Я фанат!

Фан-клуб Симона Элькелес и её книги

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в подполье  → Симона Элькелес и её книги  →  Трибуна

Текст Все Тексты Написать Текст

"Идеальная Химия": глава 7.2

Предыдущая часть "Идеальная Химия": глава 7.1
Возрастной рейтинг: PG - с 15 лет

За перевод благодарим Симона Элькелес-Идеальная химия|Simone Elkeles , а также переводчиков JennyMH и Aileen.

— Брит, ты где?
— По дороге домой.
— Приезжай к Дугу.
— У моей сестры новая сиделка, — отвечаю я. — Нужно помочь ей.
— Ты все еще сердишься, что я наехал на твоего бандитского партнера по химии?
— Я не сержусь. Мне просто неприятно. Я сказала, что сама разберусь, а ты абсолютно меня проигнорировал. И еще устроил эту сцену в коридоре. Ты знаешь, что я не напрашивалась к нему в партнеры, — говорю я Колину.

— Я знаю, просто я ненавижу этого придурка. Не сердись.
— Я не сержусь. Мне не нравится, что ты взбесился безо всякой причины.
— А мне не нравится, что этот урод что-то говорил тебе на ухо.

Я почувствовала приближающуюся головную боль. Мне совсем не нужно, чтобы Колин устраивал сцену, каждый раз как какой-нибудь парень всего лишь заговорит со мной. Раньше он так себя не вел, а это открывает возможность сплетен обо мне, то, чего я совсем не желаю.
— Давай просто забудем, что это произошло.
— Я согласен. Позвони мне вечером. А если сможешь, приезжай к Дугу, я буду там, — говорит Колин.

Приехав домой, я нахожу Багду в комнате Шелли на первом этаже. Она пытается сменить специальное непротекающее нижнее белье Шелли, которая при этом находится абсолютно в неправильной и неудобной для этого позе. Багда кряхтит и вздыхает, как будто это самое сложное, что ей приходилось делать в жизни. Читала ли моя мать вообще ее резюме?

— Я сделаю это, — говорю я, отодвигая ее в сторону и принимаясь за дело. Я меняла белье моей сестры с тех пор как мы были детьми. Это совсем нелегко, менять белье на человеке, который весит больше тебя, но если знать, как это делать правильно, это не превращается в длинный и муторный процесс. Шелли широко улыбается, когда видит меня.

— Бииви, — моя сестра не может произносить слова целиком, поэтому она использует созвучия. “Бииви” означает “Бриттани”, я улыбаюсь ей в ответ, меняя ее положение на более удобное.
— Привет, девочка моя, ты уже проголодалась? — говорю я, вытаскивая влажную салфетку из пачки и пытаясь не думать о том, что я делаю. Багда наблюдает со стороны, как я натягиваю на Шелли новую пару белья и спортивные штаны. Я пытаюсь объяснять, что я делаю, но один взгляд на Багду дает мне понять, что она меня не слушает.

— Твоя мама сказала, что я могу уйти, когда ты приедешь, — говорит она.
— Хорошо, — отвечаю я, моя руки. И прежде чем успеваю опомниться, Багды уже нет.
Я качу Шелли в ее коляске на кухню. На нашей обычно чистенькой кухне царит абсолютный бардак. Багда не вымыла тарелки после обеда, и они теперь возвышались горой в мойке. К тому же, она даже не потрудилась протереть пол после реакции Шелли на ее обед.

Я готовлю ужин сестре и вымываю все вокруг.
Шелли печатает слово “школа”, которое в итоге звучит как “кола”, но я понимаю, что ее интересует.
— Да, сегодня был мой первый день в школе, — ставя перед ней тарелку с измельченной в блендере едой и, запихивая первую ложку ей в рот, продолжаю:
— Моя учительница химии, должна быть надзирателем в какой-нибудь школе для трудных детей. Я просмотрела расписание, эта дамочка не сможет прожить и недели, чтобы не втиснуть тест или контрольную. Этот год не будет легким.

Моя сестра смотрит на меня, пытаясь разобрать мои слова. Выражение на ее лице дает мне понять, что она поддерживает и понимает меня без необходимости что-то говорить. Потому, что каждое, произнесенное ею слово, это пытка. Иногда мне просто хочется произносить эти слова за нее, я чувствую ее раздражение, как будто оно мое собственное.

— Тебе не понравилась Багда? — спрашиваю я.
Она качает головой. И она не хочет говорить об этом, я вижу это по тому, как она сжимает рот в тоненькую линию.
— Будь к ней терпеливей, — прошу я. — Это нелегко, прийти в чужой дом и не знать, что надо делать.
Когда моя сестра заканчивает с едой, я приношу ей журналы. Она их обожает. Пока она листает страницы, я делаю себе бутерброд с сыром и сажусь за домашнюю работу, пока ем.

Только достав тетрадный лист, на котором мне нужно написать эссе об ‘уважении’ для миссис Питерсон, я слышу открывающуюся дверь гаража, через несколько мгновений мать кричит из прихожей.
— Брит, ты где?
— На кухне, — отвечаю я, также повышая голос.
Моя мать медленно заходит на кухню с пакетом Ньюман Маркус в руках.
— Это тебе.

Я заглядываю в пакет и достаю светло синюю дизайнерскую блузку от Герен Форд.
— Спасибо, — говорю я, пытаясь не делать из этого ничего особенного перед моей сестрой, которой мама ничего не принесла. Не то, чтобы Шелли особо это интересует. Она сосредоточена на лучших и худших нарядах знаменитостей и их украшениях на страницах журнала.

— Она отлично будет смотреться с теми темными джинсами, которые я купила тебе на прошлой неделе, — говорит она, доставая стейк из морозилки и засовывая его в микроволновку для разморозки. — Ну, как тут шли дела у Багды, когда ты приехала домой?
— Не лучшим образом, — говорю я. — Тебе действительно нужно ее многому научить.
И я не удивляюсь, когда она мне не отвечает.

Минуту спустя заходит мой отец, что-то ворча о работе. Он владеет компанией по производству компьютерных чипов, и он нас предупреждал, что этот год, будет достаточно скуден, хотя моя мать до сих пор ходит по магазинам и покупает, что ей вздумается, а сам папа подарил мне БМВ на день рождения.

— Что на ужин? — спрашивает он, развязывая галстук. Папа выглядит усталым и помятым, впрочем, как всегда.
Мама кидает взгляд на микроволновку и отвечает:
— Стейк.
— Я не в настроении для тяжелой пищи, может что-нибудь полегче? — предлагает он.
Мама мгновенно выключает микроволновку.
— Яйца? Спагетти? — перечисляет она, но он ее не слушает.

Отец просто выходит из кухни. Даже когда он уже дома, все его мысли сосредоточены на работе.
— Все равно. Но что-нибудь полегче, — кричит он.
В такие времена мне очень жаль мать. Она совсем не удостаивается его внимания. Он на работе, либо в командировке, либо просто не хочет с нами возиться.
— Я сделаю салат, — говорю я, доставая капусту из холодильника.

Она выглядит благодарной за помощь, если эта улыбка на самом деле это выражает. Мы готовим вместе в полной тишине. Я сервирую стол, в то время как она приносит салат, жареные яйца и тосты. Она бурчит что-то о том, что ее никто не ценит, но я догадываюсь, мне не нужно на это отвечать. Шелли продолжает разглядывать журналы, не замечая напряженность между нашими родителями.

— Я уезжаю в Китай на две недели в эту пятницу, — сообщает отец, вернувшись на кухню в футболке и домашних штанах. Он занимает свое место во главе стола и подцепляет вилкой себе яиц. — Наш поставщик присылает оттуда дефектный товар, нужно поехать разобраться с этим.
— А как же свадьба ДеМайо? Это в этот уикенд и мы уже дали согласие.
Мой отец откидывает вилку.

— Ну, да. Я уверен, что свадьба парня ДеМайо гораздо важнее спасения моего бизнеса.
— Я не имела в виду, что твой бизнес менее важен, — говорит она, бросая вилку на тарелку. Я удивляюсь, как наши тарелки еще целы. — Просто это не вежливо, отказываться в последний момент.
— Ты можешь пойти одна.
— И начать волну слухов, почему я была без тебя? Ну, нет. Спасибо.

Это вполне стандартный разговор за ужином в семье Эллис. Мой отец говорит как тяжела его работа, мать пытается сохранить вид того, что мы счастливая семья, а я и Шелли просто сидим молча в сторонке.

— Как школа? — Спрашивает, наконец, мама.
— Хорошо, — отвечаю я, умалчивая о том, что Алекс мой партнер по химии. — У нас очень сильная преподавательница химии.

— Тебе, наверное, не следовало выбирать химию, — вставляет отец. — Если ты не получишь пятерку, твои шансы на поступление сильно упадут. В Нордвестерн трудно попасть, и они не сделают тебе поблажку только потому, что я там учился.
— Я поняла, пап, — отвечаю я, абсолютно расстроившись. Если Алекс будет несерьезно относиться к нашему проекту, как, скажите на милость, я получу пятерку?
— У Шелли сегодня была новая сиделка, — напоминает мать отцу. — Помнишь?

Он немного передергивает плечами, потому, что когда предыдущая сиделка уволилась, он предложил отправить Шелли жить в какой-нибудь пансионат. Я не помню другого раза, когда еще я так кричала, я не позволю им отправить Шелли в какое-то заведение, где моей сестрой будут пренебрегать. Мне нужно заботиться о ней. Именно поэтому я собираюсь в Нордвестерн. Если я буду учиться поблизости, я смогу жить здесь и не позволю родителям куда-нибудь ее отправить.

В девять звонит Меган, чтобы пожаловаться на Дарлин. Она считает, что Дарлин изменилась за лето, и теперь возгордилась тем, что она встречается с парнем из колледжа. В девять тридцать позвонила Дарлин, чтобы сообщить мне, что Меган завидует ей, потому, что она встречается с парнем из колледжа. В девять сорок пять позвонила Сиерра и сказала, что разговаривала с обеими и не хочет вмешиваться в эту историю. Я согласна, но боюсь, мы уже вмешаны.

Было уже без пятнадцати одиннадцать, когда я закончила, наконец, свое эссе для миссис Питерсон и помогла матери уложить Шелли. Я так устала, такое чувство, что голова сейчас просто отвалится.
Когда я легла в кровать, уже переодевшись в пижаму, я набрала номер Колина.

— Привет, крошка. Что делаешь? — Спрашивает он.
— Ничего особенного. Было весело у Дуга сегодня?
— Не так весело, как могло бы быть, если бы ты была там.
— Когда ты вернулся?
— Примерно час назад. Я рад, что ты позвонила.
Я натягиваю свое розовое одеяло до подбородка и поудобнее устраиваюсь на подушке.
— Правда? — говорю я своим флиртующим тоном, — Почему?

Он уже очень долгое время не говорил, что любит меня. Я знаю, конечно, он не самый нежный человек на земле. Также как мой отец. Но мне нужно услышать это от Колина. Мне нужно услышать, что он любит меня, что он скучал по мне. Я хочу услышать от него, что я девушка его мечты.
— У нас никогда не было секса по телефону, — говорит Колин, прочистив горло.

Ок, это не совсем то, что я хотела услышать. Я не должна быть разочарована или удивлена. Он молодой парень и в его возрасте это нормально быть помешанным на сексе и всем прочем. Сегодня, прочитав записку Алекса о горячем сексе, я постаралась отогнать то чувство в животе, которое она вызвала. Вот бы он удивился, узнав, что я девственница.

Колин и я никогда не занимались сексом, точка. Сексом по телефону или просто сексом.
Мы почти сделали это в прошлом году, на заднем дворе у Сиерры, но я испугалась, я не была готова.
— Секс по телефону?
— Ну, да. Брит, потрогай себя где-нибудь и опиши это мне. Меня это точно заведет.
— И пока я буду себя трогать, что ты будешь делать? — спрашиваю я его.
— Душить моего суслика, конечно. Не думаешь же ты, что я буду делать домашку?

Я смеюсь. По большей части это нервный смешок, мы не виделись долгих два месяца и почти не разговаривали, и теперь он хочет перейти от “привет, рад тебя видеть после целого лета порознь” к “трогай себя пока я буду душить суслика” за один день. Я чувствую себя героиней одной из песен Пета МакКурди.

— Ну, давай же, Брит. Думай об этом как о репетиции, прежде, чем мы сделаем это по-настоящему. Сними футболку и потрогай себя.
— Колин… — говорю я.
— Что?
— Прости, но я не в настроении для этого. По крайней мере, сейчас.
— Ты уверена?
— Да, ты злишься?
— Нет, — отвечает он. — Я думал, что это будет весело, придаст огня нашим отношениям.
— Я не знала, что нам это нужно.

— Школа… футбольная практика… тусовки, после лета порознь мне надоела эта рутина. Все лето я катался на водных лыжах, занимался вейкбордингом, катался по бездорожью. Все эти вещи заставляли мое сердце биться как сумасшедшее, ты понимаешь, о чем я? Чистый адреналин.
— Звучит обалденно.
— Так и было, Брит.
— Ок.
— Я хочу снова ощутить этот адреналин… с тобой.

Написать Текст Узнай, что ещё написала на трибуне lol_you →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить

Популярные новинки в разделе Текст из Симона Элькелес и её книги

Последние выступления с трибуны фан-клуба →