Я фанат!

Фан-клуб мефодий буслаев

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в разделе Литература  → мефодий буслаев  →  Трибуна

Разное Все Разное Написать Разное

Глава 11
Ку-ку, Буслаич!

“Ты в первый раз целуешь грязь
Зависая на ветру.
Ты готовишься упасть
Набирая высоту…”
Грязь

“А дождь плетет тебе серебряный шарф,
А дождь обнимет прозрачной рукой,
Сто долгих дней он тебя поджидал,
Сто долгих дней он мечтал о такой!”
Еще один дождь

“Сон чудесный снится миру,
Бледных улиц не узнать,
Лишь влюбленному вампиру
Снова будет не до сна…”
Сон чудесный

Эту ночь они встречали на крыше. Термос с кофе и плед – вот и все, что они с собой взяли.
Когда пошел дождь, Ирка положила голову к Мефу на колени, и подняла лицо к небу. Капли оставляли на ее щеках влажные дорожки, дрожали на ресницах, очерчивали губы…
- Я в детстве мечтала попасть под дождь… Ты знаешь, я редко выходила на улицу, коляска есть коляска… А когда все-таки попала, оказалось, что он мокрый и холодный!
- Проза жизни, – кивнул Мефодий, разглядывая лицо валькирии-одиночки.­ Счастливое, детское, залитое ночным дождем…
- Слушай… ты точно уверена, что мы не могли встречаться раньше?..
- Точно, Меф. Я бы тебя запомнила… – Ирка ничего в жизни не хотела так сильно, как сказать сейчас правду. Но…
В слабом свете фонарей мокрое лицо Мефа казалось Ирке самым красивым на свете.
- Повернись в профиль! – попросила она.
- Зачем? – удивился Буслаев.
- Да так… Интересно проверить, много греков у тебя в роду было!
- Тоже юмор… – псевдо-недовольно хмыкнул Буслаев, поворачивая голову.
Ирка вздохнула. В эти секунды осуществлялась ее детская мечта: они с Мефом вдвоем на крыше, безлунной ночью. Еще тогда, в своей комнате, так близко и так невообразимо далеко от Буслаева, Ирка всем сердцем хотела стать обычной девчонкой, с правом любить и быть любимой…
- Ты плачешь?! – не поверил Меф, наклоняясь к лицу валькирии.
- Глупый… Это дождь! – улыбаясь, дрожащим голосом ответила Ирка.
- Дождь, говоришь?.. Тогда почему он соленый? – Буслаев слизнул каплю со щеки Ирки. Валькирия закрыла глаза…
“Как хорошо… Если это рай, то не надо мне другого рая… А вдруг он?.. Нет, конечно нет! О чем это я?.. Зачем ему меня целовать?.. Мы общаемся-то нормально всего неделю! Глупость какая…”
Когда губы Буслаева неуверенно коснулись губ Ирки, та от неожиданности вздрогнула и распахнула глаза. Это был еще не поцелуй, а что-то вроде приглашения к поцелую – нежное и теплое касание, без малейшей грубости или требовательности.
- Нет?.. – выдохнул Меф, вопросительно глядя на девушку. Ирка, абсолютно не верящая в реальность происходящего, едва заметно кивнула, и…
“Господи. Он меня целует. Он. Меня…” – мысли вихрем проносились в сознании валькирии.
Этот глубокий, горячий поцелуй, залитый дождем, они запомнят навсегда. Ирка потому, что это был ее первый в жизни поцелуй, да еще и с человеком, которого она так сильно любила. А Мефодий… Он никогда не сможет забыть счастливый взгляд валькирии и вкус ее слез.

Когда под утро Мефодий вернулся на Дмитровку 13, его там ждал сюрприз.
- Ку-ку, Буслаич! Ходь сюды! Тута тебе посылочка! – позвала его круглосуточно бодрая Улита.
Меф подошел к ней, на ходу выжимая мокрый хвост.
- Ого!.. Кто это тебе всю прическу проплакал, а?..
- Дождик, – честно ответил Буслаев, беря протянутый ведьмой конверт, – Это от кого?
- Это от курьера. Гарантирую. За более подробной информацией обращаться в справочную или к Тухломоше.
- Угу, – пробормотал Меф, осторожно вскрывая конверт. Хлопок – конверт разорван, и в руки к нему падает веревка.
- Это чего? – Буслаев непонимающе разглядывал подарок.
- А ну-ка дай сюда! – Улита решительно забрала у него веревку, расправила ее и расхохоталась, – Ох ничего себе!.. Да тебе, Меф, петлю прислали!!! – сквозь смех выговорила она.
- Петлю?.. – Мефодий пригляделся, – Точно… Видно, сильно кто-то пошутить любит!
- И что ты будешь с ней делать?
- Повешу в комнате, – без колебаний ответил Буслаев, – Хм… Для подтягивания уже есть турник… Носки тоже есть куда повесить… О! Придумал! Это будет поводок для Зудуки! Когда зайдет Чимоданов, передарю ему!
- Смело… А ответить ничем не хочешь?
- Ответить?.. Ну… Хорошо, – Меф щелкнул пальцами, и в руку к нему прыгнул стилет, – Попробуй отослать это туда, откуда прислали петлю.
- Ладненько… А теперь брысь, Мефыч! Баю-баюшки никто не отменял!


Видно Дьявол тебя целовал
В красный рот, тихо плавясь от зноя…
И лица беспокойный овал
Гладил бархатной темной рукою…

Да сгинет свет, да будет мрак!
Глава 12
Чаша унижения

“Ты брошен вниз силой судьбы,
Ты унижен и раздавлен,
Время забыть то, кем ты был,
Но помнить, кем ты стал…”
Путь наверх

“Все началось не со зла,
Все началось как игра!
Но лестницу в небо сожгла
Плата за стыд твой и страх…”
Улица роз

“От Кореи до Карелии
Сам не ведаю что делаю,
Ой, не ведаю что делаю!
Меня темного прости…”
От Кореи до Карелии

Удивительно мрачное, угрюмое утро. Ночной ливень не затих, но усилился и стал грозой. Утро, протестующее против самого закона рождения нового дня, не дающее надежду, не стряхивающее тяжесть ночи… Мрак одержал короткую победу над светом.

Дафна, вскрикнув, проснулась. Ей снился мрак. Он был повсюду. Она билась в нем, как бабочка в паутине, пыталась вырваться, но он держал крепко. А правее, сжав виски руками, на коленях стоял Меф. Тьма опутывала его, тянула куда-то вниз, и Даф ничего, совсем ничего не могла сделать…
Самым страшным был тот факт, что в Эдеме вообще НЕ МОГУТ СНИТЬСЯ КОШМАРЫ. Никому. Никогда.
Дафна закрыла глаза и попыталась настроиться на зрение Мефодия. Безуспешно. Что-то не пускало ее.
Пытаясь отогнать панику, девушка начала вспоминать подробности своего сна. Тоже тщетно. Они словно стерлись из памяти. Через несколько минут Даф уже не была уверена, снился ли ей страшный сон, или это игра воображения…

Ирке тоже снился кошмар, несмотря на то, что засыпала она самым счастливым человеком на свете…
Ее сон был наполнен тяжелым серым туманом. Она шла, держа в опущенной руке копье. Шла, шла… На пути появился Меф. Он улыбнулся ей, протянул руку… Вдруг, все так же приветливо улыбаясь, Буслаев упал на спину. Ирка пригляделась и поняла, что он мертв.
Его сияющий эйдос поднялся над телом, замер… И вот там, где только что лежал покойник, снова стоит Буслаев. Но какой!.. Беспощадный блеск в глазах, недобрая усмешка, в руке окровавленный меч… Эйдос, раньше сияющий мягким голубоватым светом, теперь стал ослепительно, остро белым, как осколок льда…
Ирка вскрикнула. Новый Меф без интереса скользнул по ней взглядом, усмехнулся и быстро пошел вперед.
Ирка горько заплакала, позвала его, упала на колени… Мефодий не обернулся.
…Во сне валькирия тихо всхлипнула. Из-под длинных ресниц скатились две крупные слезы.
- Как трогательно, – насмешливый голос хлестнул Ирку, как кнут.
Одиночка вскинула голову. У ее кровати, холодно улыбаясь, стояла девушка с двумя длинными хвостами. В ее руке тускло блестел кинжал.
- Дафна? – выдохнула валькирия.
- Ну, почти угадала… – девчонка поправила хвост, – Тебе это, поверь, уже без разницы.
Ирка прислушалась. По крыше бил дождь. То и дело слышались удары грома.
- Ох, зря ты, валькирия, целовалась этой ночью с Мефом… Может, не стала бы жертвой. Но что сделано – то сделано, правда? – девчонка щелкнула пальцами. На столике перед ней появились Иркины шлем и копье, – Так как лично против тебя я, в общем-то, ничего не имею, твои копье и шлем уничтожать я не буду, только ненадолго возьму с собой. Ты ведь не против?.. – она наклонилась к Ирке и коснулась ее шеи лезвием, – Ах да… Может, тебе не так обидно будет умирать, если я тебя обрадую. Я собираюсь рассказать Буслаеву, кто ты на самом деле.
- Нет… – выдохнула Ирка. Страха она не чувствовала. Только бессилие и обиду.
- Не переживай – после твоей смерти проклятье валькирий ему не грозит. Разве я могу позволить, чтобы он умер так легко? – она, не переставая холодно улыбаться, перерезала Ирке горло. Валькирия захрипела.
- Бессмертна, говорите? – девушка бросила окровавленное лезвие на одеяло, взяла со столика крылатый шлем и телепортировала.

Мефодий спал беспокойно. Ворочался, тер руками глаза, кусал губы… Ему снился ветер, сильный, холодный…
Вдруг Мефу перестало хватать воздуха. Он напрягся, пытаясь сделать вдох, но ветер мешал, сдавливал шею все сильнее, не давал даже поднять руку…
Меф коротко вскрикнул. Силы Кводнона, сгоряча призванные им, с легкостью разрушили преграду.
Наследник мрака лежал с открытыми глазами и пытался отдышаться. Шея почему-то болела.
Меф поднял дрожащую руку. На шее оказалась присланная неизвестно кем петля.
- Браво, Буслаев! – Меф рывком сел и обернулся. У изголовья его кровати стояла Дана и держала в руке конец веревки.
- Дана?..
- О, я тоже рада тебя видеть!.. – ласково улыбнулась девушка, – Прости, что пришла без приглашения… – Мефодий попытался осторожно снять веревку с шеи. Дана нахмурилась, чуть сжала руку, и петля затянулась, – Не стоит этого делать, ладно?.. Да-да, я уже поняла, что ты собрался испепелить мою змейку своими гневными очами… Может, не надо? Что ты скажешь, если я покажу тебе это? – в ее свободной руке появился шлем валькирии-одиночки,­ и она бросила его задыхающемуся Мефу. Петля стала чуть свободнее.
- Ирка, – прохрипел Меф, касаясь шлема.
- Да, Ирка, – вежливо кивнула Дана.
- Почему у тебя ее шлем? Что ты с ней сделала?!
Дана закусила губу в притворном смущении.
- Боюсь, я перерезала ей горло. Жутко, да? Кровищи было!..
Мефодию показалось, что его оглушили.
- Ты… как… Ты! – с трудом выговорил он.
- Ну конечно я, кто же еще! По крайней мере, она умерла счастливым человеком. Ты только представь себе – парень, которого безответно любишь около шести лет, наконец-то соизволил поцеловать в губки!
- Она меня?.. Но этого не может быть! Мы знакомы всего три года… – медленно выговорил Меф.
- Ну, как это – “три года”? А кто каждый день в гости к ней ходил? Через окно залезал? Нет, не помнишь? Короткая у вас память, господин Буслаев!
Меф закрыл лицо руками. Все стало понятным, логичным… Но почему он не узнал ее раньше? Допустим, внешность можно изменить, но голос, характер! Еще в тот момент, когда она впервые назвала свое имя, он должен был обо всем вспомнить!
- Если тебе интересно, – как будто издалека услышал Меф голос Даны, – Ее тайну охраняло проклятье валькирий. Если бы она открыла тебе свое прошлое, ты бы умер. Прикол, какая трагедия, а?.. Ты совсем рядом, самозабвенно мутишь с Дафночкой, а ее то убить тебя посылают, то дарх отобрать…
Меф запрокинул голову и жадно задышал. Комната почему-то стала тесной, голова закружилась…
- Эй! Ты мне тут в обморок не падай! Я катастрофически боюсь упавших в обморок людей! – предупредила Дана, – Тем более, мы так давно не виделись… Скучали друг без друга…
Меф дернул головой.
- Ты не скучал, я правильно поняла? – голос Даны вдруг стал тихим и угрожающим. Меф почувствовал опасность, – Чего по ней скучать?.. Она же даже не личность! Так, тень светлого стража, ошибка природы, которой, по идее, вообще не должно было быть!.. Глупо, да?.. А особенно глупо будет, если эта ошибка природы тебя сейчас придушит, правда?.. – ее лицо перекосилось, – Ты еще даже не страж, и эйдос у тебя свой, так что простая заговоренная веревочка легко решит эту проблему! И неважно, держит веревочку всесильный страж или жалкое отраженье!
Буслаев закрыл глаза. Он понимал, что сейчас нужно концентрироваться, чтоб резким импульсом испепелить мерзкую змею, обвившую шею… Но он не мог сосредоточиться. Перед глазами стояло залитое дождем лицо валькирии, его Ирки, его друга…
- Что, патроны кончились? – участливо спросила Дана, – Заметь: я действовала на свой страх и риск. Расчет был только на психологию. Не отреагируй ты на смерть своей Ирочки, я могла бы быть убита. Но ты побежден и обессилен, не так ли?.. О, разумеется, ты придешь в себя, соберешься с мыслями и т.д. Но для этого нужно время, вот в чем проблема! А как раз времени у тебя уже нет, – она дернула за веревку, – Вставай! Мне нужно увидеть Арея. Хочу порадовать его видом любимого ученика на поводке. Пошли!
Мефу вдруг все стало безразлично. Ощутив, как опасно затягивается петля вокруг шеи, он медленно встал.

Дана толкнула дверь в кабинет мечника.
- Здравствуйте, Арей! А я тут гуляю со своей маленькой собачкой!
- Я так и понял, – спокойно ответил мечник, вставая с кресла.
Дана попятилась.
- Эй-эй, давайте без резких движений? Я маленькая и хрупкая, а ваш Мефодий вообще одной ногой в Тартаре!
- Я это уже заметил, – бросил мечник, выходя из кабинета и закрывая дверь. Когда он вновь повернулся к Дане, у него в руке сверкнул клинок.
- Скажите, – Дана сделала наивное лицо, – Что произойдет быстрее – заговоренная петля затянется или меч отсечет голову? Мне почему-то кажется, первой успеет петля, – она сделала несколько шагов назад, к фонтану, увлекая за собой Мефа, – А теперь точно петля.
Арей мрачно взглянул на Буслаева. Он просчитывал варианты… Проще всего, конечно, отсечь девчонке голову, но если она успеет сжать руку…
- Чего ты хочешь? – наконец спросил он.
- Сначала уберите клинок. Нет-нет, не нужно его дематереализовывать­… Зачем мне рисковать? Просто бросьте на пол… Вот так. Отлично! Чего я хочу?.. Для начала продемонстрировать вам, что вы ничему его не научили, – в красивом голосе Даны звенело торжество, – Я могла бы просто заколоть его, беззащитного, во время сна. Это первая цель. А вторая… раз уж я тень стража света, поиграем в добро? Как насчет сделки?
- Говори, – кивнул Арей.
- А тут и говорить не о чем. Жизнь за жизнь. Я клянусь водами Леты, что, убив одного, никогда не трону второго. Мне лично наплевать, кто из вас сегодня умрет – молодой или старый. В любом случае все поймут, что я не пустое место. Лигул так вообще мне ножки до конца жизни будет целовать…
- Тебе хочется, чтобы тебе целовал ноги горбатый гном? – поинтересовался Мефодий.
- Не в этом дело! – отмахнулась Дана, – Ноги, руки – это ерунда. Важнее то, на каком месте я буду стоять! За троном, перед троном, на троне…
- Ты хочешь стать повелительницей мрака? – удивился Меф.
- Это программа-максимум.­ Программа-минимум – хотя бы доказать, что я страж мрака, а не глупая кукла, – она скривила губы, – Ну так что, Арей? Чья жизнь важнее – ваша или Мефодия?
Барон мрака молчал, молчал и Меф. Он не мог поверить, что сейчас девчонка, так похожая на Дафну, все-таки его убьет. К тому же ему было невыносима сама унизительная ситуация. Арей – лучший меч мрака, темный страж, не может ничего сделать с жалкой девчонкой! А он, Мефодий Буслаев, стоит с петлей на шее!
- Ну что, молчим? – на губах Даны играла победная улыбка, – Ладно… Времени у меня нет, поэтому, Меф, тебе повезло – смерть будет быстрой, – она сжала ладонь.
Мефодий упал на колени. В глазах у него потемнело.
- Стой! – вдруг глухо сказал Арей, делая шаг вперед, – Отпусти мальчишку!
- Раньше нельзя было решится? – Дана стянула петлю с шеи Мефа, он закашлялся, – Любите вы, стражи мрака, дешевые эффекты…
- Нет! – сдавленно прохрипел Меф, хватая Дану за край плаща, – Не вздумай, не трогай Арея! Лучше я!
- Какая прелесть, – умилилась Дана.
Арей решительно накинул петлю себе на шею.
- Нет! – Мефодий рывком поднялся на ноги. Его шатало, – Что вы делаете?!
- Заткнись, синьор помидор! – рявкнул барон мрака, – Прочь, кому сказал!
- Как банально… – покачала головой Дана, – Вы меня разочаровали, господа! Заметно, что один учил другого своим примером!
- Ты не представляешь, какой комплимент мне сейчас сделала, – тихо сказал Меф. Внезапно поняв, что Дана стоит безоружная, он резко шагнул к ней и, не задумываясь, что делает, вогнал ей в грудь призванный меч Древнира.
Дана застонала и плавно осела на пол. Кончик веревки выскользнул из ее пальцев, и Арей сорвал петлю.
Мефодий заглянул в черные гаснущие глаза.
- Ты унизила меня. А я слишком гордый, – прошептал он.
- Будь ты проклят… Убийца… In nomine Dei nostri… Satanas… Luciferi exclesi! – из последних сил прохрипела Дана, и через миг глаза ее погасли.
Мефодий неуверенно оглянулся на Арея… Его поразил взгляд мечника: остекленевший, скованный ужасом.
- Живо уходи, – напряженно приказал Арей, – Живее. Ну!!! А, мрак их побери, поздно…
Меф повернул голову… Одна за другой в приемной появлялись какие-то безликие существа. В руке у каждого был клинок.
- Что это? – только и смог спросить он.
- Бесы из Тартара. Она призвала их. Я предполагал нечто подобное… Во время рубки забудь о нападении, все равно навредить им нельзя. Главное – защита. – бросил Арей, поднимая с пола свой страшный клинок.
А потом все тени разом кинулись на них. Меф еще успел заметить, как они теснят мечника в другой конец зала, а потом вокруг замелькали клинки. Слева, справа, сзади… Мефодий пытался сосредоточиться, выкинуть из головы мысли о смерти Ирки, не обращать внимания на тело Даны с раной в груди, восстановить дыхание… Пытался и не мог.
А духи атаковали не то чтобы очень яростно и жестоко, но настойчиво. Меч Древнира едва успевал отбивать многочисленные удары со всех сторон.
Неожиданно один из духов ловко ранил Мефа в грудь под ключицу. Рука отяжелела, и Буслаев, пытаясь сохранить равновесие, упал на одно колено.
Это был страшный поединок – поединок с сотней противников, которых нельзя ранить, нельзя даже выбить клинки из нематериальных рук…
Время шло. Меф почти потерял сознание. Рана не думала закрываться, а чтоб перебросить меч в левую руку, нужна была хотя бы короткая пауза. Только инстинкт заставлял его парировать удары, не давать уставшему телу упасть, и сознанию отключится. И еще то, что Арей, которому в этот момент было не легче, чем Мефу, и не думал сдаваться.
“Хорош наследник мрака… Не может справиться с полусотней духов… Не бывать этому!” – вдруг с неожиданной злобой подумал Буслаев и заставил себя встать. Бесы немного отступили.
- Ах вот, значит, как… – Мефодий зажмурился и, сконцентрировавшись­, призвал Силы Кводнона.
Сначала ему показалось – у него ничего не вышло. Но вдруг кровь застучала в висках, дыхание участилось, и Меф вскинул искаженное болью лицо…
Трудно сказать, что такое было в его глазах, но духи из Тартара в тот же миг исчезли, растворились вместе со своими клинками…
Меч Древнира выпал из ослабевшей руки. Мефодий опустился на пол. В глазах рябило то ли от потери крови, то ли от нехватки воздуха, то ли от шока. Теперь Меф ощутил, что пол очень холодный. Холод поднимался и овладевал всем телом…
Каждая новая мысль приносила боль. Лучше вообще не думать. Замереть прямо тут, и никогда не шевелиться, не разговаривать, не думать, не думать, не думать…
Сильные руки барона мрака схватили его за плечи и рванули вверх. Мефодий стиснул зубы, чтоб не застонать от боли.
- Цел? Не ранен? – взволнованно спрашивал Арей, чуть встряхивая его, – Рана в грудь, это все? Отвечай!
- Да… – пробормотал Меф и покачнулся. Арею ничего не оставалось, кроме как прижать полуживого парня к груди. Так они и стояли – учитель и ученик.
Вскоре Мефодию полегчало. Тяжелые руки мечника на плечах и вообще его близость веяли постоянством и стабильностью. Возможно, ему в тот момент просто необходим был рядом кто-то, способный успокоить, разделить горе. Странно только, что в этой роли на замену Дафне пришел самый сильный темный страж, барон мрака Арей! Но, как говорят, судьба – дама с фантазией.
Вдруг Мефодий поднял голову и взглянул в глаза своему учителю.
- Я отомщу им. За все, – тихо сказал он. Что это было? Решение, протест, клятва?
- Ну попробуй, – Арей мрачно усмехнулся, – Я пытался… Может, тебе больше повезет.
- Мне повезет, – твердо сказал Буслаев.

Эпилог
(Через 13 лет)

“Сердце бьется на три четверти…
Что ж вы, черти, круги чертите?!
Возвращаясь по ним
Одной нитью быть связанным:
Не одним, так другим
Не рабом, так обязанным!..”
Сердце бьется на три четверти

“Я любил и ненавидел…
Но теперь душа пуста!
Все исчезло, не оставив и следа
И не знает боли в груди осколок льда…”
Осколок льда

“Кается, молится Черт над землей…
Кажется, борется сам с собой…
Падают слезы его нам на грудь…
Станет ли ближе чем он кто-нибудь?..”
Падающая звезда

Холодный ночной ветер бьет по лицу. Настойчиво, яростно. Как будто пытается обратить на себя внимание, что-то доказать, объяснить…
Слишком поздно.
Леса дома № 13 на Большой Дмитровке – не лучшее место для ночлега. Особенно при таком ветре…
Мефодий сам не знал, что привело его сюда этой ночью. Воспоминания мучали, не давали покоя…
“Странно. Ведь когда-то готов был эйдос отдать за то, чтобы все вернуть назад, в ту дождливую ночь наедине с валькирией… А теперь не хочется. Ничего не хочется. Все равно. А эйдос… Кому он нужен?…”
Сухие, опаленные жаром Тартара губы кривятся. Коронованный повелитель мрака рассуждает о том, кому бы загнать свой эйдос?.. Смешно, да и только…
“Как я давно здесь не был! Зайти, что ли, увидеть Арея?.. Нет, не сегодня. Мечник один их немногих, кто помнит меня ПРЕЖНЕГО. Длинноволосого мальчишку со сколотым зубом. Упрямого, наивного, ироничного… Такого уязвимого.”
Горячее дыхание вступает с бой с ледяным ветром и проигрывает. Становится таким же ледяным. Так и он проиграл тогда. Чтоб не умереть от боли, заковался в лед…
Ну и что?! Многих это устроило. Лигул, например, вообще нарадоваться не мог. До того момента, пока меч Древнира не отсек ему голову…
“Черт, до чего сильный ветер… Поставить, что ли, защиту? Ладно, не буду привлекать внимания… А то сбегутся все: “Ах Буслаев, ах один, ах как опасно!..” Потерплю…"
Зачесанные волосы растрепались и щекочут сзади шею… А что бы было, будь они по пояс, как в юности?..
Он обрезал их ТОГДА. Кричал от боли, истекал кровью и все равно резал. Если бы не потерял сознание, срезал бы под корень, а так навсегда осталась стрижка каре, теперь самая модная в Тартаре…
Снова усмешка. Заплети он косички, покрась их в сиреневый цвет и обрызгай блестками – они с пеной у рта начнут уверять, что лучше прически не бывает…
“Проклятье… Нужно все-таки зайти к Арею. Он за последние годы сильно сдал… Даже несмотря на то, что я, как только вступил на престол, лично вернул ему эйдосы его жены и дочки! Теперь они в Эдеме… Но Арей-то тут! В Эдем ему дорога явно не светит! Да и не отпущу я его, все-таки лучше мечника во мраке как не было, так и нет… Дьявол!!! Я снова о политике…”
Он так и не смог превзойти своего учителя, и, возможно, именно поэтому полученные уроки глубоко врезались ему в память. И не они одни…
Снова, снова картины тех дней: залитое дождем лицо Ирки, крылатый шлем, Арей медленно роняет меч, победная улыбка Даны, крепкие руки барона мрака, блеск ножниц и кровь на полу… Он хотел забыть. Но так и не смог.
Зато он исполнил свою клятву – он отомстил. Всем отомстил. До рукояти напоил меч Древнира кровью.
Из прежних противников в живых осталась только Прасковья. Мефодий усмехнулся – так или иначе, женушка себя в обиду не даст. Правда, и укротить ее было не слишком просто. Но и с этим он справился..
Все, даже самые строптивые, признали в нем вожака.
- Вепри в дебри прячутся… Ох уж он доскачется… – тихонько запел Меф, с непередаваемой тоской вспоминая тот бал… Ему больше никогда не пели эту песню. Слишком боялись лишиться головы от руки вспыльчивого повелителя.
Внезапно сильнейший порыв ветра отвлек Буслаева от тяжелых мыслей. Он вскинул голову… Дыхание перехватило…
С неба спускалась девушка с огромными белыми крыльями. Ее легкие длинные хвосты казались потоками света.
Ночь осветилась. Буслаеву показалось – он ослеп…
“Этого не может быть…”
Девушка опустилась на леса рядом с ним. Даже в ночном мраке был виден блеск ее чистых голубых глаз…
Беспощадный ветер трепал невесомые волосы, белоснежные крылья, полы светлого платья… А она, не обращая на это внимания, радостно улыбалась.
“Такая же юная… Такая же прекрасная…”
Он уже давно перестал верить, что когда-то у него была страж-хранитель. Светлая, красивая, безгрешная… Что они любили друг друга…
- Дафна… – прошептал он. Ветер подхватил его слова, хлестнул ими ее по лицу.
Тут он заметил, что она плачет… Улыбается и плачет…
- Пойдем со мной… Я отмолила для тебя свет… Ты прощен, слышишь?.. Пойдем… – она протянула ему руку.
Помедлив, Мефодий шагнул к ней…
Его ледяные пальцы соприкоснулись с ее невесомой ладонью. На Мефодия нахлынули воспоминания…
Эйдос, все 13 лет сияющий мертвым, ледяным светом, потепел, замерцал, потянулся вверх…
И вот Меф поднимается в небо. Снова длинноволосый, без жестокого блеска в глазах, юный и полный сил… В теле небывалая легкость… От ощущения полета и абсолютного счастья в глазах слезы, стоит запрокинуть голову, падают и в полете превращаются в мерцающие звезды… А Даф смеется, дергает за руку, тянет за собой, выше, еще выше, туда, где в вечном саду их ждут…
…Утром на лесах дома № 13 на Большой Дмитровке было найдено бездыханное тело повелителя мрака. В убийстве пытались обвинять Арея, Улиту, златокрылых… Но ни один страж мрака так и не смог объяснить счастливого, безмятежного выражения лица покойника, а так же того, каким непостижимым образом его всегда бесчувственный, холодный эйдос попал в Эдем.

P.S: Успокоится плачем страх,
Растворится в любви вина,
И оттает душа в слезах,
Понимая, что прощена…


Видно Дьявол тебя целовал
В красный рот, тихо плавясь от зноя…
И лица беспокойный овал
Гладил бархатной темной рукою…

Да сгинет свет, да будет мрак!

Написать Разное Узнай, что ещё написал на трибуне Ник. →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить
Ник.
Ник. назад

может быть…dntknw

Gestiya
Gestiya назад

И всё же, глупо она погибла. Настоящая “емецовская” Ирка такого не допустила бы!

Ник.
Ник. назад

по сути она может любить, но быть с кем то не имеет права, то есть как мыслить и о чем думать, что чувствовать ей в бить в голову не могут, но могут установить правило, что можно, а что нельзя… и тем более за автора заступлюсь, рассказ фанф написан давно, после примерно книги первый эйдос и писал это фанат, а все эти нюансы про запреты она незнала еще, ведь книга где от поцелую ирка в волчицу превращается была написана после…

Gestiya
Gestiya назад

Мда? А Мефа она в данном случае не любит? Почему же тогда, Ирка теряет силу после того, как Меф её целует, если уже при первой встречи она была готова упасть в его объятия?

Ник.
Ник. назад

по сути да, Ирка по долгу службы не имеет права любить, есть закон валькирий такой…

Gestiya
Gestiya назад

По – моему, автор вообще не верит в то, что у пары Ирка – Багров вообще есть будущее…

Ник.
Ник. назад

видимо момент где ирга багрова посылает автор решил упустить..

Gestiya
Gestiya назад
Skalair, а уж по – моему, так автор вообще про Матвея забыла. Она же писала, что в тот день, когда должен был прийти Мефодий, обещал прийти Багров…
Ник.
Ник. назад

смерть Ирки мне тоже не понравиласьsorry тем более, что с Матвеем станется, когда Ирку мертвую увидит…

Gestiya
Gestiya назад

Мне понравилось. Особенно концовка. Вот только… Валькирия погибла как – то глупо. И про Матвея тут же забыла, увидав Мефодия… Не такой я бы хотела видеть её смерть…. Эх, далеко не такой…

Популярные новинки в разделе Разное из мефодий буслаев

Последние выступления с трибуны фан-клуба →