Я фанат!

Фан-клуб мефодий буслаев

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в разделе Литература  → мефодий буслаев  →  Трибуна

Разное Все Разное Написать Разное

…Буслаев сам не заметил, в какой момент коснулся губами фиолетово-черных губ. Нет, он не целовал ее, поцелуй – это другое.
Но вот последний звук – танец кончился, девушка выпорхнула из объятий, а к Мефу пробился очередной комиссионер с напитками.
Голова у Буслаева кружилась, в горле пересохло, поэтому он, не дослушав список, схватил первый попавшийся бокал.
Жидкость обожгла горло. Дыхание перехватило. Все вокруг на миг поплыло, а потом обрело четкость и неожиданную яркость.
Мефу стало весело, он неожиданно для себя расхохотался. Его смех подхватили с разных сторон несколько голосов…
- Ура наследнику мрака! – закричал кто-то в толпе.
- УРА!
- Ура Арею! – не унимался некто.
- УРА!
- Ура Людовику!
- УРА!
Свечи на миг погасли, погрузив зал в темноту, а потом вновь зажглись, сменив свой обычный белый свет на насыщенно-багровый.­
Снова заиграла музыка. С первых звуков стало ясно – это уже не вальс и не медляк. Вальсов больше не будет.
Бешеный, дикий, дьявольский танец, опасный в своей непредсказуемости. Танец, полностью отвечающий новому настроению Мефа, да и большинства присутствующих.
Играй, музыка, играй! Хотя можно ли это назвать музыкой? Шум ливня, рев ветра, стон раненого зверя, рокот мотора, ритм сердца, учащенное дыхание, визг тормозов, дикий плач, крик совы – все смешалось, превратившись в захватывающую, сводящую с ума мелодию… Или это все-таки скрипка, ударные, гитара?..
Демоны неистово танцевали, и впервые Мефодий почувствовал себя частью мрака. И не просто частью, а основой, венцом, надеждой… Силы Квондона кипели внутри, но Буслаев даже не пытался обуздать их. Ему было весело, и мысль, что среди всех этих НЕлюдей он, как никто другой, имеет право веселиться, совсем сносила крышу.

Бал продолжался. Меф уже не пытался считать, сколько кубков он выпил. Только нарисовался вывод: чем больше он пьет, тем веселей становиться, и тем проще танцевать.
Еще, еще, еще один! Танец – кубок – танец – кубок… Последний, последний, теперь уж точно последний… и так без конца.
Вскоре Буслаев заметил, что танцующих пар стало меньше. Некоторые стражи покидали зал. Мефодию стало интересно, чем там занимаются слуги мрака, и он, для храбрости выпив чашу рома, пошел в соседнее помещение.
Это оказалась игральная комната. Стол, карты, ставки – все это навеяло Мефу не самые приятные воспоминания, и он поскорее вышел в приоткрытую дверь.
Следующий зал был дуэльный. В центре была огорожена площадка для поединков, а вокруг стояли стражи.
Заметив в толпе знакомый черно-красный плащ Арея, Буслаев пробился к нему поближе.
Мечник бросил на Мефа насмешливый взгляд.
- Ну что, мой мальчик, веселишься? Как тебе бал?
Меф молча замотал головой.
- Ясно, – кивнул мечник, – Ты в восторге… Я, признаться, тоже. Людовик превзошел сам себя. Даже для старых солдат вроде меня сделал развлечение…
Как раз в этот момент на площадку шагнул страж с молодым лицом, крепким телом и абсолютно седыми волосами.
- Я бросаю вызов барону мрака! Выходи, Арей!
Все повернулись к ним, и заметили Мефа.
- Наследник… – прокатился по залу шепот. Прошел миг, и Буслаев оказался на импровизированном кресле из комиссионеров. Сидеть было не слишком удобно – хрупкий пластилин грозился в любой момент промяться, но зато стало шикарно видно “арену”.
Арей лениво вошел в круг, сделал неуловимое движение мечом… Клинок седого стража улетел в толпу.
Мефодий знал этот прием. Тут основной расчет был на то, что противник еще не настроился на бой и некрепко сжимает свое оружие.
Зрители одобрительно загудели, и к барону мрака выпихнули еще одного стража с рапирой. Не прошло и двадцати секунд, как сломанная рапира упала под ноги Арею.
- Великолепно! – крикнул какой-то страж с серьгой в ухе, похожий на разбойничьего атамана, – Учитель, несомненно, хорош. Но что нам покажет ученик?..
Мефа вежливо, но твердо сняли с комиссионерского кресла и чуть ли не руках отнесли за ограждение. Буслаев призвал меч.
Атаман шагнул к нему, поднимая свой клинок… Мефодий удивился непонятному маневру – нападать, оставаясь открытым. Внутренне боясь подвоха, он все же кольнул мечом, и, прокрутив его, попытался выбить меч из руки противника, не надеясь на успех…
Атаман упал, и зрители как один торжествующе заревели.
Меф стоял и не мог понять, чего они ликуют – он победил так быстро только благодаря одной ошибке противника, пусть глупой, смертельной ошибке, но все же… Арей бы сказал: “Его Величество Случай два раза руку не протягивает!”
Но вот перед ним вырос новый противник… Не дав времени на подготовку, бросился вперед, и напоролся животом на удачно подставленной меч Древнира. Клинок приятно согрел ладонь, напиваясь кровью. Раненого уволокли.
Еще один, еще… Легкий азарт – вот и все, что ощущал Буслаев. Правда, несколько раз среди нетрезвых стражей, едва удерживающих клинки, попадались действительно серьезные противники, и, чтобы шутя с ними разделаться, приходилось приложить немало сил… Хмель отошел на второй план, оставив только свой клинок и клинок противника. Меф справлялся, мысленно благодаря Арея за изматывающие тренировки.
- Пусть ученик против учителя! – пискнул кто-то в толпе. Мефодий, все время ощущавший внимательный взгляд барона мрака, вдруг оказался напротив него.
- Ну что, синьор помидор, очередная тренировка? – с иронией поинтересовался Арей, поднимая клинок.
Это и правда была просто очередная тренировка на мечах. Впервые на этой “арене” Мефу стало по-настоящему жарко, и одновременно действительно интересно.
Мечник не старался его победить. Он, не меньше чем сам Мефодий, наслаждался процессом поединка. Рубка ради рубки – редкость, которую нечасто можно было себе позволить.
Но вот Буслаев начал отвлекаться, вот пропустил удар… И вот он уже лежит у ног мечника.
- Браво, синьор помидор! – не обращая внимания на возбужденные крики вокруг, негромко сказал Арей, помогая ему встать, – Двадцать три минуты, учитывая одиннадцать предыдущих противников и весь выпитый тобой алкоголь – недурно!

Вскоре Людовик созвал всех обратно в танцевальный зал. На тот момент Буслаев падал с ног (не то от выпитого, не то от непривычной нагрузки), поэтому с наслаждением опустился в мягкое кресло.
Людовик заговорил:
- Думаю, господа, никому не скучно?.. Нет?.. Тогда у меня есть предложение! Почему бы нам не спеть нашу любимую песню? Тут, правда, не все ее знают, но Арей, Барбаросса, вы же мне поможете? Сотни лет назад мы посвящали эту песню владыке Кводнону… Полагаю, теперь у нас снова появился человек, которому мы можем это спеть! – он поклонился в сторону откинувшегося в глубоком кресле Мефа.
Невидимый оркестр заиграл на гитаре что-то легкое, заражающее…
- Вепри в дебри прячутся…
О-ох уж он доскачется!..
Пять тузов в его руках!
Падший ангел – сын греха!
А-а-а… А-а-а… – негромким хрипловатым голосом запел Арей. Меф второй раз за ночь едва не упал – он и не предполагал, что барон мрака умеет так хорошо петь! Да даже просто петь! –
Пять тузов в его руках!
- Падший ангел – сын греха! – присоединился сильный голос Улиты, -
Тело пьяно, ноги в пляс!
Что за дело мне до вас?!
По последней лей же, лей!
Вам смешно, а мне смешней…
- А-а-а! А-а-а! – подхватили еще десяток голосов, -
Не хватает малости:
Совести да жалости!
Только что ему, аха?
Падший ангел – сын греха…
- Вепри в дебри прячутся! – оглушительно покатилось по залу, –
О-ох уж он доскачется!..
Пять тузов в его руках!
Падший ангел – сын греха!
А-а-а! А-а-а!
Меф вдруг заметил, что он и сам уже притопывает ногами и повторяет нехитрые слова песни!
- Будто в сказке ночь тиха,
Эх, обидно подыхать!
Вот и бьется в ворота
Падший ангел – сирота!
Вепри в дебри прячутся…
О-ох уж он доскачется!..
Пять тузов в его руках!
Падший ангел – сын греха!
Пять тузов в его руках!
Падший ангел… сын греха!!!
Буслаев ничего не мог понять. Если это прославление, то почему песня такая… ироничная, бардовская? Ни мрачной символики, ни тяжелых музыкальных эффектов… Песня, подходящая больше для молодежной тусовки, чем для прославления Сатаны…
- От скромности не умрем, Мефодий свет Игоревич? – насмешливо спросила какая-то девчонка, присаживаясь на подлокотник его кресла.
Меф тряхнул головой. Он и не заметил, что его мысли читают! Чертов виски…
- Мне было около шестидесяти лет, когда несколько стражей мрака написали эту песню… Арей, между прочим, был среди них!
- Арей?.. Шестидесяти?.. А сколько?.. – безуспешно попытался сформулировать свою мысль Меф.
- Очнись, наследник! Я бессмертна, как и большинство присутствующих! А твой учитель несколько тысяч лет назад был тусовщик что надо! И даже в фаворе у Кводнона!.. Кстати, Кводнону песенка нравилась, – девчонка ухмыльнулась, – Он предпочитал простоту и иронию. Но если ты хочешь, мы с Лигулом напишем тебе пышный гимн, э-э? – она сильно хлопнула его по плечу, и, пьяно расхохотавшись, пошла танцевать.

Бал все не утихал. То тут, то там слышался смех, звенели разбитые чаши, пела сталь сгоряча скрещенных клинков, пищали смятые чьей-то рукой комиссионеры… Буслаев почти растворился во всем этом мелькании, потоке света и звука… Почти сорвал голос от приступов бешеного смеха… Зато его больше не смущали подобострастные взгляды и заискивающие речи. Ему даже льстило, когда серьезные стражи типа Барбароссы почтительно склонялись перед ним.
Впервые в жизни мысль о том, что все эти стражи в будущем могут стать его свитой и признать его повелителем, показалась Мефу забавной и даже в чем-то заманчивой…
Но больше всего его захватывали танцы.
Девушки, девушки, девушки… Очерченные углем черные, белые, зеленые, синие глаза… Бледная, смуглая, золотистая кожа… Цветные, однотонные, блестящие маски… Сладкие, горькие, тонкие, пухлые, красные, черные, белые губы… Цепкие руки, слабые плечи, гибкие тела… Никогда в жизни Мефодий не обнимал столько девушек за один вечер. Уверенных, наглых, насмешливых…
- Наследник! Наследник! Можно сделать с вами фото на память? – на нем повис какой-то не в меру пьяный молоденький страж.
Буслаеву это не понравилось, он впился в лицо парня взглядом, и того отбросило на другой конец зала.
- О мрак!.. Дайте мне стилет, я застилетюсь! – театрально закричал упавший на пол фанат, протягивая руки к воображаемым коллекционерам стилетов.
…Время шло. Час, день, неделя? Сколько он здесь? Никто не отвечал на мысленный вопрос Мефа.
Зрение, раньше улучшающееся после каждого кубка, теперь стремительно ухудшалось. Становилось трудно дышать. Ноги подкашивались.
В какой-то момент у Мефа почти совсем пропал голос. На радостях он, едва соображая что делает, глотнул лавы и едва досрочно не отправился в Тартар. Хотя велика ли разница? Тартар и так был вокруг него…
- Пампарампа – дорога в Ад! Пампарампа – дорога в Ад… Пой, ветер, нам, гори, душа!!! Парампа пампарампа… – резала уши оглушительная песня. Той частью сознания, которую при наличии воображения можно было назвать здравой, Буслаев мечтал о тишине. Мечтал остановиться. Прекратить этот бешеный танец, потушить огни, выключить звук. Мечтал, но не мог бороться в первую очередь со второй частью своего же сознания, которая была во власти окружающего безумия.
Вдруг сзади чьи-то тонкие прохладные руки обвили едва стоящего на ногах Мефодия, лохматая голова доверчиво легла на плечо, и мягкий девичий голос почему-то щекотно прошептал на ухо:
- Хочешь, чтобы это все закончилось?..
Буслаев мог ответить, правда. Но ему было лень, именно поэтому он невнятно замычал.
- Значит, хочешь? – еще мягче прошипел голос, – Тогда повторяй: я передаю свой эйдос… Ну?
- Я… передаю… свой… эйдос… – послушно начал Меф, не задумываясь о смысле слов.
В следующую секунду девушка неожиданно и сильно дернула Буслаева назад, подхватила под руку и потянула из зала.
Свежий воздух слегка отрезвил Мефа. Зрение прояснилось, и он с удивлением понял, что девушка с таким мягким голосом – всего лишь Ната!
- Ната… я… – попытался что-то сказать Буслаев, но шатенка его перебила:
- Скажи Арею спасибо! Это он вовремя заметил, что ты спекся! Прикинь: а если бы это была не я? Где бы был сейчас твой эйдос?
- А… что… Арей с нами не уходит?
- А что, Арей уже твоя личная охрана? – поинтересовалась догнавшая их Улита, беря Мефа под другую руку.

Дорогу в резиденцию Буслаев не запомнил. Он, кажется, даже успел вздремнуть на заднем сидении машины Мамая, когда его снова потащили, на этот раз менее аккуратно.
Кое-как взобравшись на второй этаж, Буслаев рухнул на диван в приемной. Дальше он идти не мог.
- Будешь сидеть? – деловито осведомилась Ната, – Ну, посиди… Главное потом по ошибке ко мне в комнату не завались!
Мефодий остался в темной приемной. Тихо журчал фонтан. Несколько раз мимо него, ворча, проходила Улита, с каждым разом все с большим беспокойством поглядывая на Мефа. А он все никак не мог заставить себя сделать хоть одно движение. Его руки и ноги были как будто налиты свинцом. В голове шумело. Виски пульсировали, и пульсация больно отдавалась в перегруженных громкой музыкой ушах. Глаза слезились и пекли. Горло неприятно жгло. Сильно болел желудок. Буслаев мог только лежать и осторожно дышать. С выдохом проблем не было, сложнее было сделать вдох – сразу начинали болеть легкие.
Таким слабым и застал его материализовавшийся­ посреди приемной барон мрака. Арей был хмельной и язвительный.
- Что, синьор помидор, ползалка отказала? А как же наша стальная воля?
Мефодий лишь простонал что-то невразумительное. Мечник прищурился.
- Из столь содержательного ответа я делаю вывод, что бал удался, не так ли? – барон неторопливо приблизился к Мефу и поднял его на руки, – Заметь – в таком состоянии тебя смог бы заколоть комиссионер. Хоть ты трижды наследник мрака. Отсюда урок – не пей больше, чем способен выпить. Ты меня слышишь?
Меф тихим стоном дал понять, что слышит и все запомнил. Арей невесело усмехнулся. Бессильно лежащий на его руках Мефодий Буслаев смотрелся трагикомично.
Мечник отнес Мефа в его комнату и не слишком аккуратно бросил на кровать. Мефодию пришлось сцепить зубы, чтоб не закричать от боли.
- Колыбельную споешь себе сам! – бросил Арей, идя к двери, – Между прочим, напоминаю на случай возникновения алкогольного склероза: завтра в восемь тренировка! Наказание за пропуск в размере одной срезанной головы! – мечник захлопнул дверь.
А Меф лежал в полутьме и думал о том, как так получилось, что его шеф в течении четырех лет скрывал, что он садист.

Глава 9
Все пучком!

“До свидания, малыш,
Я упал, а ты летишь
Ну и ладно, улетай в Рай…
Ничего-ничего, мы увидимся еще!
Я и сам, я и сам,
Назло врагам буду там…”
Я буду там

“И уже не искалечит
Смех лощеных дураков,
Ведь запрыгнул ей на плечи
Мокрый ангел с облаков…”
Из мышеловки

“А наутро началось похмелье,
Чёрти что творится в головах.
У гостей последствия веселья,
Но водки не осталось в погребах…”
Дед на свадьбе

Несмотря на жуткую усталость, Меф долго не мог уснуть. Стоило ему закрыть глаза, перед ним снова мелькали маски, слепило пламя свечей, уши резал стон скрипки, горло обжигал виски…
Под утро, когда он наконец задремал, в полусне к нему пришла Дафна. С грустной улыбкой опустилась на кровать и положила свою невесомую ладонь на пылающий лоб Буслаева.
- Даф? – выдохнул наследник мрака. Девушка кивнула, аккуратно перебирая его густые спутанные волосы, – Как тебе в Эдеме?
- Неплохо, – ответила Дафна, и засмеялась, поняв, насколько невесело прозвучал ее ответ, – На самом деле мне хорошо. Я много летаю, играю на флейте… Меня все почему-то жалеют.
Буслаев через силу усмехнулся. Повстречай он эту крылатую девчонку с такими печальными глазами на улице, он бы тоже ее пожалел.
- А я тут… на балу был…
- Знаю, – кивнула Даф, – Я беспокоюсь за тебя, Меф… Сегодня ночью ты был темным. По-настоящему темным… Я испугалась… – она не договорила, но Меф и так все понял: она боялась, что он окончательно стал мраком.
Они помолчали.
- Я хотела тебе сказать хорошую новость, – прошептала Даф, наклоняясь к нему.
- Говори…
- Я тут подумала – мы еще сможем быть вместе! – лицо ее озарилось радостью, Буслаев и сам улыбнулся, глядя на ее вновь сияющие глаза, – Когда ты умрешь, я буду ждать тебя в Эдеме! Там время летит быстро-быстро! Зато потом мы вечно будем рядом! – она тихо засмеялась, – Хорошо, правда?
- Хорошо… – кивнул Меф. Улыбка его погасла. В отличии от Дафны он крайне сомневался, что после смерти попадет в Эдем. И основной причиной его сомнений был сегодняшний бал. Ему ДЕЙСТВИТЕЛЬНО доставляло удовольствие все то, что там происходило, не исключая заискивания и преклонения. Но, чтоб не огорчать Даф, он снова растянул запекшиеся губы в улыбке.
- Главное – сохрани эйдос! Все будет хорошо! Я с тобой, – шепнула Даф, легко целуя его в щеку и вставая.
После ее ухода Меф провалился в сон, как в бездонную пропасть.

Без пяти восемь Мефа растолкала Улита.
- Буслай, подъем! Клинки в руки и бегом спускайся! А то шеф, по-моему, намерен сделать тебе замечание, если ты не явишься!
С дивана Меф встал с третьей попытки. Болело все: ноги, руки, грудь, спина… При вдохе и выдохе легкие просто взрывались болью. Голову тоже лучше было не поворачивать.
Распухший язык коснулся зубов, и это короткое движение отозвалось болью и в языке, и в зубах.
Шатаясь, Буслаев вслепую сделал пару шагов. Хотел убрать со лба волосы, но, чуть-чуть приподняв руку, отказался от этой идеи.
У Мефодия было впечатление, что вчера его били 20… нет, 30 человек. Всю ночь. Сначала побили, а потом засунули в мясорубку. Да, именно так, потому что болело ВСЕ.
В голову Мефа пришла глупая мысль: уши тоже болят?.. Превозмогая тупую боль в предплечии, коснулся уха. Ха-ха, уши не болят. Только холодные, как мрамор.
Почти ползком добрался до зеркала.
- Черт, что с моим лицом?!?!?
- Хочешь бесплатный совет на будущее? Не умеешь петь – не пей, – заявила Улита, – А теперь давай-ка бегом спускайся вниз, пока Арей не рассердился!
…Это была самая позорная тренировка в жизни Мефодия Буслаева. Тяжелый меч не слушался, и Меф то и дело оказывался на полу. Зато барон мрака, кажется, развлекался вовсю.
- Что такое, синьор помидор? Поссорился с мечом?
- Я не… не могу, – прохрипел Мефодий, пытаясь встать с пола.
- Вставай! – мечник рывком поставил его на ноги, – Ты думаешь, стражи света ждут момента, чтоб напасть на тебя, когда ты в отличной форме? Запомни: очень часто они атакуют как раз такие пьянки, как вчерашняя!
Буслаев, тяжело дыша, смотрел на шефа.
- Не смотри на меня! – рявкнул Арей, – Может, мне объявление в магзету дать, мол, у наследника мрака похмелье?
- Не надо, – замотал головой Меф.
Вдруг кто-то кашлянул. Арей обернулся – в дверном проеме, скромно потупившись, стоял Тухломон.
- Я смотрю – начальник Буслаича тренирует! Думал, может, не мешать… Да Улитушка меня сюда проводила… Насильно, значит…
- Зачем явился? – мрачно спросил барон мрака. Тухломон пожевал губами.
- Меня послал Лигул. Требует-с мечника Арея к себе на аудиенцию. Пообщаться.
- Когда?
- Сию, можно сказать, секундочку. Чтобы одна ножка тут, а другая, значит, в Тартаре.
- Ясно… – Арей повернулся к Мефу, – Тебе повезло, синьор помидор! Тренировка откладывается, точнее, переноситься на неопределенный срок, – Он заткнул меч за пояс и покинул кабинет. Через секунду в приемной прозвучал хлопок телепортации.
Тухломон задержался, хитро глядя на Буслаева.
- И последнее… Что передать-с Лигулу? Лично от наследника мрака-с? Э-э?
- Передай ему, что все пучком, – коротко ответил Буслаев, с отвращением глядя на Тухломона и морщась от его громкого голоса, – И болтай потише – птички глохнут!
- Все-все-все! Меня уже нету! Я уже скрылся с очей долой!

Когда Арей не вернулся через три часа, Меф начал беспокоится. Не в силах усидеть на месте, он бродил по приемной от стены до стены, пиная кресла и раздражая Улиту.
- И чего ты психуешь? Бывало – Арея по трое суток пропадал, а тебе хоть бы хны! – возмущалась ведьма.
- Лигул, – попытался Меф как можно точнее сформулировать свою мысль.
- Горбун, что ли? Думаешь, опять Арея в тюрьму запихнет? – догадалась Улита, – Ну это вряд ли. Во-первых, резона вроде никакого нет. А во-вторых, ты себя вчера неплохо проявил! Зачем ему врага очередного наживать?..
- Если Арей не вернется к вечеру, Лигул наживет себе не только врага, но и убийцу, – буркнул Меф. Улита ничего не ответила, только дернула плечом. Потенциальных убийц Лигула было полно, но вот клинок пока никто не поднял!
Через двадцать минут Улита снова не выдержала:
- Да перестань ты метаться, е-мое! Другой бы рад был, что начальник ушел, а не бродил тут, как неприкаянный!
- А кто меня тренировать будет? – нашелся Меф, вспоминая недавний разговор с Ареем. “Тренировки, тренировки и тренировки! – сказал ему мечник, – Пять лет регулярных тренировок окупаются двумя неделями безделья!”
- Ну-ну… Не знала, что ты такой прилежный… Прям ботан с сабелькой!
“Ботан с сабелькой” зачерпнул вино, бьющее из фонтана, и смочил губы.
- Если он не вернется через час, я телепортирую за ним!
- Куда это ты собрался? – насмешливо поинтересовался кто-то.
Буслаев обернулся. Арей, как ни в чем не бывало, стряхивал с плаща телепортоционные искры. Мефодий до сих пор не мог понять, как у барона мрака получается появляться настолько бесшумно.
- Наконец-то! – обрадовалась Улита, – А то мне Буслаев все остатки нервов истрепал! Как там Лигул?
- Лигул жив и, увы, здоров. Передавал синьору помидору привет.
- Зачем он хотел вас видеть?
Арей нахмурился.
- Я понял это смутно… Сначала он сказал мне, что доволен тем, как я подготовил наследника мрака. Потом сообщил, что отсылает Дану обратно в Тартар…
- Зачем? – удивился Меф. Он был и рад, и не рад. С одной стороны, его влюбленность почти пропала, уничтоженная чувством вины, с другой – Дана все же была внешне похожа на Даф…
- Не имею ни малейшего понятия. Ах да, еще горбун интересовался насчет Дафны… – Арей мрачно усмехнулся, – Я сказал, что каникулы у девочки кончились, и начались трудовые будни.
- И все? Больше вы ничего не сказали?
Арей прищурился.
- А я должен был сказать что-нибудь еще? Просвети меня, синьор помидор!
- Да нет, ничего… – Буслаев отвел глаза. За столько лет он так и не сумел привыкнуть к тяжелым взглядам шефа.
- Бесподобно! Надеюсь, ты соизволишь явиться на вечернюю тренировку? Сейчас можешь идти. Улита! Я в кабинете. Через пару часов заглянет Аида, скажи ей, пусть зайдет ко мне.

Глава 10
Новый старый друг

“Беги-беги пока я не вижу,
Прячься-прячься!
Но я узнаю-знаю, всех вас
Узнаю и найду!”
Айлавью

“Она знает то, что не знает реальность,
Она видит там, где не видят огни!
Ее серебро на мою безымянность
Легло, когда мы остались одни…”
Так начинался день

Меф тосковал. До вечерней тренировки оставалось еще больше пяти часов, Дафны не было, поговорить было не с кем… Правда, в приемной скучала Улита, но Меф помнил ее утреннее настроение и не хотел попасть под горячую руку.
Был вариант сходить к кому-то в гости… У Зозо с Эдькой он был позавчера. Ната, Чемодан, Евгеша – у Мефодия не было не малейшего желания с ними встречаться. Эссиорх – неплохой вариант, но приходить к нему без Дафны было как-то неудобно… А больше знакомых у него не было.
Вдруг Мефа осенило – валькирия-одиночка!­ К ней он мог спокойно прийти без приглашения. Да и относится она к нему вроде неплохо… Правда, последний раз они виделись около полугода назад, и то случайно…
Меф мысленно усмехнулся. Он что, боится? Ищет отговорки?.. Нет, теперь он точно пойдет. Да и нелепо торчать целый день в резиденции, зная место, куда можно сходить! Заодно и испытать волю.
Телепортация в Приют валькирии прошла удивительно гладко, из чего Меф заключил, что его здесь не проклинали и даже, возможно, ждали.
С некоторым трудом (вчерашний бал никто не отменял, извиняюсь за каламбур) взобравшись по канату, Меф толкнул люк… Домовой кикимор был тут как тут, с неприязнью смотрел на него.
- Тшшш… Дохляндий Осляев всегда приползает вовремя! – прошипел кикимор. Буслаев пожал плечами и прошел во вторую комнату.
Ирка спала.
Неожиданно виски Мефа пронзила сильная боль, появившаяся в момент, когда он присмотрелся к расслабленному лицу валькирии… Боль отвлекала, мешала вспоминать… А ведь он почти сообразил, где видел это безмятежное лицо раньше!
От его вскрика Ирка проснулась и рывком села в гамаке. В руке мгновенно появилось копье.
- Меф… Это ты?.. – как ни странно, Ирке снилась ее комната, книги, вечный ноутбук и они с Мефом, болтающие обо всем на свете. Сон прошел, а Меф остался. Стоит и смотрит на нее.
- Я не вовремя? Прости что разбудил.
- Ничего, – Ирка едва не сплагиатила Ламину с ее вечным “Вы мне снились”, но передумала, – Ладно, не стой, садись там где-нибудь…
Меф хмыкнул и сел в кресло.
“И везет мне! То на волчицу попадаю, то на спящую… И все-таки у нее другое лицо! Без страданий, без глубоких мыслей, без героизма и подобной валькириевской ерунды! Где же я все-таки ее видел?..”
- С каких это дождиков ты обо мне вспомнил? – поинтересовалась Ирка, пытаясь незаметно привести в порядок прическу. Прическа в порядок приводиться не хотела, а уж тем более незаметно, и валькирия-одиночка оставила волосы в покое.
- Не знаю… Хотелось поговорить с кем-то, кто не жаждет на третьем слове меня заколоть.
- А как же Дафна?.. Поссорились?
- Даф в Эдеме… У нее каникулы кончились, – вспомнил Меф слова Арея.
- А-а… А я вот тут… Читала “Мастера и Маргариту” и задрыхла, – она подняла упавшую на пол книгу, – Знаешь, я некоторые места целиком на память знаю, и когда читаю, смотрю только на начало предложений… Но все равно оторваться не могу!
- Да… – рассеянно кивнул Буслаев, – Я знал одну девчонку, которая тоже обожала Булгакова… И тоже мне иногда отрывки цитировала…
“Помнит!” – с неожиданной радостью подумала Ирка. Странное дело – она почти выкинула Буслаева из головы, за пол-года вспоминала его раза три, а тут все сложилось одно к одному: и ее сон, и приход Мефа…
Они помолчали.
- А я тут вчера на балу был… – вдруг заговорил Мефодий, и неожиданно для самого себя рассказал одиночке все, что помнил о вчерашней ночи.
- Прикол… Настоящий бал?.. Здорово… Ну, теперь можешь похвастаться: был на балу, танцевал с ведьмами… Подумать только: с настоящими ведьмами!.. – Иркины глаза смеялись.
Меф, засмеявшись, бросил в нее лежащей в кресле подушкой. Валькирия взглядом отправила подушку обратно.
- Нечестно! Общество охраны хомячков за меня отмстит!
Они болтали, болтали, болтали… Время летело незаметно. Почти ни с кем из друзей Мефодию не было так легко и… надежно, что ли? С Дафной он часто боялся ляпнуть что-то не то, с учениками мрака (и с Даной тоже) вообще постоянно нужно было быть настороже… Был, правда, кто-то, с кем он тоже мог расслабиться и стать самим собой. Но кто?.. Память упорно не пускала.
- Да, я еще хотела спросить: у вас на Дмитровке электричество есть? Комп там включить, зарядник для мобилки?..
- Ты много знаешь о быте, – заметил Меф, – Многовато для валькирии. Читаем книжки?
- Личный опыт!
- Интересно… – Буслаев задумался, – Так ты что, не с детства тут живешь?
- Конечно нет! – Ирка и не догадывалась, что Мефу ничего не известно о таких простых вещах, – Валькирия появляются, когда предыдущая валькирия насмерть ранена в бою.
- Расскажи! – вдруг попросил Меф, вставая с кресла и садясь прямо на под у гамака Ирки, – Как ты стала валькирией?
Ирка задумалась…
“Блин… Что, если я скажу и этим его убью? Ладно, может, если рассказать в общих чертах, он не догадается…” – решила рискнуть валькирия. Уж очень не хотелось рвать появившуюся у них с Мефом нить контакта.
- Сначала я была обычной девчонкой… Москвичкой… Когда я была маленькая, мои родители погибли в автокатастрофе. А я осталась на инвалидной коляске. Так я прожила четырнадцать лет. А однажды ночью, когда Бабан… бабушки не было дома, у меня на кухне появилась раненая волчица. Из неоткуда, представляешь? Потом волчица превратилась в лебедя, а лебедь стал умирающей валькирией. Она передала мне шлем, копье и свое последнее дыхание.
Ирка договорила и с тревогой взглянула на Мефодия.
Наследник мрака сидел, отрешенно прикрыв глаза. Перед ним мелькали какие-то расплывчатые образы, эпизоды… Среди них попадались и довольно четкие, например, железные поручни на стенах, много пачек мороженого и почему-то фигурная решетка, по которой ему нужно было залезть. Куда, зачем? Память упорно не пускала. Теперь Мефодий уже был уверен в том, что кто-то поработал с его подсознанием. Знать бы, кто и зачем?..
- А друзья у тебя были? – наконец задал вопрос Меф, не открывая глаз.
Ирка вздохнула. У нее внутри происходило сражение. Та ее часть, которая отвечала за здравый смысл, твердила, что пора замолчать, и что ни одна откровенность не стоит жизни лучшего друга, пусть и бывшего. Зато вторая, эгоистичная часть Ирка, соблазнительно нашептывала: “Представляешь, как будет здорово, если он тебя узнает? Врядли проклятье сильнее наследника мрака… Да и ты ничего такого не говорила… Вы снова сможете дружить!.. А может и не только дружить, ведь Дафна в Эдеме, а ты больше не калека!..”
- Да. У меня был друг. Лучший друг, – тихо ответила Ирка, с трудом сдерживаясь, чтоб не добавить: “…и звали его Мефодий Буслаев!”
Меф сжал виски. Валькирия-одиночка затаила дыхание.
Но вот Мефодий опустил руки и спокойно посмотрел на Ирку.
- Прикольно… Знаешь, я сам когда-то дружил с одной девочкой на инвалидном кресле… До того, как меня забрал Арей.
“Не узнал!” – мысленно вздохнула Ирка. С огромным облегчением с легким разочарованием.
- Послушай, одиночка, у меня к тебе чисто человеческий вопрос!
- Ну давай. Интересно послушать, что это за человеческий вопрос может задать валькирии страж мрака.
Меф улыбнулся.
- Понимаешь, мне кажется, я привязываюсь к Арею. Не просто как к защитнику или учителю, а по-настоящему.
- И что?..
- Ну, это странно. Ладно, я могу сблизиться с Дафной, с тобой…
“Ого!”
- Но привязываются не только к хорошим и светлым… К темным тоже. Например, нам с Даф, если ты к нам привяжешься, придется в ответ влюбляться в тебя, такого темненького!
- Кто говорил о любви?.. Я говорил о любви?! Просто раньше я знал, что в любой момент могу оставить резиденцию мрака.
- А теперь не можешь.
- Не могу, – кивнул Меф.
- Я думаю, это всего-навсего доказывает, что ты не совсем конченый, извиняюсь, законченный страж мрака, и в тебе еще есть немало хорошего. И, кстати, мне не кажется, что Арей с большой радостью тебя отпустит, так что… можете не психовать, товарищ Буслаев. Абонемент к психиатру мы вам продлим. Будете жить дальше.
- Психиатру? – “обиделся” Мефодий, – Даже не к психотерапевту?
- Угум. Все слишком запущено.
Они посмеялись. Мефодий встал.
- Мерси этому дому, придется тащиться к другому! Можно, я завтра зайду?
“Завтра собирался притопать Матвей” – подсказало сознание.
- Конечно, приходи!
Буслаев открыл люк.
- Пока, Ир!
- Пока, Мефчик!
Глядя, как Буслаев ловко спускается по канату, Ирка думала о том, насколько сильно судьба любит дежавю. Сколько раз Меф уже спускался от нее, правда, не через люк, а через окно, но это всего лишь декорации, пьеса-то одна и та же! А завтра он придет снова…
- Придет снова!.. – Ирка тихо засмеялась, – Мефчик… Новый старый друг.

Написать Разное Узнай, что ещё написал на трибуне Ник. →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить
Gestiya
Gestiya назад

Наконец – то в этом фанфике появилась Ирка! Вот ещё Багрова до полной картинки…. Неплохо, но прошлые главы были интересней. Правда, любопытство горит алым пламенем. Интересно ведь, как Матвей с Мефом встретятся…

Популярные новинки в разделе Разное из мефодий буслаев

Последние выступления с трибуны фан-клуба →