Я фанат!

Фан-клуб мефодий буслаев

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в разделе Литература  → мефодий буслаев  →  Трибуна

Фанфик Все Фанфики Написать Фанфик

Чаша унижения

“Вернусь я туда, где кушают смерть
И черпают жизнь из хрустальных бокалов,
Где ничего невозможного нет!
Да это немного, но это немало!”
Декаданс

“Вот и весь прикол – танец или смерть
Или я спасен или мне гореть.
На моем пути черная дыра,
У моей мечты выцвели глаза.”
Я вернусь

“Когда придет зима,
Когда наступит февраль
И чёрный фонарь
Станет жёлтым как янтарь
Я прикажу себе молчать
И не ходить в тот дом!”
Рубеж

Мефодий с Дафной, обнявшись, сидели на крыше и смотрели на звезды. Тихая, прозрачная ночь. Даф говорила, что в такие ночи просто не имеет права случаться что-либо плохое.
Внезапно рядом раздался тихий хлопок телепортации, и кто-то сразу упал на колени. Меф вскочил, призвал меч, Даф подняла флейту. Они осторожно приблизились.
Длинные пепельные волосы… широкие плечи… в руке зажата сломанная рапира…
- Улита… – выдохнул Меф.
Ведьма подняла лицо, искаженное судорогой боли. В глазах отразилась луна.
Через миг Даф тихо вскрикнула. Мефодий опустил взгляд и вздрогнул: грудь Улиты была рассечена, из глубокой раны текла темная кровь, заливая ведьме руки.
- Там… там… – простонала Улита и еще сильней согнулась, крепче обхватывая себя.
- Что? – Буслаев опустился рядом, наклонился к лицу Улиты, – Кто тебя ранил?
- Тартарианцы… – прошептала ведьма, – Напали внезапно… Лигул приказал вырезать весь русский отдел… Слишком много… Клинки заговорены…
- Их послали убить Арея? – переспросила Даф, тоже наклоняясь к лицу Улиты.
- Нас всех… Даже поединка бы не было, если бы Арей не проснулся… Их клинки… отравлены. Даже царапина… и все, – вдруг Улита застонала, и, не меняя положения, легла на бок, – Меф… Помоги Арею… Пожалуйста…
Мефодий провел рукой по лицу, не веря в реальность происходящего. Он встретился взглядом с Даф, растерянно сжимающей флейту, и чуть приподнял брови. Дафна быстро замотала головой.
- Улита, Мефодий ушел от мрака. Он больше вам не служит, – мягко проговорила Даф, – Не шевелись, я попробую тебя исцелить…
- Меф… – из последних сил прохрипела Улита, на глазах ее появились слезы, – Их слишком много! Помоги Арею! Спаси его жизнь… ПРОШУ! Пожалуйста… – глаза ведьмы закатились, она потеряла сознание.
Мефодий решительно встал, повернулся к Даф.
- Не ходи за мной, не хочу подвергать твою жизнь опасности. Попытайся помочь Улите. Я скоро, – на удачу коснулся губами ее щеки, крепче сжал меч и телепортировал на Большую Дмитровку, 13.
Не мешкая, нырнул под леса, не взглянув на руну ворвался в дверь и застыл, вглядываясь в полумрак.
Бой был не просто неравным, он был В ДУХЕ ЛИГУЛА. Одиннадцать стражей окружили Арея, пятеро рубились с Евгешей, четверо с Чимодрновым. Еще шестеро валялись с отрубленными головами.
К стене привалилась бледная Ната, неумело зажимавшая рану в плече.
“Ага… Итого двадцать шесть на пятерых… По пять на каждого, один на подстраховку. Если не учитывать, что двое – женщины, клинки смертоносны, а нападение внезапное, бой относительно благородный…” – зло подумал Меф.
Тут наконец один из противников Арея заметил Буслаева, стоящего возле двери, метнулся к нему, надеясь сокрушить гостя одним колющим ударом, и животом напоролся на опущенный клинок Мефа. Через миг его голова уже была отсечена.
- Я тоже рад вас видеть – с отвращением бросил Меф, переступая через противника и выходя вперед.
Стражей, казалось, нисколько не удивило появление новичка. К нему приблизились четверо – двое от Арея и по одному от Мошкина и Чимоданова. Учитывая просьбу Улиты, Меф надеялся все же, что стражи оставят на Арея двоих-троих, переключатся на него, дадут мечнику передохнуть… Но, видимо, стражи знали свою цель. Правда, они еще не знали, чему Буслаев успел научиться…
- А моя фамилия Буслаев! И мой меч короче вашего! Ну разве это честно – со спины бить? – с каждой следующей фразой Меф наносил удар. Не прошло и трех минут, как к лежащей семерке присоединились еще двое.
Стражи забеспокоились. Меф ощутил, что характер боя изменился: спокойный и неторопливый вначале, он стал энергичнее и отрывистее. Темные клинки порхали со всех сторон, не давая сделать ни одного лишнего движения.
Мошкина прижали к стене. Отгоняя его противников, Меф сделал длинный рубящий удар (при этом едва не лишившись руки), и отвлек мечников на себя.
Чимоданов и тут не променял свой любимый топор на меч. Работал он четко, и хоть не заколол пока ни одного стража, зато себя не открыл ни разу.
Барон мрака, казалось, даже не заметил прихода Мефа. Он ожесточенно рубился, в основном работая в защите. Нападали на него со всех сторон, не давая сблизиться с кем-либо. Видимо, в начале боя мечник показал, на что способен, и теперь стал главной, и самой опасной, целью стражей.
Прошло около часа. Меф еще не устал, но сквозь пелену азарта пробилось чувство недоумения. Обычно поединки не длились слишком долго, особенно групповые. Если не удавалось сразу убить противника, стражи скрывались на некоторое время, восстанавливали силы, чтоб позднее напасть при лучшем раскладе. Тут же шел бой до конца. Заметно было, что стражи получили вполне четкое задание, звучавшее как “голова Арея, Улиты, Чимоданова, Мошкина и Вихровой”.
Меф отвлекся, едва не пропустил удар, нанес ответный колющий, отбросил со лба волосы, повернул голову… В это миг какой-то юркий страж прорвался к Арею и с силой рассек ему плечо.
Мечник заревел, и ранивший его страж мгновенно лишился головы. Хотя это уже ничего не меняло.
Меф как во сне продолжал рубиться, не выпуская из поля зрения Арея. Стражи, видя рану, начали нападать совсем уж нагло. Мечник перебросил меч из правой руки в левую, и, игнорирую кровоточащее плечо, отбивал удары.
Так продолжалось еще около десяти минут. Буслаев заметил, что Арей стал замедляться и едва не пропустил роковой удар. Решившись, Меф бросился вперед, встал перед мечником, оттеснив того к стене, и, не обратив внимания на недовольный рык барона мрака, начал веерную защиту, загораживая раненого.
Время шло. Меф почти не чувствовал свою руку. Он не запомнил момента, когда справа и слева от него возникли Чимоданов и Мошкин.
В какой-то момент Меф нанес жалящий удар в шею одного из противников, подсек его снизу… и замер. В приемной повисла тишина, нарушаемая только тихими всхлипами Наты. Евгеша все еще стоял с поднятым клинком, ожидая атаки, но все было уже кончено.
Меф повернулся к Арею. Тот прислонился к стене с совершенно белым лицом, глядя перед собой невидящими глазами. Кровь из его раны уже едва струилась. У ног мечника лежало трое стражей, которых он все же сумел заколоть.
Буслаев попятился. Мечник медленно сделал шаг… второй… оглядел приемную… третий… и рухнул навзничь, на спину.
Проползла минута. Мефодий пытался сосредоточиться, но у него никак не получалось. Единственное, до чего он додумался, это позвать Даф, что он и сделал.
И Дафна откликнулась. Зал словно осветился изнутри при ее появлении. В первую секунду она бросилась к Нате, но…
- Даф… – позвал Меф на этот раз вслух, бессильно опускаясь на колени рядом с мечником.
- Улиту я исцелила, они сейчас спит. Ты… – Даф запнулась, заметив лежащего без сознания Арея, и опустилась на пол рядом с Мефом.
- Ты можешь помочь?
Даф подняла было флейту, но сразу опустила и покачала головой.
- Я не имею права исцелять стражей мрака.
- Даф! – Мефодий в упор посмотрел на девушку, – Ты исцелила Улиту. Пожалуйста, помоги Арею.
Дафна вздохнула.
- Ты правда этого хочешь? – Меф кивнул, и она, помедлив, протянула ему свою флейту, – Маголодия исцеления требует хоть малой доли симпатии к тому, кого ты исцеляешь.
Меф взял флейту, подержал, ощутив, как сильно болят пальцы, поднес к губам и заиграл. Он толком не знал, что играет, зато знал цель – поддержать, исцелить…
Звуки, легкие, плавные, наполнили приемную. Дафна, вначале неодобрительно отвернувшаяся, теперь с блеском в глазах смотрела на Мефа. Он играл на ее флейте второй раз в жизни, и снова у него получалось…
Ната перестала всхлипывать. Цвет лица мечника из сероватого сменился на обычный, смуглый. Дыхание его выровнялось, и лишь тогда Меф опустил флейту, не спеша возвращать ее чуть не плачущей от счастья Дафне.
Арей пошевелился, открыл глаза, Меф склонился над ним…
- Синьор помидор, – пробормотал мечник, – Какой сюрприз…
Меф не стал ничего отвечать, только кивнул. Он почему-то не мог оторвать взгляда от знакомого, привычного за годы лица барона мрака.
- Интересно, – Арей приподнял руку и коснулся плеча, – Насколько я понял, их клинки заговорены… А я жив. Почему?
Меф опять-таки молча продемонстрировал мечнику флейту.
- А… Ну-ну, синьор помидор, делаешь успехи! Где не помогает меч, там поможет дудочка… Позволь узнать, каким образом ты оказался здесь?
- Улита. Она телепортировала ко мне после того, как ее ранили, и попросила вам помочь.
- Улита… Она жива? – в голосе мечника скользнуло беспокойство.
- Жива. Я ее исцелила, – ответила Даф таким тоном, словно уже многократно пожалела об этом. Вообще ситуация ей здорово не нравилась: не успел Меф встать на путь света, снова в его жизнь лезут Арей, Улита, клинки, поединки, Большая Дмитровка 13…
Мечник нахмурился.
- Если она жива, почему ее здесь нет?
- Она в нашей с Мефом квартире, приходит в себя. Если хотите, я вернусь и помогу ей телепортировать сюда, – Даф, радуясь возможности уйти, вскочила и выжидательно посмотрела на Мефа, – Идем?
- Даф, – Мефодий облизал губы, – Знаешь… Ты иди, а я пока… Короче я тебя догоню, – он спрятал глаза. Проклятье, ну почему он должен выкручиваться?!
Дафна обиженно взглянула на буслаевский затылок, вырвала у него из рук свою флейту и быстро вышла из приемной. Меф облегченно вздохнул и перевел взгляд на Арея, который все это время с интересом его рассматривал.
- Ну и зачем ты остался? Не для того ли, чтобы поговорить за жизнь?..
Меф молчал. Что тут скажешь? Остался, потому что не захотел уходить. Не ушел потому, что захотел остаться.
Не дождавшись ответа, мечник с трудом поднялся с пола. Двигаясь медленно, устало, направился к своему кабинету.
- Мне… Мне действительно нужно с вами поговорить! – выпалил Меф.
Арей остановился, повернул голову.
- Если надо – говори. А вы, – он повернулся к Евгеше, Чимоданову и Нате, – господа, что вы до сих пор тут делаете?
Правильно истолковав вопрос, все трое бочком протиснулись на лестницу.
Барон мрака выжидательно посмотрел на Буслаева.
- Я… Проклятье… Можно мне остаться? – решился Мефодий.
Арей прищурился.
- Надеюсь, я ослышался? Еще каких-то несколько недель назад ты вопил, что уходишь, бросаешь мрак, а теперь снова просишься назад? Что, ностальгия мучает? Смотри, Буслаев, окончательно перестану уважать!
- Я не возвращаюсь к мраку. Я возвращаюсь К ВАМ.
От такого ответа Арей потерял дар речи, и Меф поспешил добавить.
- Едва ли Лигул откажется от своего намерения убрать вас всех… Я должен быть рядом.
Меф едва успел договорить, как его схватил за горло разъяренный мечник. Схватил с такой силой, что Буслаев едва не задохнулся. Схватил и приподнял над полом.
- Ты забылся, щенок?! Мне не нужна личная охрана! Если Лигулу вздумалось меня убрать, это только наше с ним дело! Ничью помощь принимать я не намерен! А особенно помощь перебежчика! Тебе ясно? А теперь живо отправляйся к своей светлой, дуэтом играть на дудочке! – Арей отшвырнул его, как котенка, и скрылся в своем кабинете.
Неудачно ударившись затылком о стену, Меф на миг потерял сознание. После этого во рту появился соленый привкус, перед глазами все начало расплываться, голова загудела…
За четыре года он неоднократно был свидетелем подобных вспышек ярости.
С трудом поднялся… ухватился за стенку… снова упал… поднялся… упал на одно колено…
Тут сказались ежедневные тренировки воли. Стиснув зубы, Меф сумел-таки встать и поплелся к кабинету Арея, стараясь игнорировать боль в затылке.
Впервые зал приемной показался ему таким длинным…
Вот и дверь. Буслаев толкнул ее, с облегчением хватаясь за косяк.
Арей полулежал, закинув ноги на стол и откинувшись в глубоком кресле.
Если появление в дверях Мефа его и удивило, то весьма незначительно.
- Что-нибудь еще?..
- Да… – Меф поразился, насколько хриплым может быть его голос, – Я не так обьяснил… Лигул не при чем. Я хочу вернуться, потому что… потому что… – он мучительно искал нужные слова, отвлекало гудение в голове, – Мне плохо без вас. Без меча. Без поединков…
После этой фразы около минуты прошло в молчании. Наконец лицо Арея смягчилось.
- Так бы сразу и сказал… Нечто подобное я читал в одной светлой книжонке. “Блудный сын” называется. В нашем случае лучше бы сказать “блядный”… Впрочем, неважно. Можешь идти, синьор помидор, ЭКЗЕКУЦИЯ на сегодня окончена.
Меф с трудом изобразил нечто, при развитой фантазии сошедшее бы за поклон, и побрел в свою комнату.
Подъем по лестнице напоминал покорение Эвереста. Зайдя в комнату, Буслаев отметил, что тут никто ничего не трогал, даже оставленное им оружие на своих местах…
Больше уже ни на что не обращая внимание, Меф упал на кровать и мгновенно провалился в сон…
Разбудила его Дафна. Судя по утреннему сумраку за окном, проспал он часа два.
- Даф… Что… Что такое?
Дафна внимательно смотрела на Мефа.
- Я ждала тебя… Думала, что-то случилось.
- А… – Буслаев закрыл глаза. Черт. Он попал! Рассказать Дафне о своем решении Меф собирался на свежую голову, желательно в тихом и нейтральном месте. Но если уйти сейчас с ней, выйдет совсем глупо. Арей решит, что Мефодий Буслаев болен. Но как объяснить?.. – Даф… Скажи, в каком случае ты меня разлюбишь?
- Разлюблю?.. Не знаю. Наверно, если ты потеряешь свой эйдос… Если предашь свет… Почему ты спрашиваешь?
- Ясно, – Меф вздохнул, – Даф, я… – он рывком сел и взглянул Дафне в глаза, – Я возвращаюсь. К мраку.
Даф опустила голову. Не то чтобы она совсем не предполагала, что так будет, но…
- Ты презираешь меня, да? – тихо спросил Мефодий. Она вздохнула.
- Я твой страж-хранитель… Значит, и страдать вместе… – в ответ на недоверчивый взгляд Мефа Даф дернула плечом, – Видимо, я сама виновата… Ладно, слетаю за нашими вещами…

Четыре слова про любовь
Четыре слова про любовь и я умру
Четыре слова про любовь
Я не люблю тебя, тебя я не люблю"
Четыре слова

“Меня кормит тоска,
А тебя – благодать.
Мне бы было, где взять,
а тебе – что отдать…”
Тоска

Прошло около месяца. Жизнь Мефа вернулась в привычное русло: комиссионеры, тренировки, прогулки, руна школяра…
Даф старалась как можно меньше общаться с ним. Ей почти физически больно было видеть Мефодия и знать, что он предпочел мрак свету.
Настоящим ударом для нее стало утро, когда Арей гордо повесил на шею вставшего на колени Мефа дарх с несколькими эйдосами. При этом Буслаев тоже выглядел гордым и взволнованным!
Самые простые вещи, как, например, изъятие сданных в аренду эйдосов, мучали ее, не давали спать ночами. А сильнее всего угнетала мысль, что Меф вполне мог избежать всего этого, не вернись он к мраку. В этом его решении виноватой она считала только себя, полагая, что не сумела показать Мефодию истинный Свет, тот Свет, к которому необходимо стремиться…
В общем, больше терпеть Даф не могла. Вспомнив прочитанную где-то притчу о том, что разлюбить стража мрака можно, надев себе на шею его дарх, ночью Дафна зашла к Мефу в комнату.
- Дафна! – обрадовался Буслаев.
- Мефодий… Дай мне, пожалуйста, твой дарх! – сразу попросила девушка, пытаясь заставить свой голос не дрожать.
- Зачем?.. Ты же знаешь – я не могу надолго его снять… А если ты уничтожишь этот дарх, нас накажет Арей…
- Меф… Ты мне доверяешь?.. – девушка мягко сняла дарх с зашипевшего от боли Мефа и накинула цепь себе на шею…
Мир вокруг словно взорвался… Даф упала лицом вниз.

Три дня Дафна не могла встать. Мефодий не отходил от нее ни на минуту, Улита шептала заговоры, Арей только понимающе хмурился… Днем девушка почти все время терпела боль, терзавшую ее, а ночами… Ночами она засыпала. И, просыпаясь, снова и снова убеждалась в том, что лучше боль, чем эти сны…
Дафне снился Тартар. Стальные клинки. Кровь. Азарт боя. Иногда в ее сны проскальзывал Мефодий, и они делали такое… В общем, она ненавидела свои сновидения, которым противилась вся ее светлая сущность.
На четвертый день Мефодий решился отвести Дафну к Эссиорху, как он уже однажды это делал. Идти пришлось пешком, потому что телепортоция для ослабевшей Дафны могла стать смертельной.
Идя по улице и осторожно поддерживая Дафну, Меф вдруг увидел знакомое лицо… Валькирия-одиночка!­ А она что тут делает?..
- Привет! – помахал ей Буслаев.
Тут случилось нечто необъяснимое. Крикнув: “Осторожно, Мефодий!”, Ирка молниеносно призвала копье и… метнула его в грудь Дафне.
Даф упала… Мефодий закричал… Ирка удивленно пригляделась к той, которую поразила своим копьем…
- ЗАЧЕМ?! – Меф упал рядом с Дафной на колени, – Мрак тебя побери, ЗАЧЕМ?!?
- Прости… – прошептала Ирка дрожащими губами, – Мне показалось – это страж мрака… Убийца… Вокруг нее был сгусток сплошной тьмы…
Внезапно Дафна открыла глаза. Присела. Огляделась.
- Даф?..
- Как странно… – выдохнула Дафна, – Мне не больно… Совсем не больно…
- Действительно странно… Что же… Ага! Копье валькирии-одиночки!­ Оно тебя очистило, – догадался Меф.
- Да, – Дафна слабо улыбнулась, – Ты знаешь, я все еще люблю тебя…
- Я тоже тебя люблю, – Меф с облегчением прижал Дафну к себе, – Теперь все будет хорошо…

Глава 2
Светлые хвосты – темные хвосты

“Кто-то приказал развести мосты:
на одном берегу умирал черный стерх,
на другом танцевал белый лебедь,
теряя крылья…”
Стерх и лебедь

“Я ворвалась в твою жизнь, и ты обалдела,
Я захотела любви, ты же не захотела,
Боже, я – циник,
А ты говоришь про какую-то душу!
Пожалей мои уши…”
Снег

Прошел год.
Солнечным днем Дафна возвращалась в резиденцию мрака. В голове мелькали безрадостные мысли:
“Ну как я, хваленый страж света, закончивший школу Эдема, докатилась до того, что иду в резиденцию мрака как к себе домой? И про Эдем почти перестала вспоминать… Нет, ну, положим, вернусь я туда – и что? Здравствуйте, я ваша Дафна! Буду летать целыми днями, наступать на головы домовым и гномам, играть на дудочке, тьфу, на флейте, трескать сливы храбрости и плевать косточки в волосы нормальным стражам?” – Даф тряхнула головой. Так можно черте до чего додуматься!
“И вообще это Меф виноват. Не появись он – фигушки меня бы куда-то послали!”
Погрузившись в свои мысли, Дафна не обратила внимания на то, что дорогу ей преградила какая-то девчонка. Ну, девчонка и девчонка… Черные джинсы, черная майка, над головой торчат хвостики…
Хвостики?
Даф присмотрелась. Пушистые хвосты торчат под немыслимыми углами, в нижней губе колечко… Кого-то ей это напоминает…
- Привет, Даф! – улыбнулась девчонка. Дафна вздрогнула. Голос. ЕЕ ГОЛОС.
- При… привет. А ты… кто?
- Кто я? – девчонка хихикнула, – Могла бы и не спрашивать, сама видишь. Я – это ты.
- Я?.. – Дафна тряхнула головой, – Ты клон?..
Ее собеседница захохотала.
- Я клон? Я?! Ну знаешь… Если так, значит, ты тоже клон. Клон некой реальной Дафны, которой не существует…
Дафна внимательно оглядела собеседницу. Похожа. Поразительно похожа! И все же отличия есть. Во-первых, волосы не белые, а золотистые. Во-вторых, глаза не синие, а черные. В-третьих – где-то на полголовы ниже Дафны. И последнее – на шее вместо крыльев покачивался дарх. Все. Остальное: лицо, фигура, голос, смех – все было аналогичным…
- Ладно, не смотри на меня так, – примиряюще улыбнулась девчонка, – Я не клон, не суккуб и даже не комиссионер. Я появилась случайно – так сказать, оплошность Змея Времени.
- То есть…
- Помнишь, пытаясь разлюбить Мефодия, ты накинула себе на шею его дарх? Ну, тебя потом еще кошмары мучили… Пока Ирка тебя не исцелила… Так вот: по идее, ты в тот момент должна была бросить свет и стать мраком. Крылья бы превратились в дарх, ты бы переселилась в Тартар и т.д. Тогда бы цикл завершился, и ты бы разлюбила Мефа. Но появилась валькирия-одиночка – метнув в тебя копье, очистила от паутины тьмы.
- Я должна была выбрать мрак?.. Но Арей не сказал…
- Арей немного опытнее тебя, Даф! Он знал обо всем ритуале, но решил ничего не говорить. Правда, не думаю, что твое исцеление входило в его планы – тут помог случай. Но делать тебя мраком он врядли собирался.
- А причем здесь ты?..
- Не ты, а я! Или, в крайнем случаи, мы! Так получилось, что Змей Времени поспешил. Ему показалось, что твой переход на сторону мрака – дело свершенное. Так сказать, аксиома. Поэтому он отрастил очередную чешуйку, в которой… или на которой… в общем неважно, короче там Дафна стала темной. Испепелила свои крылья, разлюбила Мефодия, стала помощницей Лигула… Куча всего было намечено на эту чешуйку! И тут бац! валькирия-одиночка бросает свое копье, и Даф никуда не уходит, и Мефа не разлюбляет, и все по-старому. Парадокс! Уничтожать чешуйку он не захотел (говорят, в прошлый раз потеря чешуйки закончилось большими проблемами с некой Золотой Пиявкой…), поэтому в реальности просто появилась еще одна Дафна – с идентичным прошлым, отсутствием настоящего, но зато с насыщенным будущим, расписанным на год вперед. И вообще неизвестно, кто из нас настоящая – я или ты! моя-то жизнь была предусмотрена раньше!
Дафна с удивлением смотрела на… Дафну.
- А почему ты… ниже ростом и… волосы, глаза…?
- А, это Тартар, – отмахнулась Даф-темная, – Ниже я потому, что ты за год стала выше, спасибо миру лопухоидов, а в Тартаре не очень-то подрастешь… Волосы, глаза – это со временем пришло. Поживи я в Эдеме, еще светлей, чем ты, стану!
- А зачем ты здесь?..
- Мне стало скучно, – надула губы девчонка, – Год прошел, могу жить как хочу… Вот я и захотела пожить со своим отражением, хи-хи. Старшая сестра, как-никак!
Даф задумалась. Девчонка была интересная: темпераментная, энергичная, лицо подвижное (отдаленно напоминает Нату), но в то же время угадывалось в ней нечто неуловимое, ее, Дафнино. И это было очень странно – разговаривать сама с собой.
- А ты представь, что я – твой внутренний голос! – улыбнулась девчонка.
- Ты читаешь мысли?
- Да нет… Просто я тебя… точнее себя знаю.
- Ну-ка, ну-ка! Что ты знаешь обо мне?
Девчонка поправила пышный хвост.
- Исключительно то, что было до моего появления, и то половина в тумане. Ну а последний год я о твоих, точнее, о наших секретиках представления не имею.
Даф вздохнула, еще раз взглянула на девчонку… Вот оно. То, что ее беспокоило в собеседнице.
- А где твой эйдос?..
Даф-темная скривилась.
- Эйдос, эйдос… Я тебя умоляю! Если хочешь знать, он вообще у нас с тобой один на двоих, а раз он мне не очень-то нужен, так что… Чего ты пристала ко мне со своим эйдосом! На кой он мне?! Чтоб поскорее продать мраку?.. Ладно, забей. Потопали лучше в вашу резиденцию, я мечтаю поговорить с Ареем…

Глава 3
Здравствуйте, я не ваша Дафна!

“Не ведьма, не колдунья
Ко мне явилась в дом,
Не в пору полнолунья,
А летним, ясным днем…”
Там высоко

“Темного накажут, мелом лоб намажут,
Светлого поймают, в саже изваляют…”
Нигредо

Войдя в резиденцию мрака, Дафна-темная удивленно огляделась.
- А мне рассказывали – русский отдел, русский отдел!.. Стиль, блеск, модерн!.. Ни-че-го интересного!
- В Тартаре лучше? – спросила Даф. Спросила наугад, без злого умысла. Но темная почему-то побледнела.
- Нет. Не лучше. Я даже не знаю такого места, лучше которого был бы Тартар. Эдем, разве что, и то кому как… – заметив выражение лица Даф-светлой, Даф-темная поспешила спросить, – А где Арей?
- Наверно, у себя… Надо спросить у Улиты.
…Когда перед секретаршей появились две почти одинаковые Дафны, Улита не упала в обморок. И даже не удивилась.
- О, пришла наша светлая! И привела с собой глюки… Нездравствуйте, глюки! Чтоб вы сдохли, и у меня выработался иммунитет!
- Познакомься, это… – Даф замялась, – Это Дафна.
- Я, поверь, догадалась. Это издалека я тупая. Вблизи я условно неглупая.
- Да? А я вот наоборот, – оживилась до сих пор молчавшая Даф-темная, – Издалека – нормально, умная девица, хвостики там… а вот вблизи на меня смотреть не надо.
Ведьма пожевала губами.
- Ну-ну… Что-то вас много развелось – стройненьких и хвостатых.
- А это эпидемия такая! Завяжи хвосты, и сразу станешь стройненькой! Гарантия гарантирована до следующего мытья головы!
Улита хмыкнула.
- Мне хвосты не полагаются по служебному положению. Арей не Меф, ему тощая секретарша еще меньше нужна, чем полная… Может, Лигул оценит?..
- Не, не оценит, – замотала головой Даф-темная, – ему нужна девчонка еще горбатее, чем он. Вот тогда он с нее пылинки будет сдувать! А если девушка эффектная, у него фантазии не хватит, что с ней делать!
- Хм… а ты откуда такая, все секретики Лигула знаешь?
- Я из Тартара!
Улита усмехнулась.
- У нас не канцелярия, а проходной двор какой-то! То Дафна из Эдема, то Дафна из Тартара… Вот бы Улиты почаще бегали! Светленькая Улита, темненькая Улита… и у каждой по Эссиорху!
- Мечтай, – Даф-темная прищурилась, – Проходной двор – это ты так деликатно намекаешь на бордель?
- Дафна!!! – не выдержала Даф-светлая.
- Что я? – Даф-темная сделала невинное лицо и подняла бровки, – Ты, между прочим, тоже Дафна!
- Улита, Арей у себя?
- Нет. С утра уехал, – Улита потянулась, – И Мефа твоего нету…
- Улита? – переспросила Даф-темная, – А почему Улита? Улита – это большая улитка?
- Нет. УЛИТА – это Уникальная Лицедейка И Талантливая Актриса. А теперь брысь! Развелось тут вас, хвостатых, дышать нечем!
Даф подхватила свою новообретенную сестру и потащила наверх. Она была удивлена: насколько она помнила свою первую встречу с Улитой, ведьма отнеслась к ней скорее отрицательно. Тогда как ее “сестра” уже умудрилась поболтать и почти подружиться! И кто из них из Эдема?
- Она прикольная, – заметила темная Дафна, усаживаясь на постели светлой Дафны.
- Да уж… С Улитой не соскучишься! – согласилась хозяйка вышеупомянутой кровати.

Под вечер вернулся Мефодий.
Увидев на кровати Дафны двух Дафн вместо одной, Меф мысленно придвинул стул и осторожно на него сел.
- Не понял…
- Здравствуй, мой сладкий! – сказала Даф в черном.
- Привет, Меф, – кивнула ему Даф с белыми хвостами.
- Оба-на… – пробормотал Буслаев, – А я еще думал – с чего это Улита так хитренько улыбается!.. Ладно… Девочки, я так понял, моя Даф та, которая в джинсах?
- С чего ты взял, милый? – сладко улыбнулась Даф-темная, – Уж если из нас одна твоя, значит, вторая тоже твоя!
- Куда я попал?.. – осведомился Меф севшим голосом, переводя взгляд с одной Дафны на другую.
- В сказку, милый, – снова опередила, светлую Дафну темная, – В добрую сказку, где у всех девушек вырастают длинные хвосты и длинные ноги! Разве ты не доволен?..
- Счастлив, – пробормотал Меф, – Кто-то мне обьяснит, кто из вас настоящая?
- Мы обе, – ответила светлая Дафна, – Только она прожила этот год в Тартаре, а я – тут, с тобой…
Когда Меф выслушал всю историю, выглядел он заинтересованным.
- Прикол… Ну что, Даф-темная, как тебе Лигул? Чем вы с ним занимались целый год?
- О, Лигул замечательный! – помахала ручкой Дафна, – Мы ежедневно ходили купаться в лаву, и периодически он даже пробовал погладить меня по спинке своим длинным мечом! Я за это предлагала ему сделать ампутацию его жуткого горба, да и головы заодно, но он почему-то был против!
Меф засмеялся.
- Не умеет горбун обращаться с девушками…
- А ты умеешь?
- Разве я горбун?..
- Нет… Ты не горбун… – задумчиво протянула Даф-темная.

Вечером вернулся Арей. К появлению в резиденции второй Дафны он отнесся спокойно, только потребовал придумать гостье другое имя, чтоб ее было проще позвать.
- Пусть будет Дана! – предложил Меф.
- Почему?
- Ну, это логично: одна Дафна, вторая – без буквы Ф…
- Угу… – буркнула переименованная Дана, – Я вечно без какой-нибудь буквы Ф… Без Флейты, без Фрыльев, без меФодия…
Арей промолчал, только чуть сузил глаза.
В пятницу на Дмитровку пожаловал Мошкин, живущий теперь с Натой и Чимодановым в съемной квартире. Встретив Дану, он привычно удивился:
- А ты Дафна, да?.. Или все-таки не Дафна, нет?..
Дана убедила его, что она все-таки НЕ Дафна, и Евгеша даже ей поверил, решив, что старая Дафна ему нравилась больше.
Что касается Наты, то она забежала в резиденцию на следующий день, по-быстрому обменялась мобильниками с Даной, шепнув, что Меф что-то сильно зациклился на блондинках, и упорхнула по своим амурным делам.
Знакомство Даны с Эссиорхрм произошло, когда Дафна, Дана и Меф гуляли по городу. Внезапно дорогу им преградил мотоцикл, на котором были, естественно, Эссиорх и Улита.
- О! Эссиорх! – обрадовалась Дана. Хранитель сперва недоуменно оглядел ее, потом, что-то поняв, протянул руку.
- Мы с Эссичкой тут рядом катались… Я и подумала: вдруг вы будете рады нас увидеть? – объявила ведьма. Судя по всему, она была полностью довольна жизнью: сыта, освобождена от работы, рядом с Эссиорхом на мотоцикле. Что еще нужно для счастья?..
- Это мотоцикл?.. – любознательно оглядывая железного коня, спросила Дана, – Даф, почему ты ни разу на нем не ездила, а? Интересно, так ли это классно, как некоторые рассказывают…
- Тебя покатать? – предложил вежливый Эссиорх.
- Давай! – Дана залезла на освобожденное недовольной Улитой место и крепко обняла Эссиорха, – Только предупреждаю: я люблю большую скорость! Правда, Даф?
Дафна пожала плечами. Летая, она действительно ненавидела ползти со скоростью черепахи, но одно дело – полеты, а другое – мотоцикл!
- Подождите нас тут, – попросил Эссиорх, – Мы скоро приедем…
Они вернулись минут через 15. Даф посмотрела на Дану и вздрогнула. Брови девушки были чуть приподняты, глаза прикрыты, на щеках румянец, и на губах безмятежная улыбка. Типичное безумное выражение лица человека, который АБСОЛЮТНО СЧАСТЛИВ. Дафне было непривычно и даже слегка неприятно видеть его на почти своем лице.
- Ну как? – сразу осведомился Мефодий.
- Фантастика… – выдохнула девушка, все так же прижимаясь к Эссиорху.
- Поздравляю, – холодно бросила Улита. Эта картина – Дана с Эссиорхом на мотоцикле – действовала ей на нервы.
Дана открыла глаза. Большие, черные, они словно светились изнутри.
- Я как будто по небу летела! Не как на крыльях, а лучше!.. Волшебное ощущение… – она замолчала.
- На то Эссиорх и хранитель, чтобы даже поездку на мотоцикле превратить в полет по небу! – с улыбкой заметил Меф, помогая Дане слезть с мотоцикла, – Может, мне тоже попробовать?..
- Ну уж нет! Хватит! – отрезала Улита, занимая свое место, – Больше сюда никто не сядет, всем ясно? Поехали, Эся!
- Ладно, – кивнул хранитель, заводя мотоцикл, – Дана, если захочешь, я тебя потом еще покатаю!..

На Большой Дмитровке потянулись скучные будни. Мефодий продолжал тренировки с Ареем, на которых теперь, помимо рубки, учился призывать силы Кводнона; Даф развлекала себя тем, что по вечерам забиралась на их с Мефом чердак и играла на флейте.
Дана же… Пожалуй, она основную часть времени уделяла приручению Депресняка и Мефодия. Как первое, так и второе ее весьма занимало, и давало неплохие результаты. Например, Депресняк начал отзываться, когда она звала его, и почти не царапался при попытке его погладить. А Мефодий… Ему искренне нравилось общаться с Даной, что очень нервировало Даф. Хоть Дана в прошлом и излечилась от любви к Мефу, что мешало ей снова его полюбить? И даже если Меф ее не интересовал, у Даф не было уверенности, что сам наследник мрака в один прекрасный день не перепутает Дану с Дафной.
Если быть честными, Даф опасалась не напрасно. Буслаев все больше привыкал ко второй Дане, в глубине души находя ее немного более интересной, чем первая. Конечно, ему нравилось бывать со светлой Даф, он любил ее белые хвосты, ее флейту, ее голубые глаза… Но у Даны тоже были хвосты, пусть не такие белые, но не менее красивого глубокого золотого цвета. И глаза у нее были: загадочные, темные… Главным же приоритетом Даны было то, что с ней Меф мог спокойно обсудить свою последнюю тренировку, посоветоваться насчет заточки меча, померяться количеством эйдосов в дархах, устроить соревнование по метанию кинжалов, ради интереса вместе подпалить сумку какому-нибудь лопухоиду (просто чтоб узнать, зачем он так крепко прижимает ее к себе)… Дана, прожившая год в Тартаре, имела более гибкие убеждения, чем Даф, дитя Эдема.
Дана стала Мефу другом, почти как когда-то Ирка. Притом, что она внешне была похожа на Даф, что делало их общение еще приятней для Буслаева.
Что касается Даны, то девушка не углублялась в самокопание. Ей нравился новый Меф (память о годах, прожитых Дафной, рисовала ей совсем другого Буслаева, такого, каким он был при общении с идеальной Даф, такого, от любви к которому она излечилась), нравился и как собеседник, и как парень, и как друг. А насчет взглядов, которые порой бросал на нее Буслаев, да его осторожных намеков… Нельзя сказать, что она совсем об этом не думала. Но, понимая, что ему если и нравится что-то в ее внешности, то это сходство с Даф, она решила не форсировать события. За год в Тартаре она много чего видела, много чего попробовала и остановилась на мысли, что парень – приятное приложение, с которым хорошо, но без которого тоже неплохо. Важнее для нее были риск, поединки, опасность, азарт и отсутствие скуки.
Улита тоже недоверчиво относилась к Дане. Она замечала заинтересованность Мефа, ее беспокоило то, что Эссиорх взял привычку каждый день приезжать на мотоцикле и катать Дану, да еще шеф начал давать более легкой на подъем Дане некоторые поручения, предназначенные для Улиты…

Копирование текста запрещено по желанию автора

Написать Фанфик Узнай, что ещё написал на трибуне Ник. →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить
Gestiya
Gestiya назад
Skalair, поддерживаю. Мне лично ОЧЕНЬ понравилось. Емец, а – у!!! Если у тебя кончились идеи, черпай их здесь! Суперский фанф! Skalair, а кто автор сего чуда?
Ник.
Ник. назад

народ, читайте не ленитесь, фанфик обалденный) вам всем понравитсяcool и оставляйте коменты)

Популярные новинки в разделе Фанфик из мефодий буслаев

Последние выступления с трибуны фан-клуба →