Я фанат!

Фан-клуб One Direction

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в разделе Музыка  → One Direction  →  Трибуна

Разное Все Разное Написать Разное

One Direction

Forever Young: Our Official X Factor Story
Вечно молодые: Наша История Х-фактора

Аннотация

Пять парней, пять месяцев, одна невероятная мечта. Это сумасшествие знать, что каких-то пять месяцев назад мы не знали друг друга.

Мы были ребятами с разных уголков страны, которые мечтали стать поп-звездами. Сейчас мы не только лучшие друзья, но и те, кто осуществили свою мечту – дошли до финала X-фактора и подписали контракт на запись альбома! Это безумие, трудно поверить, что все это реально.

В Forever Young мы расскажем нашу историю: как мы прошли в «тренировочный лагерь» и как стали самым захватывающим бой-бендом Великобритании, в течение всего нескольких недель. Мы расскажем, что происходило с нами за кулисами и дома. Этот рассказ для всех наших поклонников, мы хотим, чтобы вы знали, как мы превратились из обычных парней в тех, кто мы есть сейчас. Мы не за что бы ни смогли сделать все это без вас. Вы помогли осуществить нашу мечту!

Введение от Саймона Коула.

Решение взять пять соло-конкурентов, и дать им шанс создать группу – было одним из лучших решений, которые мы когда-либо делали. Но вера в то, что эта группа сработается, легла всецело на Найла, Гарри, Лиама, Зейна и Луи, которые приняли эту идею и не только невероятно много работали, но и стали истинными друзьями.

Стремление парней на протяжении всех выпусков (серий) сделать One Direction, скрепило кандидатов со всеми сотрудниками за кулисами и в доме Х-фактора. Они невероятно талантливы и трудолюбивы, вежливы и имеют большой успех.

Они прошли путь от пяти неизвестных молодых парней к группе, которая собирает толпу вокруг себя, куда бы они ни шли. Они проделали это все сами, сделали огромный рывок вперед, но остались такими же «приземленными», обычными, как и тогда, когда мы впервые встретили их.

Я могу честно сказать: это было привилегией – работать с ними. Они запоминали все, чему мы их учили, и работали над этим, они привносили свои идеи – будь то песня или инсценировка – и каждую неделю они проделывали невероятную работу.

Они знают, кем они являются как группа, жанр музыки, которую хотят создавать, у них полно идей и планов на будущее. Как их наставник, я был разочарован тем, что парни не смогли стать первой группой, которая победила на Х-факторе, но у меня не было сомнений, что они продолжат путь к достижению великих целей. Я очень жду, когда мы сможем продолжить наше сотрудничество.

Х-фактор – это о том, как раскрываются таланты и One Direction – это доказательство того, как много талантов есть в Великобритании.

Спасибо всем, кто голосовал за них и поддерживал их на протяжении всего шоу. Я знаю, что они не разочаруют вас.

Глава первая.
С самого начала.

Лиам: Впервые я запел, когда мне было около шести лет. Мы ездили к моему дедушке в Корнвол или в лагерь на каникулы и все время я пел в караоке. Мне нравилось исполнять песни группы Oasis, но больше всего я любил петь «Angels» Робби Уильямса. Я был хористом в школе в Вулверхэмптоне и участником местной художественной группы «PinkProduction», поэтому я и пел и танцевал. У меня есть две старшие сестры: 22-летняя Николь и 20-летняя Рут. Мы с ними прекрасно ладим. Они, также как и я, обожают выступать, поэтому мы часто пели и танцевали, бегая по дому. Это звучит слегка нелепо, правда? У меня было прекрасное детство. Моя семья относится к самому обычному рабочему классу. Мой отец работает на заводе, строит самолеты, а мама – нянечка в детском саду. Я планировал работать на заводе вместе с моим отцом, пройти там обучение, но он совсем не был этому рад. Он хотел, чтобы я пел! Я уже практически приступил к обучению, когда попытал удачу в X-факторе в первый раз, поэтому шоу как бы встало на моем пути, но это было к лучшему. В один момент своей жизни я хотел стать боксером. Я боксировал три раза в неделю, но мне пришлось бросить бокс ради Х-фактора, потому как на сцене с синяками появляться нельзя. Кроме этого, я был лучшим бегуном в Вулверхэмптоне в своей возрастной группе на дистанции 1500 метров и практически должен был бежать за страну, поэтому другим вариантом моей карьеры была атлетика. Мне также импонировала идея стать пожарным. Я всегда любил помогать людям, поэтому после 18 я собирался пойти на курсы. Но, несмотря на то, что меня тянуло ко всему этому, музыка оставалась моей единственной любовью. Мне было 14 лет, когда я впервые прослушивался на Х-фактор в 2008 году. Я проделал весь путь до Дома Судей в Барбадосе, где был Саймон, и спел «A Million Love Songs» группы TakeThat. Но Саймон не дал добро, потому что считал, что я еще не был готов для этого. Он все время повторял: «Ты должен пойти и получить аттестат». Это я и сделал. Я был ужасно разочарован, но тогда там была очень жесткая конкуренция. Это был год, когда Diana Vickers, JLS, Alexandra Burke участвовали в Х-факторе, поэтому это был тяжелый год. И оглядываясь назад, я думаю, что тот факт, что меня выкинули из шоу, было к лучшему, ведь иначе я бы не был в One Direction. Мне нравится быть в бой-бенде и, мне кажется, это действительно подходит мне. Я также не представляю, как бы я смог справиться с чем-то подобным в 14 лет. Я был бы очень напуган. Однако, было очень тяжело вернуться обратно в школу после того, как тебя показали по телевидению перед 16 миллионами человек. Следующая минута, и ты – на уроке испанского, на котором совсем не хочешь быть, так что это был как бы шаг назад и было немного унизительно. Не то, чтобы надо мной издевались из-за шоу, нет. Я просто всегда был парнем, который был на Х-факторе, так что если что, это было круто. Следующие пару лет после моего первого прослушивания, я пытался пробиться сам, добиться чего-либо как певец. Я ходил к издателям и продюсерам, но казалось, будто каждый раз, когда я уже почти достиг чего-то, все срывалось по какой-нибудь причине. Необходимо иметь много времени и денег, а я даже не жил в Лондоне, что осложняло все еще больше. Хотя, я все же сумел публично выступить после Х-фактора. Однажды я пел для 200 человек, а еще на футбольном стадионе для 30 тысяч. Х-фактор определенно открывает множество дверей перед тобой.

Гарри: Я вырос в Чешире и у меня есть одна старшая 20-летняя сестра Джемма. Мы неплохо ладим. Я был довольно-таки наглым в школе и частенько проказничал, но ничего очень страшного не вытворял. Я люблю делать дела до конца, но также я люблю тусоваться с друзьями. Я был хорош в английском, религиоведении и драме, думаю потому, что это предметы, которые мне больше всего нравились. Все, чем я когда-либо хотел заниматься, должно было быть чем-то высокооплачиваемым. Хотя, я вряд ли мог сказать, что бы это могло быть. Мне действительно нравилась идея быть исполнителем, но я не имел, ни малейшего представления как им стать. Я начал петь в начальной школе, всегда принимал участие в постановках и шоу, так что я выступал с раннего возраста. Когда я пошел в среднюю школу, я на время перестал петь, но затем с несколькими школьными друзьями я создал группу “White Eskimo”. Мы выступали в местном масштабе и даже выиграли соревнование между группами. Эта победа и выступление перед большим количеством людей дало мне понять, что быть музыкантом – все, что я хочу. Я чувствовал такое возбуждение, трепет, когда стоял на сцене перед людьми, что мне хотелось повторять это снова и снова. Когда я пришел на прослушивание на Х-фактор, я был учащимся, который только что получил свой аттестат в общеобразовательной школе Holmes Chapel. У меня была работа выходного дня в булочной, и я собирался пойти в университет изучать право, социологию и бизнес, но для начала я хотел проверить, получится ли у меня быть музыкантом. Если бы у меня не получилось, ну что ж, на нет и суда нет, но если бы я не попробовал, то никогда бы не узнал. Моя мама всегда говорит мне, что я хороший исполнитель и именно она написала заявку на Х-фактор за меня. Очевидно, что я и сам был полон надежды понравиться судьям. Было бы полным крахом всех моих планов по завоеванию мира, если бы я им не понравился.

Найл: Я рос в Вестмите, в глубинке Ирландии, вместе с моими родителями и моим 23-летним старшим братом Грегом. Мы не очень-то ладили, когда я был маленьким, думаю, что я был довольно надоедливым младшим братом но, по мере нашего взросления наши отношения стали улучшаться и теперь мы отлично ладим. Как только я пошел в школу, я сразу начал петь. Мои учителя постоянно повторяли мне, что я должен петь в хоре. Так я и сделал. В дальнейшем, когда мне было 9, я сыграл в школьной постановке «Оливер», которая оказалась довольно успешной, и с тех пор мне действительно стало нравиться выступать перед аудиторией. Когда я пошел в среднюю школу, для всех стало очевидным, что я могу петь, поэтому я стал участвовать в различных шоу по поиску талантов и даже победил в парочке из них там и сям. Я исполнял «The Man Who Can’t Be Moved» группы The Script и «Last Request» Paolo Nutini в двух конкурсах. Во время одного из таких шоу ко мне подошли и предложили принять участие в местном конкурсе «Starsin Their Eyes». Я исполнял песню Jason Mraz «I’mYours» и хотя я не победил, про меня много писали в местной прессе, что было довольно хорошо. В школе мне нравились французский и география, потому как их преподавали отличные учителя, но я был полным профаном в английском и математике. Я любил много болтать во время уроков, но не очень часто попадал в неприятности. Казалось, что все учителя любили меня, хотя я был далеко не идеальным учеником. Город, в котором я вырос, довольно маленький и в нем мало занятий для молодежи. Чаще всего я гулял со своими друзьями или пел и очевидно, что как раз таки это пение и привело меня на Х-фактор. Когда я пришел на прослушивание, я был учащимся Colaiste Mhuire, который только что получил свой аттестат. Я собирался поступить в университет и изучать гражданское строительство, что немного бы отличалось от работы поп-звездой.

Зейн: В детстве я был довольно-таки шумным и уверенным в себе. Я всегда был полон энергии и никогда не сидел на месте. На самом деле, я был настолько гиперактивным, что моя мама даже однажды отвела меня к врачу. Мне не разрешалось больше принимать витамин С, потому что именно из-за него я так себя и вел. Я был слегка нахальным ребенком и часто создавал проблемы. Я всегда пел, был в числе хористов еще с начальной школы, и поэтому в дальнейшем я старался петь везде, где это было возможным. Но конечно, не на уровне Х-фактора. Я всегда был самым громким у себя в семье. У меня есть старшая 19-летняя сестра Донья и две младших – 10-летняя Валия и 8-летняя Сафаа. Мне нравится быть единственным сыном, это значит, что мне достается больше внимания. У меня есть огромный телевизор и плейстейшн, а им приходится делить комнату, а у меня – своя собственная. Не хочу хвастаться, но я был довольно популярным в школе. Я был плохим парнем – частенько валял дурака и смеялся. В то же время я хорошо учился и сдал 11 выпускных экзаменов на высшие баллы. Я помню, как мой учитель по драме постоянно говорила мне, что если я продолжу это дело и буду усердно работать, я действительно смогу достигнуть чего-нибудь, смогу действительно стать кем-то, но я думал, что скорее всего она говорила это всем подряд, поэтому я не воспринимал ее всерьез. Когда дело дошло до экзаменов, я подумал, что смогу легко с этим справиться, и продолжил дурачиться, что в итоге вылилось в ужасные оценки по тем экзаменам. Я играл в пьесах с 12 лет и участвовал во многих постановках, т.к. школа, в которой я учился, была художественной. Я играл Багси в «Багси Мэлоун», а также в «Скрудже» и «Бриолине». Когда я был маленьким, я всегда хотел стать актером, но мне также импонировала идея стать преподавателем драмы. В этом я и Луи очень похожи: он хотел того же. Я думал, что карьера учителя мне подходит. Я вырос в большой семье: мой отец – восьмой ребенок, а у меня полно двоюродных братьев и сестер. Мы часто навещали друг друга, я все время был в окружении людей. Кроме того, я присматриваю за своими сестрами и люблю детей, так что казалось, будто учительство – то, с чем я смог бы справиться.

Луи: Я вырос в Донкастере и стал много болтать с довольно маленького возраста. Я всегда был болтливым и не жаловался на недостаток уверенности в себе. Бывало, что я сидел в своей детской коляске, разговаривал со случайными людьми, прохожими и очень сердился, когда они мне не отвечали. Когда мне было где-то 4 года, один человек проходил мимо меня, я поздоровался с ним, а он просто проигнорировал меня, на что я повернулся к маме и очень громко сказал: «Ну, он и злюка!». Я был далеко не скромным. У меня 4 сестры: 12-летняя Шарлотта, 10-летняя Фелисити и 6-летние близняшки Дэйзи и Фиби. Я думаю, что я очень неплохой старший брат. Я отлично лажу со всеми моими сестрами и все время приглядываю за ними. Люди часто поражаются тому, как хорошо я справляюсь с детьми. Мне всегда нравилось петь, но когда я был младше, меня больше увлекало актерство. Я иногда появлялся в эпизодических ролях в таких ТВ-шоу, как например, «Толстые Друзья», а также у меня была маленькая сцена с текстом в ТВ-драме «Если бы у меня был ты/ If I Had You». Когда мне было около трех лет, я мечтал быть Могучим Рейнджером, когда вырасту. Затем, как и практически все ребята, я прошел через время, когда мне хотелось стать футболистом. И с 13 лет я мечтал о карьере исполнителя или актера. Но на всякий случай у меня всегда был план Б. Поскольку я люблю детей, я решил, что было бы здорово стать учителем. Сейчас полно ужасно строгих учителей, поэтому я хотел быть веселым преподавателем Драмы. Я даже распланировал свои курсы в университете и все подобное. Было бы весело, если бы я и Зейн случайно бы оказались на одном и том же курсе в университете. Когда мне было 14, недолгое время я был в группе «Therogue/Проказник» – отличное название! Мы участвовали в шоу талантов, ставили несколько шоу в школе и мне действительно это нравилось. Именно это заставило меня впервые задуматься о прослушивании на Х-фактор. Я загружал несколько видео на YouTube, где я исполняю песни наподобие «Look After You» группы The Fray, когда мне было лет 15-16, для того, что бы получить отклики. Там также есть видео, где я играю Danny в школьной постановке «Бриолина/Grease». Мне нравилось быть частью того шоу, было так весело; и я был очень доволен этой ролью, потому как это было первое шоу, на которое я прослушивался. Многие жалуются на школу, но я наслаждался временем, проводимым там, и теперь я очень скучаю по ней. Для меня школа была местом, где можно пообщаться, я всегда был тем самым парнем, который всех смешил. Учителя либо люто меня ненавидели, либо действительно любили. Я помню, один из моих учителей по религиоведению однажды сказал мне: «Могу точно сказать, что судя по твоему темпераменту, ты многого добьешься.» Я приезжал в Донкастер как-то, зашел на его урок и поздоровался с ним, а он напомнил мне о том разговоре. Я получил аттестат и сдал свои выпускные экзамены довольно неплохо, хотя сдал только 8 экзаменов из 11. Я завалил экономику, историю и географию. Когда дело дошло до моих экзаменов, я слишком много времени проводил валяя дурака. Если только что-то мне не нравится, то я тут же перестаю трудиться над этим, так я и потерял интерес к экзаменам. Спасибо, Господи, за то, что есть музыка!

Глава вторая.
Крайне важное прослушивание.

Лиам: я всегда знал, что попаду на Х-фактор снова, это был лишь вопрос времени. Меня никогда не покидала мысль, что у меня будет еще один шанс. Некоторые люди советовали мне отступить от этого: «я думаю потому, что они боялись, что я расстроюсь». Но большинство очень поддерживали меня – это значило для меня все. В первый раз, когда меня отправили домой, я был подавлен. Я знал, как ужасно это чувство, и не хотел почувствовать это снова, но был готов рискнуть. Я хотел завершить это больше, чем все остальное – между делом, я занимался вокалом с репетитором, так что я мог бы быть в отличной форме. Второе прослушивание – стало шансом показать Саймону, что у меня есть то, что ему нужно. Я шел туда с одной целью: получить «да» от него. Конечно, для меня было важно и то, что подумают остальные судьи, но с Саймоном у меня была история, и я хотел знать – почувствует ли он, что я продвинулся дальше и вырос с того раза, как он видел меня. Я знал, что хорошо выступлю на этом прослушивании, потому, что я так трудился, но была опасность, что нервы возьмут верх, так как все это было очень жутко. За кулисами, Дермот немного успокоил мои нервы. Он такой милый, дружелюбный парень и, когда он узнал меня, это помогло мне. Он сказал, «приятно видеть, что ты вернулся», а я сказал, «хорошо, что я вернулся!» Снова подниматься на сцену было очень странно. Я оглянулся и увидел Луиса, Шерил, Саймона и приглашенного судью – Натали Имбрулья, и я почувствовал, что это нереально – вернуться сюда снова. Я хотел только услышать, что скажет Саймон. Я очень хотел, чтобы он сказал «да», для моих родителей это было также важно как все остальное. Мой отец всегда говорил мне: «Однажды, мы отведем тебя на этой шоу, сынок». Я спел «Cry me a river», потому что видел, как Майкл Бубле исполнял ее на ТВ, и в течение нескольких минут я пытался найти «минусовку» в интернете с которой я смогу практиковаться. Я хотел сделать очень качественную песню. Аудитория, аплодировала мне стоя, чего я не ожидал. Я был готов заплакать, когда осматривался и видел аплодисменты и одобрительные возгласы. Это было потрясающе. Шерил сказала мне: «У тебя определенно есть это, что бы это ни было, но оно у тебя есть». Потом Натали сказала: «Я думаю, остальные участники этого соревнования должны немного беспокоиться о тебе». Луис посмеялся над Саймоном за то, что он не пропустил меня на следующий этап в прошлый раз, но Саймон сказал, что он знал, что принял правильное решение и что он чувствует – сейчас я другой человек. Не удивительно, все те комментарии заставили почувствовать меня счастливым, я вернулся. Моя семья и друзья ждали меня за кулисами, и они накинулись на меня, как только я сошел с лестницы. Дермот сильно обнял меня и пошутил: «Парень вернулся мужчиной!» Все, о чем я мог думать, было: «Я это сделал!» На самом деле, мое лицо заболело, потому что я не мог перестать улыбаться. Я никогда, даже в самых невероятный мечтах, не мог ожидать, что получу такую реакцию от судей и аудитории.

Найл: Я всегда знал, что хочу попробовать себя на Х-факторе. Я думаю все в пригородах, кто поет, хотел бы попытать шанс. Это самое большое соревнование талантов там, и этот год чувствовался правильным временем для прослушивания. Я хотел быть таким же, как известные имена во всем мире, как Бейонсе и Джастин Бибер. Меня сравнивали с Джастином пару раз и мне это сравнение понравилось! Я хотел распродавать билеты и собирать арены, записать альбом и работать с некоторыми из лучших артистов мира. Я надеялся, что день прослушивания станет началом всего этого. И если я пройду на следующий тур, то «игра начнется». В ночь перед прослушиванием, я остановился в Дублине с двоюродным братом, но не мог уснуть, я был так взволнован! Я попал в Dublin Convention Centre в 5 утра, и был невероятно ошеломлен этим. Там было так много людей, я думал, что у меня не будет шансов пройти. В последнюю минуту, я даже подумал изменить свою песню, чтобы увеличить шансы. Я чувствовал себя взволновано, когда поднимался на сцену и пел перед судьями, конечно, я нервничал. Кэти Перри была приглашенной судьей, и я немного пошутил с ней на счет прохождения соревнования, что мог стать более популярными у девочек в школе. Это было наполовину шуткой, но и наполовину правдой, если быть честным. Я спел песню Jason Mraz "I’m yours” и Саймон сказал, что это был ленивый голос, так что я спел другую песню: "So sick” Ne-Yo. Когда я закончил, Кэти сказала, что я был очарователен, слова, которые всегда хочется услышать от божественной, всемирно-известной поп-звезды, не так ли? Но она так, же сказала, что мне есть над чем поработать и, даже не смотря на то, что она начинала свою карьеру, когда ей было 15, фактически, она не достигла этого до 23. Саймон сказал мне, что я выбрал неправильную песню и недостаточно подготовился, но он так, же сказал, что я ему понравился, что было большим бонусом. Шерил сказала нет, но, в конце концов, я получил три голоса «да», потому что Кэти, более или менее, уговорила Луиса. Этого было достаточно, чтобы попасть в «тренировочный лагерь». Конечно, я бы хотел понравиться всем четверым, но во время того, как я продвигался дальше в следующий тур, я не сильно парился по этому поводу.

Гарри: стоять за кулисами с Дермотом и моей семьей перед прослушиванием было таким нереальным. Вся моя семья целовала меня на удачу, что немного меня смущало. Я получил несколько пожеланий удачи, когда выходил на сцену, что казалось прекрасным и заставляло чувствовать себя немного расслабленно. Я улыбался и старался выглядеть так уверенно в себе, как это было возможно, но внутри я испытывал смешанные чувства. Это значило для меня все, и я просто хотел сделать все идеально. Там было сотни людей, но все, кого я мог видеть, были: Саймон, Луис и приглашенная звезда – Николь Шерзингер. Она смотрела на меня с почтением, и я такой: «Пожалуйста, пусть я понравлюсь вам, пожалуйста, пусть я понравлюсь вам». Стоять перед всем теми людьми было что-то совершенно новое для меня, и я очень нервничал. Я пел песню Stevie Wonder – "Isn’t she lovely” – песню, которую я всегда любил. Я попробовал заранее много разных песен и, потом, выбрал единственную с которой, как мне казалось, я звучал лучше всего – очевидно, которой она и оказалась! Я даже раскланялся в конце, что было немного эффектно, но, подумал, что это было вполне забавно. Николь сказала, что у меня красивый голос, что так много значило для меня, но Луис сказал, что у меня недостаточно опыта или уверенности и что я был слишком молод. К счастью Саймон не согласился с ним и сказал: «Я думаю пару занятий вокалом, и ты мог бы быть хорошим певцом». Это было просто замечательно – получить положительный отзыв. Честно говоря, я не ожидал, что пройду, так что был очень доволен хорошими комментариями. Луис сказал мне «нет», что разочаровало, но оба – Николь и Саймон – сказали мне «да», так что я прошел в «тренировочный лагерь». Я был в состоянии полного шока! Это был один из лучших моментов моей жизни. Моя семья сошла с ума, когда я пришел увидеть их. Я был так невероятно счастлив, и не знал, что мне с собой делать. Я продолжал ждать, что кто-то выйдет и скажет: «На самом деле, мы передумали, вы не проходите». Вы можете себе все это представить?

Зейн: я пробовался на Х-фактор в прошлом году, но я не пошел на прослушивание, потому что я слишком нервничал. На самом деле, я не собирался идти на прослушивание снова, но моя мама, по существу, схватила меня за ухо и сказала, чтобы я сделал это. Эта идея мне всегда нравилась, и я всегда думал, что смог бы сделать это, но, когда это свершилось, я запаниковал. Так что, это заняло некоторое время, чтобы привыкнуть. В итоге я решил поехать в Манчестер один, просто для опыта и, если я не смогу сделать это, то не сделаю. Когда я прошел на первую сцену и стоял перед судьями, я думал, что должен продолжать, до такой степени, что они могли бы посмеяться надо мной. Я никогда не брал уроки пения раньше, и, единственными, кому я когда-либо пел, была мама и мои сестры или маленькая публика. За день до прослушивания, я пошел спать в 4 часа дня, потом выехал в 2 утра, чтобы добраться до прослушивания. Мой дядя подвез меня, у него рост около 7 футов, так что нас невозможно было потерять в очереди. По правде говоря, я дрожал заранее и, когда выбежал на сцену, я вдруг оказался перед всеми теми людьми. Я должен был глубоко вздохнуть, чтобы успокоиться. Там было столько народу, так далеко, на сколько это можно было увидеть! И Саймон Коуэлл сидел напротив меня; это было потрясающе и, в тоже время пугающе. Я знаю, что он совсем не воздерживается от критики, так что я реально беспокоился о том, что он скажет. Я пел "Let me love you” – Mario, песню, которая, как я думал, соответствовала моему голосу и, также, с которой я очень много практиковался. Луис напрямую сказал, что я ему понравился, а Николь сказала, что есть что-то особенное во мне. Саймон сказал, что он согласен с Николь, но он также заметил, что мне нужно сильнее хотеть этого. Мне кажется, Саймон понимает, что ты за человек, в ту самую минуту, как вы встречаетесь с ним, и, мне кажется, он был прав – в тот момент, я еще не хотел этого, в том смысле, в котором должен был, и я знал это. Но в дальнейшем, чем больше я участвовал в соревновании, тем больше я этого хотел.

Луи: я прослушивался в Манчестере, и я был одним из последних, кто пробовался. В первый раз я прослушивался на Х-фактор в 2009 году, но не прошел, так что я был полон решимости вернуться и попробовать снова. Все, чего я хотел – это попасть в Дом судей. Это было моей целью. Я также хотел узнать от судей, был ли я хорош или нет. Я хотел получить этот опыт, чтобы я мог сказать, что сделал это, а не размышлять, на что это было бы похоже. Я думал об этом все время, так что, когда я получил письмо, в котором меня приглашали на прослушивание, я был так счастлив. Я хотел очень усердно работать и проверить себя, и в этот раз, у меня был месяц ценных вокальных уроков, перед тем, как я пошел на прослушивание. Мой лучший приятель Стэн, поехал со мной. Мы приехали в пятницу вечером, перед субботним прослушиванием. Мы выехали в полночь и добрались до МВН Арены (Манчестерская Вечерняя Новостная Арена) в 2 часа ночи и, невероятно, там уже была очередь людей. Я завел будильник, мы поспали пару часов в моей машине, а потом стали в очередь в 4 утра. Стэн и я взяли наши спальные мешки в очередь, и мы продолжали засыпать, так что людям нужно было слегка подталкивать нас и, временами, двигать вперед. В тот момент, я уже решил, что, если не пройду в субботу, то проскользну обратно и попытаюсь снова. Я не знаю, как мне пришло это в голову, но был готов сделать это. Я довольно долго ждал в комнате ожидания, потом назвали мой номер. Прямо перед тем, как ты поднимаешься на сцену, парень считает перед тобой в обратном порядке, это как: «3, 2, 1 – вперед!». В тот момент, как я увидел зрителей и судей, адреналин подскочил, а во рту все пересохло. Я видел по телевизору этот сценарий так много раз, и сейчас я там, в этом месте, с теми судьями. Так много надежд в этот момент. Я исполнил "Elvis ain’t dead” – Scouting for girls, но Саймон остановил меня и попросил меня спеть что-нибудь другое, тогда я спел "Hey there Delilah” – Plain White T. Николь, улыбалась мне во время моего выступления, заставляла чувствовать меня намного лучше, что было очень мило, так как ты никогда не знаешь, что думает Саймон. Когда я закончил, Саймон сказал, что я ему понравился и, что у меня интересный голос, Луис тоже подумал, что у меня интересный голос, а Николь сказала, что ей нравится, как я выгляжу. Это было сюрпризом, потому что мои волосы были просто ужасны! По бокам они были очень длинными, и у меня было что-то типа маллет (разновидность причёски; волосы подстрижены коротко по бокам и спереди, а сзади оставлены длинными). Я получил три голоса «да», но все судьи сказали, что я был недостаточно уверен в себе, возможно потому, что я устал. И, если я когда-либо буду прослушиваться для чего-нибудь еще, я никуда не пойду, проспав всего два часа.

Написать Разное Узнай, что ещё написала на трибуне Tami. →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить

Популярные новинки в разделе Разное из One Direction

Последние выступления с трибуны фан-клуба →