова начали менять свой смысл. Слова вроде таких, как «соучастие», «выдача», вдруг стали страшными. А новые понятия «германский огонь», закон о Лояльности, приобрели силу и власть. Я помню, как «не такой, как все», стало означать «опасный». До сих пор не понимаю, за что они так нас ненавидят?..
Они взяли Руфь, когда я вышла за продуктами. Еще никогда в жизни я так не плакала. Довольно скоро пришли и за мной.
Какая нелепость, что моя жизнь должна закончиться в столь ужасном месте. Но у меня было три года, когда мне дарили розы, и я ни у кого не просила прощения.
Я умру здесь. Исчезнут все частицы, из которых я состою. Все-все. Кроме одной. Одной частицы. Она маленькая и хрупкая. Но она единственная, ради чего стоит жить. Ее нельзя терять. Нельзя от нее отказываться. Нельзя позволить отнять ее у нас. Я надеюсь, что ты сумеешь отсюда выйти. Как надеюсь, что мир в конце концов измениться к лучшему.
Но больше всего я надеюсь на то, что ты поймешь, когда прочтешь вот эти слова, хотя я и не знаю, кто ты, хотя я никогда тебя не увижу, не буду смеяться с тобой, плакать с тобой, целовать тебя. Я тебя люблю. Всем своим сердцем.
Я люблю тебя.
Валери.

ДРУГИЕ ПЕРСОНАЖИ:
Грабитель в маске Гая Фокса: «Anarchy In The UK!» (Анархия, иными словами – свобода, в Англии!"

ДИАЛОГИ

Комендантский час жёлтой степени:
Люди из Безопасности: Что думаешь, Вилли?
Люди из Безопасности: Что палка — лучший воспитатель.
Иви: На помощь! Кто-нибудь, помогите!
V: «Все мыслимые мерзости природы вокруг него роятся, словно пчёлы…»
Люди из Безопасности: Это ещё кто?
Люди из Безопасности: У него нож!
V: «…Судьбе бросает вызов бранной сталью дымящийся возмездием клинок…»
Люди из Безопасности: Мы из Безопасности.
Человек из Безопасности: (в ужасе) Господи!.
V: «В этом все мы грешны. Доказано,
Что набожным лицом и постным видом
Мы и черта можем обсахарить»
Человек из Безопасности: Что ты собираешься сделать?
V: Воспитать тебя


Знакомство Иви и V
V: Поверьте, я не желаю Вам зла.
Иви: Кто вы такой?
V: Кто? Счастье в том, чтобы казаться и быть одним и тем же. Я — тот, кем кажусь, человек в маске.
Иви: Ну это я вижу.
V: Разумеется видите. Я не ставлю под сомнения вашу наблюдательность. Я лишь отмечаю, как парадоксально звучит вопрос «Кто Вы?», адресованный человеку в маске.
Иви: Ну да, верно.
V: Но в этот славный вечер взамен того, чтобы просто назвать имя, позвольте описать характер персонажа.
Вуаля! Пред Вами водевильный ветеран, которому всевластная судьба давала роли извергов и жертв. Сей образ не высокомерием выдуман. Он — смутное воспоминание vox populi, что в нынешнее время выжжено, мертво. Приняв великолепный внешний вид, молвой навеки выдворенный обличитель возвратился, поклявшись выводить все проявления скверны своей корыстной, бессовестной, невежественной власти! Он вынес ей единственно возможный вердикт — Вендетта, и клятвенно заверил вершить его, и рвение вознаградится, ведь верность, нравственность, отвага всегда одерживают верх. Воистину, я выше всякой меры витиеват и выспрен, весьма доволен знакомством с Вами, меня ж зовите просто Вэ.
Иви: Вы наверное душевнобольной?
V: Уверен, многие так скажут, однако, с кем имею честь беседовать?
Иви: Меня зовут Иви.
V: Иви… И, Вэ, И… Ну да, конечно!.
Иви: В каком смысле?
V: В том смысле, что я, как и Господь, не бросаю кости и не верю в случайные совпадения.Вы пострадали?
Иви: Нет, всё хорошо… Благодаря вам.
V: Я просто сыграл свою роль. Скажите ка, Вы любите музыку, Иви?
Иви: Наверное.
V: Видите ли, я в некотором роде музыкант и как раз направляюсь на своеобразный концерт.
Иви: Ну и на чём Вы играете?
V: Обычно на ударных, но сегодня я собираюсь управлять целым оркестром. Ради особого случая. И буду польщён, если Вы ко мне присоединитесь.
Иви: Нет, извините. Надо возвращаться домой.
V: Даю слово, что Вы увидите нечто совершенно необыкновенное. И домой вернётесь в полной безопасности.
Иви: Ну ладно.


Увертюра Чайковского 1812 года:
Иви: Как прекрасно.
V: О лучшей сцене и мечтать нельзя.
Иви: Я не вижу инструментов.
V: Ваша наблюдательность продолжает верно служить Вам. Терпение! Этот концерт я посвящаю Богине Правосудия и славному празднику! Правда сама Богиня судя по всему покинула эти края, и место её занял лицемерный самозванец. Знаете ли Вы, какой сегодня день, Иви?
Иви: Эээ… четвёртое ноября?
V: Уже нет.
Помню не зря
Пятый день ноября
И заговор пороховой.
Проходят века,
Но скорбь и тоска
Всегда остаются со мной…


Совещание с Канцлером:
Сатлер: Джентельмены, у вас было пять часов. Прошу доложить мне результаты. Мистер Криди.
Криди: Мы оцепили район Бэйли. Все важные свидетели были задержаны.
Сатлер: Хорошо. Мистер Этридж.
Этридж: Мы нашли воспроизводящее устройство, подключённое к чрезвычайной системе радиовещания. Файл содержал Увертюру Чайковского 1812 год.
Сатлер: Внести в чёрный список. Чтобы эту музыку я больше не слышал.
Этридж: Есть, сэр. Мы удвоили число профилактических арестов, а так же прослушивающих устройств. Следует отметить высокую интенсивность разговоров о взрыве.
Сатлер: Мистер Дэскомб, а Вы что делаете?
Дэскомб: Мы начали акцию, названную «Аварийный снос здания», отправили материалы в прессу, на телевидение и в интерлинк. В интервью эксперты подтвердили необходимость экстренного сноса Олд Бэйли.
Сатлер: Пусть Протеро поговорит об опасности аварийных сооружений и о том, что не стоит цепляться за образы костного прошлого. И пусть в конце добавит, что Нью Бэйли, процветающий символ эпохи и светлого будущего, это воздояние за нашу веру. Мистер Хэйр.
Хэйр: Канцлер, наши камеры видеонаблюдения зафиксировали террориста, но маска не позволяет провести опознание по радужной оболочке. Мы получили описание девушки, которую люди Криди пытались задержать.
Сатлер: Кто она, мистер Финч.
Финч: Неизвестно, сэр, но мы работаем в этом направлении.
Сатлер: Что ещё?
Финч: Мы нашли оба места запуска фейерверков и собрали остатки зарядов, но, к сожалению, не смотря на высокий уровень подготовки и исполнение, все использованные компоненты имеются в свободном доступе, что затрудняет поиск покупателя. Кем бы он ни был, канцлер, он умён.
Сатлер: Можете оставить при себе свои оценки, мистер Финч, обойдёмся без них.
Финч: Прошу прощения, канцлер.
Сатлер: Джентльмены, это испытание. В такие моменты проверяется стойкость веры. Проиграв, мы поставим под сомнение всё, во что мы верим, всё, во имя чего мы с вами боролись. Сомнение опять ввергнет нашу страну в хаос. И я не допущу никаких опасных поворотов. Джентельмены, этот террорист должен быть найден и должен почувствовать, что такое террор на собственной шкуре. Англия превыше всего!
Хором: Превыше всего!


Патриция и Дэскомб в студии BTN:
Патриция: Думаешь, люди в это поверят?
Дэскомб: А почему бы и нет? Это же BTN. Мы рассказываем новости, а не придумываем их. Это дело правительства.


Доминик и Финч в полицейском отделении:
Доминик Не понимаю. Зачем ему носить маску Гая Фокса и взрывать Бейли? Разве Фокс не Парламент хотел взорвать?
Финч Ну, еще не поздно. У него еще есть 16 часов. Может, это только начало.


Галерея теней:
Иви: Где вы все это раздобыли?
V: В разных местах. В основном в хранилище министерства нежелательных материалов.
Иви: Вы всё украли?
V: Ну что вы, украсть можно у владельца. Эти предметы им не принадлежали, так что я просто их изъял.
Иви: А если обнаружат это место?
V: Тогда у меня будут более веские причины для тревоги, чем кража произведений искусства.
Иви: Вы о том что вы натворили? А что я наделала… Напала на сыщика? Что ж это такое.
V: Вы сделали то, сочли уместным.
Иви: Не следовало этого делать. Видимо я совсем с ума сошла.
V: Вы правда так думаете или так положено?


Завтрак в «Галерее теней»:
Иви: Я с детства не ела настоящего масла. Где вы достали его?
V: В спецпоезде, предназначенном для канцлера Сатлера.
Иви: Вы обокрали еще и канцлера?
V: Да.
Иви: Вы сумасшедший.
V: «Я смею все, что можно человеку. Кто смеет больше — тот не человек»
Иви: Это Макбет.
V: Прекрасно.


Завтрак в «Галерее теней»:
Иви: Вы правда считаете, что взрыв парламента способен изменить к лучшему нашу страну?
V: Гарантии нет. Но есть возможность.
Иви: Можете не сомневаться, что если кто-нибудь и придет, Криди упакует в черный мешок всех до единого.
V: «Народ не должен боятся власти. Власть должна бояться народа»
Иви: И вы хотите этого добиться, взорвав здание?
V: Здание — это символ, так же, как и его уничтожение. Это люди дают символам силу. Без них символ — ничто. Но если людей достаточно, подрыв здания может изменить мир.
Иви: Как бы мне хотелось поверить в это. Но на моей памяти, сколько мир не менялся — все время к худшему.


V и Иви смотрят «Графа Монте-Кристо»:
V: Понравилось?
Иви: Да. Но мне ужасно жалко Мерседес.
V: Почему?
Иви: Потому что Эдмона больше волновала месть, а не она.


V: Насилие можно использовать во благо.
Иви: О чём вы говорите?
V: О справедливости.


Иви: «Vi Veri Veniversum Vivus Vici»
V: «Силой Истины Вселенную Живым Победил»


V: Преподобный!
Епископ: О, Боже

V: «Так низость голую я прикрываю лохмотьями священных ветхих текстов и, сердцем дьявол, выгляжу святым»
Епископ: Пожалуйста, пощади.
V: Только не сегодня, епископ, не сегодня.


Иви: Что это?
Гордон: Коран, 14-й век, рукописный.
Иви: Вы — мусульманин?
Гордон: Нет, я — телевизионщик.
Иви: Так что же вы храните его?
Гордон: Не надо быть мусульманином, чтобы почувствовать дивную поэзию образов.


Делия: Оппенгеймер(Доктор) сумел изменить не только ход одной войны. Он изменил весь ход человеческой истории. Неужели это так скверно, лелеять подобные надежды?
V: Я пришёл воздать вам не за надежды. Я пришел воздать за дела.
Делия: Забавно, сегодня мне принесли одну из ваших роз. До этого я не была уверена, что террорист — вы. Какое странное совпадение, что ее принесли именно сегодня.
V: Случайных совпадений не бывает, Делия. Есть лишь иллюзия случайности.


Иви и Дитрих смотрят шоу:
Иви: Вы спятили.
Дитрих: Во всём виновато искусственное питание.
Иви: Вы надо всем готовы шутить, Гордон?
Дитрих: Только над самым важным.


?: Им нужна от тебя всего лишь маленькая подсказка. Сообщи им хоть что-нибудь, что угодно.
Иви: Спасибо, но я предпочту умереть за химическим складом.
?: Значит в тебе больше нет страха, ты совершенно свободна.


V: Есть закон, согласно которому любое действие вызывает равное по силе противодействие.
Иви: Так ты видишь это? Как уравнение?
V: Их дела были чудовищны.
Иви: И создали чудовище.


Иви: Было странно внезапно повсюду видеть твое лицо.
V: «Не разглашай, кто я, и помоги мне переодеться так, чтоб было кстати»
Иви: «Двенадцатая ночь».
V: Виола.
Иви: Я не понимаю.
V: Чего?
Иви: Как ты можешь быть одной из самых важных вещей в моей жизни и я при этом почти ничего не знаю о тебе. Я не знаю, где ты родился, кем были твои родители были ли у тебя братья или сестры. Я даже не знаю, как ты выглядишь.
V: Иви, прошу тебя. За этой маской есть лицо, но это не я. Это просто лицо — не больше чем мускулы и кости под ними.
Иви: Я понимаю.
V: Спасибо.


V: Благодаря тебе я понял, что ошибался, и выбор — дёрнуть за этот рычаг или нет — должен делать не я.
Иви: Почему?
V: Потому что этот мир, к которому я принадлежу, который создан и при моём участии, сегодня исчезнет. А завтра родится новый, люди станут другими, и право выбора принадлежит им.


Иви: Подожди! Прошу, брось, оставь всё это! Мы можем жить вместе, ты и я.
V: Нет. Ты была права, сказав, кто я. Меня не ждёт моё дерево. Всё, чего я желаю и заслуживаю — это тьма в конце тоннеля.


Криди: Сдохни! Сдохни! Почему ты не подыхаешь?! Почему ты не подыхаешь?…
V: Под этой маской больше, чем плоть. Под этой маской — идея, мистер Криди. А идее пули не страшны.


Финч: Почему вы это делаете?
Иви: Потому что он был прав.
Финч: В чем?
Иви: Что нашей стране нужны не мертвые символы, а надежда!


Финч: Кто Он?
Иви: Он Эдмон Дантес. А еще мой отец… И моя мать… Он мой брат… Мой друг. Он это я… И вы. Он это мы все.

Написать Разное Узнай, что ещё написала на трибуне LostInTheEcho →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить

Популярные новинки в разделе Разное из V - значит Вендетта/V for Vendetta

Последние выступления с трибуны фан-клуба →