Я фанат!

Фан-клуб мефодий буслаев

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в разделе Литература  → мефодий буслаев  →  Трибуна

Фанфик Все Фанфики Написать Фанфик

Чаша унижения- продолжение

Глава 4
О любви…

“Я буду знать, за что я полюблю
Такую же как ты когда найду…”
На дне

“Не дрожи, это я, я на ощупь пришел,
Зная только одно: твоя кожа как шелк!..”
Учили меня летать…

“Лаская ночь, коснись меня
Имя тебе – Искушение!..”
Искушение

Был душный июльский день. Еще днем Даф начала чувствовать странное беспокойство. Что-то тревожило ее, не давая ни минуты усидеть на одном месте.
Буслаев прямо с утра удрал “в гости к родителям”, как он с недавних пор называл свои отлучки по понедельникам и пятницам. Не то чтобы Даф горела желанием весь день просидеть за бумагами, но уход Мефа она проспала.
После долгих уговоров ее часть работы взяла на себя Дана.
Даф устроилась на нагретой солнцем крыше и в который раз пожалела, что Мефа нет рядом.
“Когда мы в последний раз были наедине?.. – с грустью подумала Дафна, поглаживая пальцами флейту, – Я даже не знаю ничего о его жизни… Кажется, почти завалила задание… Нужно с ним поговорить!”
Решив так, девушка хотела было заиграть, но смутная тревога заставила ее подняться, подойти к краю крыши… Даф, не отталкиваясь, просто упала вниз головой, и, закрыв глаза, полетела к асфальту.
Раз… Два… Три…
Досчитав до пяти, Даф, почти уже ощущая удар, коснулась крыльев на шее.
Привычный толчок воздуха в маховые перья… Не открывая глаз, Даф поднялась в воздух и снова опустилась на крышу.
Глупый, неосторожный поступок… Ее, вероятно, увидели все жители дома… Да и тревога никуда не ушла, усилилась только…
- Что со мной? Что?! – прошептала Даф.
Вот и вечер. Тяжелый алый закат… Дафна то тихо наигрывала на флейте, то принималась звать Депресняка (кот еще утром куда-то делся), то поднималась в небо, так высоко, что не становилось трудно сделать вдох…
Наконец наступила ночь. Надежда на ночную прохладу не оправдалась: с наступлением темноты жара не спала ни на градус.
Дафна, наконец, решилась вернуться на Большую Дмитровку. Идея провести ночь на крыше была заманчивой, но решение поговорить с Мефом…
Пешком добираться было долго, но Даф и не спешила. Вокруг то и дело появлялись люди: смеющиеся, беззаботные, каждый пятый навеселе…
“Может, быть человеком – это награда? Ни вечности, ни Эдема, ни наследников мрака…” – меланхолично подумала Даф, обходя большую шумную компанию.
Тут в голове у нее словно зазвенел колокольчик. Уникальный колокольчик, появившийся в тот день, когда она была назначена стражем-хранителем Мефодия.
“Я нужна ему… Он позвал меня…” – Дафна ускорила шаг, хвосты летели за ней… Лишь дойдя до резиденции мрака, она с опозданием вспомнила о своем даре мгновенно появляться рядом с Мефом, на всякий случай выдохнула короткую маголодию невидимости и материализовалась в его спальне…
От увиденной картины Даф едва не застонала. В темноте Меф сидел на кровати, а напротив него, уютно поджав под себя ноги, устроилась Дана.
“Он позвал не меня, а ее… Но почему?” – подумала Даф, параллельно радуясь, что она невидима.
Тут Дана нарушила тишину.
- О чем ты хотел поговорить?..
- Ты меня избегаешь, – тихо ответил Меф. Голос его прозвучал неожиданно устало, – Не объяснишь, почему?
- Я избегаю?.. Ладно, пусть избегаю. Тебя это беспокоит?..
- Догадайся… – буркнул Меф, – Я хочу понять причину… Я изменился?
- Надейся, – Дана коснулась руки Буслаева, Даф закусила губу, – Ты тут не при чем, это лично моя инициатива.
- Я думал, мы друзья…
- Молодец, правильно думал. Мы друзья.
- Ну, тогда почему?..
- ДРУЗЬЯ, Меф… – мягко повторила Дана, – А в последнее время мне кажется, что ты начал переводить наши отношения в какую-то другую область… Поэтому я немного увеличила дистанцию, – она хотела убрать руку, но Буслаев удержал ее.
- Не знаю… Я правда не знаю, Дан…
- Ой, Меф, все ты прекрасно знаешь! Ты же любишь Дафну!
Мефодий прикрыл глаза, а Даф, неподвижно застывшая возле окна, затаила дыхание…
- Я люблю тебя, – наконец сказал Буслаев. Легко, без пафоса, без лишнего стыда.
Дана вздохнула. Даф медленно опустилась на колени, не в силах устоять на ногах.
- Меф… Но я ведь не люблю… Я совсем не люблю тебя! Тебя Дафна любит, понимаешь? Не я, а Дафна, – медленно ответила Дана, заглядывая Мефу в лицо.
- Не люби… – как-то непривычно ласково кивнул Буслаев, чуть улыбаясь, – Я буду любить за двоих… Ты та, о ком я мечтал… Мне никто больше не нужен.
- Ме-фо-дий! Ты понимаешь, что я… я… я просто не могу быть той, о ком ты мечтал! Я только год как существую!
- Я понимаю, – нежно и терпеливо, словно обращаясь к тяжело больному человеку, кивнул Меф, и осторожно коснулся губами щеки Даны.
- Нет, – Дана отстранилась, – Я так не могу! Кто ты, и кто я!..
- Я мрак, и ты мрак, – заметил Меф, гладя Дану по щеке, – При смешении двух мраков получается кромешная темень, да?..
- Нет, – Дана встала с постели, Меф тоже поднялся, – Говорят, рассвет получается… Меф, очнись!!! Ты наследник мрака, а я только отражение стража света, причем твоей невесты!
- Наследнику мрака не положено иметь невесту! – Буслаев шагнул к Дане, прижал ее к стене и начал целовать, глубоко, жарко, словно последний раз в жизни. Дана не стала сопротивляться, а просто закинула руки ему на плечи.
Ни Меф, ни Дана не обратили внимания на тихий стон. Дафна несколько секунд смотрела на целующуюся пару, потом поднялась, шагнула к окну и материализовала крылья. Ее звало небо…
Луна, заглянувшая в окно, неуверенно осветила комнату, удивившись, почему потемнели хвосты девушки, так часто находящейся рядом с этим парнем…

Глава 5
Приговор

“Проклятый горбун, чего тебе надо?
С тобой не хочу я стоять даже рядом!
Оставь ты меня горемыку в покое,
И хватит следить отовсюду за мною!”
Вдова и горбун

“Кто сказал: борьба напрасна,
зло сильней добра?”
Встань, страх преодолей

Утром в резиденцию мрака ворвался Эссиорх. Улита, сидящая на диване и точившая ногти, от удивления открыла рот. Она знала, как ее Эссиорх ненавидит появляться в этом доме, и старается лишний раз сюда не заходить.
А хранитель, не обратив на ведьму никакого внимания, без стука вошел в кабинет Арея и гневно обратился к мечнику:
- Где Дафна?
Арей, нисколько не удивившись столь бесцеремонному вторжению, насмешливо пожал плечами.
- Насколько я помню, светлый, ее хранитель ты, а не я!
- Не учи меня, слуга мрака! Ты и сам прекрасно знаешь, что Даф пропала!
Арей поднял брови:
- Я знаю одно: Лигул, горбатый подлец и подхалим, все-таки обвел свет вокруг пальца. Остальные детали меня не волнуют.
Эссиорх недоверчиво вгляделся в лицо мечника:
- Ты морочишь мне голову, барон мрака! При чем тут Лигул?
- Ну, как это “при чем”? – Арей откинулся на спинку кресла, – Насколько я знаю, это именно он сделал все возможное для того, чтобы эта девчонка, темная копия Дафны, попала в русский отдел мрака…
Эссиорх присел на диван, не спуская с Арея непонимающего взгляда.
- Вчера ночью комиссионеры донесли мне, что некий Меф Буслаев признался Дафне-темной в любви, – заметил Арей, с интересом наблюдая за реакцией Эссиорха.
- Не может быть… – хранитель наморщил лоб, – И при чем тут Дафна?
Повисла тишина. Наконец барон мрака заговорил:
- У Лигула есть одна сильно развитая черта – расчетливость. Горбун просчитал, что, посылая Дафну-темную сюда, он убивает сразу нескольких зайцев. Во-первых… – он сделал паузу, – рядом с наследником мрака, наконец, появляется человек, на которого Лигул может повлиять. Во-вторых – Буслаев забывает свою любовь к Даф-светлой. И, в-третьих… – он прищурился, – Мрак избавляется от стража-хранителя Буслаева.
Эссиорх мотнул головой.
- Не понимаю… Мрак обыграл свет?.. Не может такого быть!
- Не может?.. – Арей расхохотался, – Ты, светлый, кажется, все еще веришь в лозунг из детских сказок о том, что добро сильнее зла? Да, не спорю, в честном бою свет СИЛЬНЕЕ мрака, – он щелкнул пальцами, – Но нельзя не учитывать хитрость, изворотливость, подлость, лукавость слуг мрака! Меч намного быстрее флейты, и совершеннее как оружие! И уж конечно никакой дурак из Тартара не вступит в честный бой, когда есть шанс ударить в спину! В общем, возможно, свет и сильнее мрака, но мрак все равно побеждает свет.
Эссиорх недоверчиво слушал, едва понимая смысл слов Арея. Наконец он осознал, что именно не дает ему покоя:
- Ты сказал: избавиться от стража-хранителя Мефа? – быстро переспросил он.
- Да. От Дафны, – подтвердил мечник.
- Не понимаю… – снова повторил Эссиорх.
- Похоже, с утра ты соображаешь хуже, чем Улита! – Арей скривил губы, – Даже я знаю этот ваш злой закон из доброго Эдема… Свет НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ОТВЕРГНУТ.
Эссиорх побледнел.
- Получается, Буслаев разлюбил Дафну, и теперь она… – прошептал он.
- Я бы не спешил с выводами, – качнул головой барон мрака, – Можно сказать, Буслаев еще любит светлую – ведь Даф-темная лишь ее отражение… Возможно, она жива…

Всю ночь Даф беззвучно проплакала на крыше какой-то шестнадцатиэтажки. После нескольких часов рыданий она начала задыхаться. Под утро девушка без сил лежала на спине, глядя в серое рассветное небо, и пыталась не дать сознанию ускользнуть. В голове шумело. Тело охватывал то жар, то холод.
“Я отдала ему все… Все, что имела… Боже, как я люблю его…” – скользили отрывочные мысли. Даф не злилась на Буслаева, не злилась на Дану, не злилась на себя… Когда из-за горизонта показалось солнце, ее охватило безразличие, и она позволила себе провалиться в пропасть забытья…
Эссиорх донес холодную, неподвижную Дафну к себе в квартиру. Не зная толком, что делать, положил на кровать и коснулся ее бронзовых крыльев. Крылья были чуть теплые, изредка начинали пульсировать. Это означало, что Даф жива. Еще жива.
- Лигул… – выругался хранитель и укрыл девушку одеялом. Насколько он понимал, у них было несколько дней. Если за это время Даф потратит все силы для борьбы за жизнь…
Нет. Он успеет слетать в Эдем. Должен успеть.

Меф проснулся рядом с Даной. Ее золотистый хвост мягко щекотал его шею, голова доверчиво лежала на плече…
Буслаев улыбнулся. Девчонка умеет казаться беззащитной! Не знай, он, на какую длину она бросает ножи, решил бы, что она создание света…
Света? Меф закусил губу. Дафна… И как теперь смотреть ей в глаза? В ее лучистые синие глаза…
Буслаев сделал глубокий вдох. Пора бы определиться, кого он все-таки любит, а то это даже не смешно…
- Меф?.. – На него смотрели блестящие, заспанные, смешные глазки…
Ладно, проехали. Определение, кто кого любит, откладывается на неопределенный срок…

Глава 6
Прощание

“Уезжаю затем, чтоб сказать себе: “Всё!”
Отпусти меня, видишь, я уже на коне!
А печальная птица сломала крыло,
возвращаясь домой…"
По волнам твоих слез

“Да, все это так да вот только покой
не приходит никак,
С тех пор как я невзначай
Сказал “прощай”
И не жду твоего звонка!"
Телефон

“Вот и тень моя тихой змеей покидает меня
И на синем асфальте босая танцует!
Как бы мне незаметно, легко и шутя,
Отравить на прощанье ее поцелуем…”
Вот и тень моя…

Эссиорх успел. Даф забрали в Эдем, где за несколько дней восстановили ее силы. Теперь она вновь была бессмертным стражем света, как и раньше. Почти как раньше…
Дни напролет она бродила по Эдемскому саду, пытаясь избавиться от навязчивого чувства золотой клетки. Ей казалось, словно вокруг была безупречная площадка для съемок фильма, где все пропитано ложью. Все играют свои роли, только она, Дафна, безнадежно отстала от сценария… Ей хотелось обратно, в тот мир, где правит не светлое притворство, а несовершенство, искренность, любовь…
Скоро и это прошло.

Лишь через месяц Троил отпустил Даф в лопухоидный мир, попрощаться с Мефом. Не задерживаясь дольше, чем на час.
Когда Даф перенеслась на землю, было четыре часа утра. Серое предрассветное небо, пустые улицы. Москва спала.
Страшное время. Именно в эти несколько часов сознанием смертного полностью овладевает мрак. Не дай Бог кому-то проснуться! Человек ломается, сам не понимая, отчего сломался.
Обычно в это время дом на Большой Дмитровке умирал. Даже неугомонная Улита предпочитала в эти несколько часов отсыпаться после очередной ночной прогулки… Даф надеялась, что Меф тоже спит.
Полутемная лестница… Серебрящийся в сером утреннем свете фонтан… Вот и до боли знакомая дверь в комнату Буслаева. Даф, еще раз мысленно взмолившись, чтоб он спал, толкнула дверь.
Меф не спал.
Сидя на кровати, он точил меч. На плечи падали распущенные волосы.
Дафна вздрогнула. Неясно чем – то ли неподвижностью и усталостью позы, то ли сосредоточенными, четкими движениями бруска, то ли мрачным выражением лица – Мефодий напомнил ей Арея. Напомнил так сильно, что она тряхнула головой, отгоняя наваждение.
Буслаев поднял голову.
Его взгляд – тяжелый, усталый, недобрый взгляд только усилил сходство с бароном мрака. Дафне мучительно захотелось закрыть лицо руками, отвернуться, лишь бы взгляд Мефа не давил на нее.
Стараясь отвлечься, она внимательно вгляделась в его бледное лицо. Буслаев совсем не изменился – те же запавшие глаза, те же скулы, те же упрямо сжатые губы, тот же лоб с парой непослушных прядей волос…
Неподвижное, расслабленное, спокойное лицо. Как маска. Только глаза… Глаза и этот взгляд. Типичный взгляд стража мрака, смотрящего на стража света. Оценивающий, без очевидной злобы, но с явной иронией и презрением. Мол: “Ты такая светлая и глупая, а я такой темный и опасный, но сегодня мне лень, так что поживи до завтра”.
Даф снова ощутила себя слабой, неспособной что-то сделать, как некогда в Эдеме.
Девушка сделала легкий шаг вперед. Меф не шелохнулся.
“Господи… А ведь меня не было всего месяц! Что же будет с ним дальше?..” – с тоской подумала Даф, Хорошо хоть эйдос Буслаева был на месте. Такой же яркий, как раньше…
Мефодий медленно убрал меч с колен, отложил брусок, не спуская с Дафны глаз. Потом плавно поднялся. На шее блеснул дарх.
- Дафна… – произнес Меф, не то спрашивая, не то отвечая самому себе.
Девушка слабо улыбнулась… В следующий миг ее шею щекотало лезвие клинка. Меф сделал это молниеносно – и в который раз Даф вспомнила мечника мрака.
- Не уйдешь… – прошипел Буслаев, едва сдерживая грозный клинок, – Говори, тварь, кто тебя подослал? Свет, мрак? Ну?! – его лицо исказилось.
Даф казалось, что это сон. Меф, ее Меф, с такой яростью говорит с ней, вот-вот перережет ей горло! Что происходит?!
- Меф… Я Дафна! – прошептала она. В глазах Буслаева вспыхнул опасный огонек. Смертельно опасный.
- Вы считаете, это смешно, не так ли?.. – хоть его голос прозвучал тихо, Даф поняла, что наследник мрака едва себя контролирует. Еще немного – и он спокойно прольет ее кровь, – Забавно, да? Приколоться над наследником мрака, потешить Лигула?.. НЕ БУДЕТ ЭТОГО! – он повысил голос, – И пусть Лигул запомнит – Я не позволю!
- Мефодий! Я Дафна! – из глаз девушки брызнули слезы. Ее не пугала смерть – стражи света не боятся ее, но она не могла вынести того, что именно ЕГО рука держит клинок.
- ЗАТКНИСЬ, ТЫ!!! – страшно крикнул Буслаев, – Я ЗНАЮ, ЧТО ДАФ МЕРТВА!!!!!!!!!!
Два действия произошли одновременно: Меф с силой толкнул клинок вперед, в шею Даф, и она без чувств сползла по стене. Секундой позже – меч бы отрубил ей голову.
Буслаев занес меч, собираясь нанести смертельный удар сверху, и… его горящий взгляд упал на сияющие под курткой крылья.
Меф присел рядом с бесчувственной девушкой. Сомнений нет – крылья настоящие… Но что это значит?.. Целый месяц все – комиссионеры, Улита, Лигул – говорили ему, что Даф мертва! Один Арей молчал и хмурился…
Меф провел рукой по лицу. Что это? Призрак, штучки суккубов, шпион света?.. Если нет, то как объяснить ее исчезновение? Почему она ушла, ничего не сказав ему? Неужели ей доставляло удовольствие смотреть на то, как Меф избегает общества Даны, пытаясь убить ту влюбленность, которая, как он считал, убила Дафну… Как он сутками не покидает своей комнаты, выходя лишь на тренировки, потому что Арей, как никто другой, мог его понять… Как мечник, жалея Мефа, затягивает занятия до четырех, а то и до пяти часов… Как после этих тренировок Меф просто падал в кресло шефа и лежал там, без мыслей, без ощущений, и набирался сил лишь в эти минуты…
Нет! Она не могла. Она была его хранителем, она любила его! Никакая измена не стоит тех страданий, которые причинило Мефу ее исчезновение…
Дафна открыла глаза. Мефодий сидел рядом, прикрыв глаза, и поглаживал рукоять меча.
- Меф?..
Буслаев заговорил, не открывая глаз.
- Скажи мне… Скажи мне правду… Ты шпион? Света, мрака? Не скрывай! Это важнее, чем ты можешь себе представить! Клянусь Черной луной, если ты не солжешь, я выпущу тебя живой!
Дафна вздохнула. Меф считает ее мертвой… Как доказать ему? И нужно ли?..
- Ты не веришь мне…
- А как я могу поверить? Ладно… – Меф вскинул голову, – Хорошо, у тебя есть шанс. Докажи, что ты Дафна… Накануне моей битвы с яросом Даф пришла ко мне в комнату… Передала мне дар, последний дар, который у нее остался! – Буслаев посмотрел прямо в глаза Дафне, – Если ты Дафна, ты скажешь, как этот дар попал к тебе!
Девушка слабо улыбнулась.
- Ты не забыл… Дар везения, случайно переданный мне первым листком платана…
Зрачки Мефа расширились.
- Даф… ЭТО ТЫ?! – после слабо кивка Буслаев отбросил меч и рывком прижал Дафну к себе, – Господи… Ты жива… Но где ты была? Где ты была так долго?..
- В Эдеме, – Дафна чуть отстранилась и убрала прядь волос, упавшую Мефу на глаза, – Я не могла уйти раньше…
- Но ты вернулась? – прошептал наследник мрака.
- Я… Меф, я пришла попрощаться, – призналась Дафна, – Мне нельзя долго находиться в лопухоидном мире…
- Почему?
Даф, ничего не ответив, опустила голову.
- Это из-за меня?.. Из-за меня и… – Меф запнулся.
- Так велела судьба, Меф… – мягко сказала Даф, – Люби ее! Люби Дану, оставайся собой и береги эйдос!
Даф встала, понимая, что если она не заставит себя уйти прямо сейчас, то не уйдет никогда.
- Почему ты уходишь? – упрямо повторил вопрос Буслаев.
Что ответить? Правду про то, что она провалила задание и не смогла помешать ему попасть под влияние мрака? Нет, лучше промолчать…
- Я буду присматривать за тобой, – слабо улыбнулась девушка, – Я все еще твой страж-хранитель…
- Даф, стой! – Буслаев вскочил, шагнул к Дафне…
- Я же своей рукою
Сердце твое прикрою!
Можешь лететь
И не бояться больше ничего… – тихо пропела Даф.
“Сердце твое двулико: сверху оно набито мягкой травой, а снизу каменное-каменное дно” – вспомнил Меф продолжение этой старой песни и горько усмехнулся.

Проходя мимо кабинета Арея, Даф услышала его окрик. Ее время почти кончилось, и все же она вошла.
Арей стоял к ней спиной, глядя в окно. Девушка нерешительно остановилась в дверях.
- Скверное это время – перед рассветом… Мрак демонстрирует силы, накопленные ночью… Опасное время… Время самоубийц… – проворчал барон мрака, оборачиваясь.
Даф почему-то ощутила себя маленькой и глупенькой. ДЕЙСТВИТЕЛЬНО маленькой и глупенькой.
- Ты, светлая, хочешь спросить, зачем синьору помидору все кому не лень твердили, что ты мертва? – поинтересовался Арей. Даф, помедлив, кивнула.
- Думаю, дело во мне, – мечник потер шрам, пересекающий его лицо, – Видя, какого великолепного стража мрака сделала из меня смерть моей жены, Лигул решил испытать этот метод на Буслаеве… – Арей скривил губы, – Неплохой метод, действенный… На синьора помидора жалко было смотреть… Да еще эта неожиданно проявившаяся тяга к тренировкам… Я бы посоветовал тебе остаться рядом с ним, иначе скоро Лигула начнет устраивать его кандидатура наследника…
- А вам что, не хочется, чтоб Меф стал повелителем мрака? – не удержавшись, спросила Даф.
Арей тяжело посмотрел на нее.
- Мне НЕ ХОЧЕТСЯ, чтоб мраком правил помешанный на насилии шизофреник, окруженный аурой подлости! С таким правителем нет ни малейшего шанса в борьбе со светом… Хорошо бы Буслаев это понял…
Даф вспыхнула.
- А как насчет доброты? Чести, совести? Всего того светлого, что еще осталось в Мефодии? Его эйдоса, наконец? Неужели вы можете допустить, чтоб Меф все это потерял? Или вы хотите, чтоб он стал похожим на вас? Повторил вашу судьбу?
Арей помрачнел.
- Запомни, светлая: НИКОМУ, даже злейшему врагу, я не пожелаю повторить мою судьбу! Что до эйдоса… Если у Мефодия хватает воли хранить его сейчас – он будет хранить его вечно, и никто не сможет помешать этому.
- Вы… вы хоть немного привязаны к нему? – в отчаянии воскликнула Даф.
Барон мрака приблизился, заглянул Дафне в глаза…
- Да, светлая. Я н е м н о г о привязан к нему, – тихо ответил Арей.
Даф вдруг поняла, что больше вопросов не нужно. Она и так заглянула слишком далеко, туда, куда не нужно было заглядывать никому. И это она, милосердный страж света!
- Простите, – прошептала она. Арей кивнул, и она выскользнула из его кабинета. А еще через миг навсегда покинула мир смертных.

Видно Дьявол тебя целовал
В красный рот, тихо плавясь от зноя…
И лица беспокойный овал
Гладил бархатной темной рукою…

Да сгинет свет, да будет мрак!

Глава 7
Плохая новость, хорошая новость и полбочонка медовухи

“Один глоток моей душе не даст огня,
Но искру может дать второй…”
Выпьем еще

“Я танцую не в такт,
Я все сделал не так,
Не жалея о том…”
Я невидим

А тем временем к Лигулу пришел Каин – обсудить текущие проблемы.
- Я хочу знать, где сейчас Мефодий Буслаев, – негромко сказал первый убийца, испытующе глядя на горбуна.
- Где Буслаев? Там, где ему и положено быть – под крылышком у Арея. А что?
- Я спросил не о том, – нехорошо блеснул глазами Каин, – Я спросил, почему о нем ничего не слышно.
Лигул беспокойно завозился.
- О нем должно быть слышно?..
- Да! Буслаев – личность известная. Будущий повелитель мрака, которого обучает Первый Меч мрака! А ты, Лигул, прячешь его…
- Первый Меч мрака! – Лигул фыркнул, – В любой момент лучшим мечником можно объявить кого угодно… да хоть тебя! А Арея посадить в тюрьму, сослать на маяк, или прямо в Нижний Тартар!
Каин прищурился.
- Дело не в этом… Факт все равно останется фактом – Арей лучший, и скоро на втором месте будет обученный им Буслаев.
- Это плохо или хорошо? – не понял Лигул.
- Это ПРЕСТИЖНО, – первый убийца скривил тонкие губы, – У меня хорошая новость: скоро французский отдел устраивает летний бал. Полагаю, Буслаев будет на нем присутствовать?
- Я не… Я… Посмотрим!
- Посмотри, Лигул, посмотри… Советую смотреть повнимательнее, иначе начнут присматриваться остальные бонзы мрака… Тут уж я тебе ничего не гарантирую, – Каин встал, – Перешли приглашения на имя Арея и Мефодия как можно скорее. До встречи.
- До встречи! – Каин вышел, и Лигул швырнул в стену пепельницу, – Проклятый подлец!

Утром Меф спустился в приемную. На диване томно развалилась Улита, укрывшись дорожным плащом Арея, а за столом, поставив бочонок с медовухой прямо на бумаги, восседала Мамзелькина.
- По Дону гуляет, по Дону гуляет, по Дону гуляет Буслай молодой!.. – с чувством пропела Аида Плаховна, – Ну что, комарик мой недобитый, упустил-таки свою светлую? Чай, не скоро теперь свидитесь?
“Комарик недобитый” неопределенно пожал плечами. Он и сам еще не определился, рад он, что Даф вернулась в Эдем, или нет.
- Ты плечико-то не вывихни, воевода! Плечико, на него же ручка крепиться! Ареюшка уж так старался, так старался тебя выучить сабелькой махать!..
Буслаев кивнул.
- Меф! – позвала с дивана Улита, – Ты вальс танцевать умеешь?
- Смотря с кем, – честно ответил Буслаев, – А зачем?
- Не ЗА чем, а НА чем! – туманно изрекла ведьма. Потом, подумав, призвала плитку шоколада и зашуршала фольгой.
Мефодий направился к кабинету шефа.
- К Арею нельзя! – неожиданно строго сказала Мамзелькина.
- Почему?
- Сказано тебе: нельзя! Отдыхает шеф твой! Вон у меня еще есть полбочонка медовухи… Пока не допью, к Ареюшке не пущу!
- А если я все равно пойду? Как тогда, косой? – брякнул Меф.
- Ну, косой – не косой, а футляром вполне возможно! И чего тебе сдался этот Арей? Каждый день его видишь, он тебе уже прям как отец родной! Посиди со мной, брат Мефа, не гнушайся старушки!
Меф усмехнулся, глядя, как “старушка” глушит медовуху, и толкнул дверь в кабинет шефа.
Картина, представшая перед ним, его, мягко говоря, удивила. Арей полулежал в своем кресле, безжизненно склонив голову. Его грудь рассекала длинная открытая рана.
Буслаев медленно повернулся к усмехающейся Аиде.
- А я тебе что говорила? Не суйся, когда не велят!
- А что… Арей… Ему надо помочь… – растерянно произнес Меф, с тревогой оборачиваясь на шефа.
- Ну а я о чем? Вроде родителя он тебе уже, а?..
Мефодий хотел отгрубиться, но передумал. Впрочем, почему бы и нет? И всех смертных и бессмертных Арей, пожалуй, единственный, кого Меф мог бы мысленно окрестить “папой”. Мысленно – потому что велик шанс распрощаться с головой.
- Меф, мальчик мой? – раздался сзади хриплый голос мечника. Буслаев резко развернулся – барон мрака не поменял позы, только открыл глаза и откинул голову.
Буслаев закрыл дверь, шагнул к Арею и остановился.
- У меня есть отвратительная новость!
- Какая? – осторожно спросил Меф.
- Через три дня состоится летний бал, и нам с тобой сегодня прислали официальные приглашения. Правда, курьер случайно оказался послан одним из моих давних врагов, так что… – он кивнул на рану, – Но, как говорит Улита: не ленитесь заговаривать свое оружие, оно вам потом спасибо скажет! Отсюда вывод – на бал мне все же придется пойти. Как и тебе.
Меф в очередной раз мысленно поразился беспечности мечника. Был бы клинок курьера заговорен – Буслаев бы пошел на бал без Арея. Чистое везение, от которого зависит такая малость – жизнь.
- Ну… А что плохого в походе на бал?..
Арей невесело усмехнулся.
- Помнишь тот давний прием у Вильгельма? Так вот: по сравнению с грядущим балом это были даже не цветочки. Будет большой удачей, если ты уйдешь с бала на своих ногах, и унесешь с собой свой эйдос. Так что я бы на твоем месте нашел себе партнершу поопытнее.
- Партнершу? – переспросил Буслаев, – Я позвоню Дане!
Арей качнул головой.
- Уверен, после двух чаш лавы трое из пяти стражей мрака перепутают твою подружку со светлой и отсекут ей голову. Я бы тебе посоветовал… Нату. Девица себя в обиду не даст, может, и тебе как-то поможет…
- Ладно, – слегка разочаровано кивнул Меф, – С вами точно все будет хорошо?
У Арея в глазах вспыхнул нехороший огонек.
- Отмотай пленку назад, синьор помидор, и вырежи последнюю фразу, – тихо сказал мечник, и у Мефа по спине пробежал холодок. Он уже знал, что опаснее этого тихого голоса только коса Мамзелькиной.
Барон мрака еще несколько секунд испытующе смотрел на него, потом снова закрыл глаза.
- Иди.

Глава 8
Да грянет бал!

“Пели песни до утра, пого танцевали,
Каждый наливал вина, пить не уставали!
Все придут на пир, лишь бы повод был!
Сладок уксус на халяву – кто-то говорил!”
Вино хоббитов

“Разоришь ты мои сны…
Пальцы переплетены…
Будто чем-то опоен…
Будто тело не мое!”
До Содома…

“Как много горящих очей,
Как много картонных мечей.
И я сегодня так странно одет,
И я излучаю таинственный свет
Не спрашивай: это зачем, это зачем…”
Бал

Вечером перед балом в комнату Мефа заглянула Ната.
- Эй, Буслаев! Есть контакт?
- Заходи! – Мефодий как раз закончил писать дневник. Закрыл тетрадь, повернул голову… Он явно был не готов к тому, что увидел.
Ната оказалась почти совсем нагая. Легкое красное платье состояло лишь из узкой полоски, закрывающей грудь на манер купальника, длинной косой юбки, каким-то чудом державшейся на бедрах, и золотой застежки, скрепляющей эти два кусочка ткани. Почти все тело Наты: плечи, спина, талия, верхняя часть бедер и левая нога – оставалось открытым.
- А… Ната… Ты уверена, что идешь со мной на бал? – наконец спросил Меф.
Девушка закусила губу. Судя по выражению ее лица, мнение Мефодия было немаловажным.
- Платье посоветовала Улита… Сказала: там, куда мы идем, еще и покруче будут… Так как, тебе нравится?
- Сносно. Можно даже сказать: симпатично, – кивнул Буслаев.
Ната усмехнулась.
- Критика принята… Я тут тебе тоже костюмчик принесла… – она бросила ему сверток.
Мефодий с интересом развернул пакет… И облегченно вздохнул.
Ничего экстремального: кожаные брюки, свободная черная рубашка с открытым воротом, глянцевый черный плащ…
- Фи, как банально! Лучше бы сиреневые галифе и плетка! – надула губы Ната.
…Они спустились в приемную. Улита тоже успела переодеться. Меф оценил ее относительно скромное черное платье с узким корсетом и легкой юбкой.
- Вы готовы?.. – поинтересовался барон мрака. Он и теперь не изменил своему любимому черно-красному плащу, правда, кольчугу одевать не стал, а ограничился черной с искрой рубашкой.
- Мы на Мамае?
- Вряд ли, – качнул головой Арей, – Наши девушки могут помять свои наряды.
- А когда начинается бал?
- Ммм… – мечник взглянул на свои уникальные часы, – Двадцать минут назад. Но, учитывая пунктуальность остальных гостей, особо спешить мы не будем.

Они телепортировали прямо в прихожую. Удивительно проворный швейцар-комиссионер­ поспешно принял у Улиты мешавший ей плащ, и с пошленьким “Прошу-с!..” распахнул дверь в следующий зал.
Они шли, шли, шли… Арей уверенно вел их вперед. Мефу казалось, нет стража, который бы не задержал на нем взгляд, и от этого в движениях появилась несвойственная скованность. Зато шедшая рядом Ната внешне была совершенно спокойна. Ее накрашенные кровавым цветом губы застыли в улыбке, плечи были расслаблены, бедра мерно покачивались… Только глаза лихорадочно горели на бледном лице.
Наконец перед ними открыли самые широкие двери… Меф прищурился от яркого света.
Зал был действительно огромен. Алые стены, черный мраморный пол, высокие (от пола до потолка) окна, завешанные тяжелыми золотистыми шторами, бездонный потолок, на котором огромной спиралью висели тысячи свечей…
У стен Меф заметил столики, диваны и разнообразные кресла. В конце зала было небольшое возвышение, а центр, видимо, предназначался для танцев.
Между многочисленными гостями сновали комиссионеры с огромными подносами, на которых стояли разнообразные чаши, бокалы, кубки…
- Bonjour, bonjour! Soyez les bienvenus! Passez, s’il vous plait, мы ждали вас! Арей, Улита, Мефодий и Натали, не так ли?.. – подбежал к ним, кланяясь, какой-то молодой страж. Арей сдержанно кивнул ему, Улита хищно улыбнулась, Ната сделала нечто вроде пародии на реверанс. Меф решил, по примеру Арея, ограничиться кивком.
- S’il vous plait, сюда… Вы как раз вовремя, скоро начнутся танцы… – страж щелкнул пальцами, и рядом возник комиссионер с напитками, – Прошу вас… Согласно ритуалу, первый бокал с кровью… Леди, прошу… наследник…
Мефодий неуверенно взял тонкий бокал с густой бурой жидкостью. Пить не хотелось. Ни крови, ни чего-либо еще. Но, заметив выжидательный взгляд стража, Буслаев все-таки сделал глоток.
- Превосходно, господа! Если желаете, занимайте свободные кресла. Хотя, возможно, долго сидеть и не получится… Вот-вот начнутся танцы. Веселого вам вечера! – страж стерильно поклонился и исчез среди гостей.
Мефодий осмотрелся, пользуясь тем, что глаза наконец привыкли к ослепительному свету. Вокруг была самая разная публика: немолодые стражи вроде Арея, быстрые ловкие парни, девушки в разнообразных нарядах и масках…
Взгляд Мефа остановился на красивой блондинке в фиолетово-черном платье. Ее светлые волосы напомнили ему о Дафне, и эйдос сразу потеплел…
А девушка, стоящая, кстати, на другом конце зала, каким-то непостижимым образом ощутила взгляд Буслаева, повернула голову и улыбнулась. На ее лице была узкая фиолетово-черная маска…
- Да тебя заметили, синьор помидор! – насмешливо хмыкнул Арей, – По правилам хорошего тона сейчас нужно отвесить поклон!
Меф кивнул и, не отрывая взгляда от лица девушки, едва заметно поклонился. Она же, как бы невзначай, поправила маску изящной рукой, еще раз улыбнулась, и больше на Мефа не смотрела.
- А Лигул уже приехал? – тихо спросил Меф у Арея. Мечник расхохотался.
- Горбун-то?.. Расслабься, синьор помидор – на балы Лигул не ходит. На дружеские посиделки, пьянки, пиры – непременно. Но для балов он слишком горбат.
- Ого! Кажется, щас кто-то будет толкать речь! – вдруг заявила Улита.
Мефодий, все еще сопровождаемый сотней взглядов, подошел и сел в черное кресло с высокой спинкой.
На возвышении в конце зала появился молодой красивый мужчина. В руке у него был бокал с кровью.
- Друзья! – страж заговорил негромко, но его голос разнесся по залу, словно усиленный множеством микрофонов (говорил он по-французски, но стражи из разных отделов могли слышать свой язык), – Рад приветствовать вас на ежегодном летнем балу! Также счастлив, что именно французскому отделу и мне, Людовику Четырнадцатому, этим летом выпала честь принимать вас! Надеюсь, вы не пожалеете! Наш вечер будет полон сюрпризов, веселых забав, залитых замечательными напитками и теплой атмосферой! Не сомневаюсь, что выражу мнение всех вас, сказав, что мраку не хватает именно таких вечеров в тесной компании! – страж сделал паузу, – Напоследок хочу отметить присутствующего здесь Мефодия Буслаева, – вокруг Мефа большинство стражей опустились в поклоне, – А также его наставника, мечника Арея! – теперь к поклонам присоединились одобрительные восклицания, – Ну что ж, отдадим дань традициям и начнем наш вечер с классического вальса! Итак… ДА ГРЯНЕТ БАЛ!!!
Свечи вспыхнули еще ярче, и воздух прорезали первые звуки вальса. Но это был не обычный – тихий и журчащий, как ручеек – вальс, а что-то неистовое, захлебывающееся, игривое и немного безумное. Большинство стражей вскочили, подхватили своих дам и закружились, завертелись…
Меф не спешил выходить. Во-первых, слишком много взглядов было направлено на него, во-вторых, его бокал был еще полон, и в третьих, Буслаеву не хотелось затеряться в этом пульсирующем кружении. Тем более, Ната в первую же секунду упорхнула с кем-то, кто стоял к ней ближе всех и ненароком задержал взгляд на ее лице.
Со своего места Мефодий наблюдал. Мимо него проносились вуали ведьм, полы темных плащей, рассыпанные волосы… Внезапно Меф чуть не выпал из кресла, увидев среди танцующих Арея и Улиту.
Если бы раньше кто-то предложил ему представить себе барона мрака, танцующего вальс, Меф бы или врезал по ушам, или посоветовал позвонить дяде Фрейду, настолько противоестественной­ была для него эта картина. Но вот мечник танцует, чуть склонив голову, и другие пары незаметно уступают ему дорогу.
В танце барон мрака двигался так же, как во время поединка: уверенно, точно, без замедленности или излишней суетливости. Грациозная Улита прекрасно дополняла его, и Меф с удивлением отметил, что ему приятно следить за этой парой.
Оглядывая зал, взгляд Буслаева вновь наткнулся на понравившуюся ему фиолетово-черную блондинку. Она тоже не танцевала, а расслабленно стояла у стены, держа в руке бокал с кровью. Мефа одновременно и обрадовал факт, что у нее нет партнера, и встревожил.
“Пригласить ее, что ли… Не сидеть же весь вечер! Черт… Вот так подойти и потащить танцевать? Блин, глупо это – мне семнадцать лет, а я не могу пригласить девушку на танец! Наследник мрака я, или кто?! В том-то и дело… Если б они все не пялились… Ладно! Если до конца этого танца она допьет кровь – я ее приглашу!” – решил Буслаев. И в тот же миг, словно смеясь над ним, девушка одним глотком осушила бокал и аккуратно поставила его на поднос. При этом она ни разу не повернула головы к Мефодию.
- Что-то будете пить, наследник? – скользнул к нему комиссионер с подносом, – Кровь, вино, ром, виски, текила, лава, нектар?
- Ммм… Виски, – решил Буслаев, ставя на поднос недопитый бокал с кровью и взамен беря другой.
Залпом, по примеру фиолетово-черной девушки, Буслаев выпил темную жидкость, и ощутил странную легкость во всем теле.
“И чего я расселся? Даже Арей танцует, что я, хуже?!”
Меф встал и неторопливо направился к блондинке. При его приближении она повернула голову… Меф изумленно всмотрелся в ее глаза – большие, миндалевидные, фиолетово-черные…­
Вальс затих, но пары не спешили распадаться. Мефодий сделал еще один шаг и, на всякий случай насмешливо прищурился.
- Ты танцуешь?
Голос его прозвучал неожиданно тихо по сравнению с оглушительным вальсом.
- Нет, – сладко, будто держа во рту мед, протянула девчонка, поправляя светлую челку, – Но можно ли не сделать исключение для наследника мрака?.. – она вложила в руку Буслаева свою прохладную ладонь.
А тем временем музыка снова заиграла. Теперь это было что-то не такое динамичное, как вальс, скорее медленный танец с неожиданными резкими всплесками.
Буслаев провел свою партнершу ближе к центру зала, про себя порадовавшись, что он все же чуть выше ее ростом. Повернулся, обнял, и начал плавно двигаться, с каждым звуком все больше теряя ощущение реальности.
Огни, громкая музыка, привкус виски на губах, и особенно насмешливый взгляд фиолетово-черных глаз, окруженных фиолетово-черной маской – все это беспокоило, выводило из равновесия. Тело, никогда не подводившее его раньше, и сейчас продолжало умело двигаться, следуя переменчивой мелодии, но сознание Буслаева было далеко.
А тут еще девушка в его объятьях прижалась еще крепче, сжимая пальцами плечо, и насмешливо кривила губы в нескольких сантиметрах от губ Мефа.

Копирование текста запрещено по желанию автора

Написать Фанфик Узнай, что ещё написал на трибуне Ник. →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить
Ник.
Ник. назад

smile

Gestiya
Gestiya назад

Прочитала и не пожалела. ОЧЕНЬ интересно. Ещё хочу!

Популярные новинки в разделе Фанфик из мефодий буслаев

Последние выступления с трибуны фан-клуба →