Я фанат!

Фан-клуб Инуяша

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в разделе Мультфильмы  → Инуяша  →  Трибуна

Фанфик Все Фанфики Написать Фанфик

Полуночные беседы

Инуяша

Ночь 1.
— Нет, скажи, ты надо мной издеваешься? — я молчу, рассеянно крутя в пальцах случайно найденное пёрышко. Когда он настроен поскандалить, лучше молчать. Правда, в другом состоянии он бывает крайне редко. И может вывести из себя даже святого…
— Нравится надо мной измываться, да? — янтарные глаза уставились в упор. Похоже, ещё пару минут — и он начнёт бодаться. Подпрыгивает уже так, что крыша вздрагивает.
— Между прочим, я издеваюсь исключительно над Нараку! — ещё б его интересовали мои оправдания, тем более произнесённые так тихо.
— Нравится выставлять меня идиотом, да?
— Скажи ещё спасибо, что я яой… не очень люблю! — огрызаюсь вяло. Умоталась сегодня, как собака. Ненавижу спорить, да ещё после такого весёленького дня
— Чего? — он отшатывается. Ещё один такой манёвр — и сверзиться отсюда. Не так, чтобы было особенно высоко, но «эффект ожерелья» обеспечен. Причём безо всякой команды.
Он собирается сказать что-то ещё, но тут я успеваю заметить клыки и заворожено таращусь на них. Прелесть какая! Такие маленькие, аккуратненькие — не то, что у вампиров… А запасную руку Сещемару на раз оттяпали! Белоснежные… На фоне загорелой кожи…
Он закрывает рот так быстро, что зубы клацают, и отползает подальше. Наступает блаженная тишина. Мы оба смотрим в небо.
С некоторых пор у него появилась привычка безотрывно разглядывать звёзды. Ведь наверняка ищет среди них ту, что местные называют Душа Мико. И ведь спросить — язык не поворачивается…
Я осторожно кошусь на него. Если и повернётся — не ответит. Мне — точно нет. Да и Кагоме — навряд ли… Вот Каэдэ — может быть.
Мягкие белоснежные пряди легко струятся по воздуху. И на кой они ему, такие длинные?
— Эй!
Молчит и изображает из себя обиженного, но я-то вижу, как дёрнулись уши.
— Ладно, и чего тебя не устраивает? — не люблю ссориться.
— Фех!
— Слушай, будешь вредничать — я про тебя ещё не то накатаю!
— И чё? — он садится по-собачьи и смотрит в упор. Тёмные брови нахмурены. Да-а… Знакомая картина. Называется «Ну-и-что-ты-можешь-мне-сделать?» Много чего. Вот только издеваться совсем уж откровенно над ним совесть не позволяет. Ему и так от жизни досталось…
Так, вот только жалости мне и не хватало. Учует — вообще взбеситься.
— Что мне ещё написать, чтобы ты прекратил дуться?
Он бурчит что-то неразборчивое, торопливо поворачиваясь ко мне боком. Я буквально зависаю на пару секунд. Уж от него я такого точно не ожидала!
— Чего?? Хентай? Ты у Кагоме спросил??? — на сей раз «эффект ожерелья» едва не настигает меня.
Он не отвечает, продолжая старательно семафорить алыми щеками. Глаза вообще исчезли под чёлкой. Ага, стеснительный он наш…
— Между прочим, я никогда такого не писала!
— И чё? — на сей раз уже он бухтит на пределе слышимости. Я продолжаю пребывать в осадке.
Угу, точно. И фанфики я тоже раньше не делала. И с анимешными героями на крыше посреди ночи не беседовала. И стихи одно время даже не пробовала сочинять.
Крыша ощутимо вздрагивает, когда спрыгивает вниз.
— Ладно. Я попробую. Но только попробуй потом пожаловаться! — я роняю пёрышко в непроглядную темноту и встаю.
— Фех! — отзывается ближайшее дерево. И что-то мне подсказывает, что он будет здесь торчать, пока я не возьмусь за эту безумную идею…

Ночь 2.
— Ну? — дерево недовольно. Я тоже.
— Что «Ну»?
— И где? — из тьмы ветвей в зыбком свете луны на меня по-совиному сверкают янтарные глаза.
— В голове. И в компьютере.
— Эти две строчки? Фех!
— А ты у Кагоме спрашивал? — вкрадчиво интересуюсь я. Дерево замолкает. Наконец-то. Я бодро марширую мимо. Даже не знаю, стоит ли сегодня забираться на крышу. На земле будет определённо интереснее.
— Пока не спросишь, дальше не напечатаю.
Следом доносится подозрительный звук, в равной степени похожий на «стерва» и «дурра». Я останавливаюсь и медленно оборачиваюсь.
— Ты что-то сказал?
Он не любит отступать.
— Фех! — но получать по пушистым ушам он тоже не любит. А придётся. Я временами бываю такая злопамятная…
— Женщина, — какое-то нехорошее предчувствие…
Поворачиваться лучше медленно-медленно… Не помогло. Жёлтые глаза нехорошо прищурились, месяц на лбу казался косой смерти.
— Ты оскорбила меня.
— Расчёсываться — не оскорбление! — угу, лучше бы промолчала. Когтистая ладонь потянулась к мечу.
Бли-ин, вот вляпалась!
— Ну что ты ещё хочешь? Тебе тоже хентай написать?
С дерева донеслось невнятное «гы!». С учётом того, что смеха Инуяши я никогда слышала, это, вероятно, было хихиканье.
Ладонь замерла. Кончики когтей засветились недобрым зеленоватым светом. Вот теперь меня точно будут убивать. Чтобы я ещё про этого злюку что-нибудь написала!
Я сглотнула и попятилась, торопливо перебирая в уме варианты спасения. В их числе — драпануть со всех ног. Так ведь дотянется же! Его хлыст — это не шуточки… Пригрозить, что накатаю, как он играл со своим мехом в глубоком детстве? Ха, ха и ещё раз ха. Это не импульсивный полудемон, которого сбить с мысли — раз плюнуть, не склонный к мести за поруганное достоинство.
А если наоборот — предложить что-нибудь хорошее?
— С-сещемару, а давай я опишу, какой ты великий и ужасный станешь лет через семьсот?
Выражение лица не изменилось. Зато…
— Сещемару-сама, Сещемару-сама!..
— Рин, отойди…
Ффух… Убивать меня на глазах у девочки он не станет. Наверное.
— Через двести.
— Что? — я поняла, что потеряла нить беседы.
— Через двести лет. И Рин…Рин будет жива. Ты поняла меня?
Я бешено закивала головой, торопясь смыться побыстрее. Блин, и как мне теперь выкручиваться? Один хентай требует, другой — вообще чёрте-что… Даже не знаю, стоит ли сюда завтра возвращаться…
Ночь 3.
Я демонстративно протопала мимо заветного дерева. Оно молчало. Хм, странно… Уже перегорело?
— Эй!
Никакого отзыва.
— Инуяша!
— Чего тебе? — что-то недовольно шевельнулось среди веток.
— Ты чего?
— Ты меня полудемоном назвала!
Я зависла, торопливо пытаясь отфильтровать в голове всё, что успела напечатать за последнее время. Блин, опять «Гребень»! От него одни неприятности… То Сещемару оскорблён, то Ушастик обижен… И ведь пытаюсь же избегать этого слова….
А главное — как он успел заметить? Его же там и рядом не было!
— Инуяша, а ты откуда знаешь?
— Кагоме сказала. Ясно?
Куда уж яснее. Один вопрос: что мне с ним делать. Сейчас же из чистой вредности упрётся и не станет помогать.
— То есть, ты с ней и поговорить успел?
— Ну пожрать-то мне надо?
Во-от. Уже за языком не следим. Какие мы обиженные и раздражённые…
— А как же спросить…
— Фех.
— Ну-у?
— Отстань! — он краснеет так, что это заметно даже в темноте. Ещё пара слов — и задымится. Прямо через пушистые уши.
— А жаль… Я почти дозрела…
— Правда? — обида тут же исчезает. Ля-ля-ля, я же помню, как его легко сбить с мысли!
— Почти!
Удивлённое хлопанье ресницами — кажется, аж чёлка колышется.
— Фех!!!
Вот теперь точно обиделся. Обманов, подколов и им подобных шуток мы не любим. Поелику ими Нараку зело увлекается…
— Ишуяша-а!
Упрямый взгляд в небо. В янтарных глазах отражается холодный свет луны.
— А давай я что-нибудь лёгкое и романтичное напишу, а?
Ухо дёргается, взгляд героически держится в одной точке.
— И больше никогда не назову тебя…гм…
— Как? — подозрительно. Блин, срочно надо выкручиваться…
— Ушастым недочеловеком!
— Чего??? — он опять зависает. Слава богу, на сей раз обида забыта напрочь.
— Клыкастым недодемоном…
— Фех. Заткнись.
Дошло. Правда, теперь обижаюсь уже я. И целеустремлённо топаю назад. А-а, что-то спать хочется… И на завтра ещё отчёт о событии кропать… Чтоб я знала ещё, что ж это такое… А свинтусом мохноухим можно и потом заняться…как-нибудь…
Позади дерево содрогается — слышно по шелесту. Прямо передо мной плюхается тот самый «свинтус мохноухий». Ага, и когда на него обижаются, он тоже не любит.
— Ты куда собралась?
— Домой.
— А…Ты же обещала!
— Ты сказал мне заткнуться! — ледяной тон всегда давался Сещемару куда лучше, чем мне. Но Яшику и этого хватило.
— Ты это…чего?
Молча обхожу это воплощение раскаянья.
— Да погоди ты! — когтистая ладонь промахивается буквально на волосок. Ну всё, родной, сейчас ты у меня получишь…

Ночь 4.
Так… Почти дошла, вон уже знакомая крыша виднеется…
— Госпожа.
Я вздрагиваю и останавливаюсь. Мне известно только одно существо, способное произносить это слово таким тоном.
Оборачиваюсь. Так и есть — к дереву, мимо которого я только что протопала, прислонилась мужская фигура. Светлые глаза, непонятного сизого оттенка, и такие же волосы, собранные в хвост. Да-а, как я и представляла — на вид лет тридцать, а то и сорок.
— Что ты здесь делаешь?
— Вас ищу, — Шеррх отклеился от ствола и скользящим шагом двинулся ко мне. Зыбкие тени скользнули по длинному носу и несколько впалым щекам.
— З-зачем?
На сей раз лёгкая улыбка не тронула уголки губ, отчего по спине продрал мороз. Я же помню: он всегда так делает!
— Я понимаю, со щенком возится проще и веселее. Но вы могли бы не забывать и о нас, госпожа?
— Эй, ты ещё кто такой? — «щенок» возмущенно соскочил с ветки. Услышал, что ли? Интересно, он меня так же, как и Кагоме отбивать будет: мой автор, никому не отдам?
Двухсотлетний дракон задумчиво посмотрел сквозь него. Потом снова перевёл взгляд на меня.
— Прошу вас, госпожа, — я поёжилась от его тона. Блин, этот чёртов змей всегда умел добиваться внимания женщин, невзирая даже на то, что был чертовски некрасив!
— Эй ты, я к тебе обращаюсь! — мужчина повернулся спиной и потопал назад по дороге, не обращая внимания на вопли Инуяши. Пряди цвета осеннего инея струились по чёрной шерсти плаща. К Китаре попёрся… Ещё один свинтус, даром что дракон.
— Как ты умудрился сюда попасть?
— Какая разница?
Действительно…
— Нормальным драконом положено исчезать, на крайний случай, улетать в луну, а не брести! Ау, ты меня слышишь?
— Никогда не считал себя нормальным. Истинный дракон должен быть безумен.
Вот…гхыр. Никогда не слушается. И на кой я его таким создала?
— Эй, ты, а ну стой!!! — Ушастик заметался по дороге.
— Не советую, Инуяша!
— Это ещё почему?
— Он драк не любит. И щадить не станет, если нарвёшься.
Парень потоптался на месте, потом повернулся ко мне.
— Ну что ещё?
— Ты это…
— Ну?
— Не затыкайся…
Рррр…
— Чего?
— Ну ты же обиделась на меня вчера, так?
— И сегодня тоже! — я обошла Инуяшу и направилась точно по следам Шеррашхана.
— Эй, ты, а ну стой!!!
Где-то я сегодня это уже слышала…
Но Шеррх прав, пора и своими героями заняться.
И завтра я сюда ещё вернусь!

Ночь 5.
— Гм… Привет!
Я вздрогнула и удивлённо посмотрела на нервничающую Кагоме.
— Привет.
Интересно, а что дальше-то?
Девушка смотрела строго в землю, терзая подол школьной юбки. Ладно, значит, можно идти…
— Зачем ты написала про неё?
Я тормознула.
— Про Кикио? — короткий судорожный кивок.
— Она просила меня выслушать её. Я выслушала.
— А если я попрошу?
— Выслушаю. Только в пределах разумного, ладно?
— Что? — Кагоме недоуменно хлопнула глазами.
— Никаких хентаев, двухсотлетних отсрочек с кучей карапузов и перспективой бессмертия, долгов, храмов… и гребней!
Девушке хватило первых шести слов, дальше можно было не продолжать. Она приобрела ярко-красный оттенок и начала судорожно оглядываться.
— Инуяша обычно торчит во-он на том дереве, — я указала взглядом, на всякий случай приглядываясь. Фигу, слишком темно.
Кагоме уставилась на меня широко открытыми глазами. Ага, а у полудемона отличный слух! Мы все об этом помним!
— Ты что-то хотела мне рассказать?
Девушка замотала головой:
— Нет… Я лучше потом… Завтра…
Что же она такого сказать-то собиралась.
— Кагоме, а если на ушко? Я никому не разболтаю!
Девушка замялась.
Вот теперь я точно от любопытства скончаюсь, если не скажет!
Я наклонилась, подставляя ухо. Кагоме глубоко вздохнула и выдала:
— А можно что-нибудь…вообще без Кикио?
— В принципе…
— И чтобы у него мама жива осталась… — Мой вопрос «А оно тебе надо?» — так и завис в воздухе. Девушка слегка увлеклась:
— И чтобы без ожерелья…И чтобы он был добрым, терпеливым, понимающим, отзывчивым…
— Кагоме, ты это об Инуяше?
Она удивлённо посмотрела на меня. Потом недоумённо нахмурилась.
— Может, тебе вообще нового героя нарисовать? Или вон к Ходжи обратись… Второе и четвёртое качество — это не про Инуяшу.
— Я знаю. Просто… — девушка быстро огляделась. — Просто я хочу, чтобы он был немного подобрее!
— Куда уж больше… Хаори тебе кто отдаёт? Да и третья характеристика — есть немного…
— Это когда же?
— Когда он Санго злил, чтобы она о смерти брата не думала… В общем, он и так хороший…
— Во-во! — довольно сказали кусты совсем рядом. Мы с Кагоме синхронно воззрились на них. Потом девушка быстро приобрела свекольный оттенок, и…
— Сидеть!!!
Я полюбовалась на это дело. Может, добавить ещё по пушистым ушам?
— Сидеть! Сидеть! Сидеть!
Нет. Тут и без меня справятся. Лучше на крышу пойду: небо сегодня такое удивительно чистое… А звёзды такие красивые…
Особенно с учётом….
— Кагоме, да что я такого сде…
— Сидеть!

Ночь 6
— Сещемару, сволочь, ты где? — я с воплем пронеслась по дороге мимо донельзя удивлённых Кагоме и Инуяши.
— Сещемару!!! Попадись мне только!!!
Попался. За следующим поворотом. И навстречу ведь идёт. И ведь не боится. И ведь зря!!!
Я схватила его грудки (да что ж ты высокий-то такой, гад?) и хорошенько потрясла. Демон покорно мотнулся взад-вперёд и пришёл в себе.
— Женщ-щина! — когтистые пальцы вцепились в мою руку. Хорошо ещё, что у него всего одна…Ай! Жжётся!
Кажется, Лорда мои попытки высвободить несчастную конечность только забавляли. Холодные глаза безо всякого выражения наблюдали, как я дёргаюсь. Ах так? Ну всё!
Я двинула коленом, параллельно вспоминая, что где-то уже встречала этот способ борьбы с Сещемару. Действует, надо же!
Несчастную руку тут же отпустили. Демону стало резко не до меня.
— Как ты смеешь? — Джакен от возмущения аж задохнулся.
— Как я смею? Что это ещё за «Золотая ветка сакуры» на паре? Какое, нафиг, сватовство к Рин посреди ночи? Какого гхыра там Цукико делает? Мне кто-нибудь объяснит?
— О, ты решила выполнить мой приказ и написать о нас? — Лорд медленно разогнулся, совсем нехорошо глядя на меня янтарными глазами. Всё нормально, всё нормально, пока я ему нужна, не убьёт…
— Я решила? Какого чёрта ты творишь? Ты подождать можешь?
— …Тебе лучше поспешить, женщина…
— Нет, какого…они ты повадился притаскиваться ко мне в самое неподходящее время???
Их лордство отвечать мне посчитали излишним. И молча тронулись в путь дальше.
— Эй! Я к тебе обращаюсь! И хоть бы объяснил толком, чего хочешь!!! Так нет же — бросит пол-идеи и исчезнет!!!
— Писать — твоё дело, — медленно ответил демон, приостанавливаясь. Удивлённая Рин с букетиком цветов в руках переводила удивлённый взгляд с меня на Сещемару.
— Тогда потом — не жалуйся.
— …Я убью тебя за оскорбление. Потом. Позже… — Лорд сдвинулся с места. Я осталась ловить отпавшую челюсть. Нет, ну какая наглость!!!
— Эй!
Поздно. Троица уже успела исчезнуть с глаз. Вполне возможно, улетели. Ну всё… Написать-то я напишу. Но как и что— это уже моё дело!!! А уж тем более…тем более — когда, хе…

Ночь 7
Ветер…Мягкий, ласковый, чуть прохладный, будто мятный, ветер… И звёзды — огромный шатёр искристых звёзд..И тишина — полное безмолвие… И куда все подевались — непонятно, но мне и так хорошо…
Правда, несколько тоскливо. С кем сидеть на крыше было бы лучше всего, интересно?
Инуяша? У него шило в попе. Эстетического восторга у него надолго не хватит, равно как и терпения. Даже с учётом времени на поиск Души Мико.
Кагоме? Она тоже к созерцанию не склонна. Почти такая же беспокойная, как Инуяша, но скажи ей кто об этом — безумно удивится… Да и та самая звезда ей настроение испортит надолго…
Санго? Возможно. У неё-то как раз хватит и терпения, и усидчивости, и чувства прекрасного. Другое дело, что Мироку она одного надолго не оставит… Во избежание неприятностей…
Кстати о Мироку… Вот этого точно на крышу брать не стоит. Спустя буквально мгновение он начнёт искать звёзды в местах куда более приземлённых. Получит по…лицу и безмерно удивится — вот и вся красота.
Шиппо и Миога вообще не в счёт. Равно как и Кирара.
Сещемару? Ага, вот это картинка. В чём он похож на младшего брата — на созерцание его тоже не хватит. Причём он даже прощаться не станет, я уж не говорю о выражении его глаз, если я к нему подойду сейчас с подобной идеей… «Уходи, женщина. Я жду твой фанфик» Сама знаю, что не мужчина… Сама знаю, что ждёшь…
Рин, Джакен и Аун отпадают.
Цукико… Ага, уже вижу это зрелище. Нет, терпения у неё достанет. Чувства прекрасного — тоже. А вот вопрос — зачем ей это надо… «Мы не желаем сидеть ночью на крыше со смертной…»
Кога? Вот уж нет! Во-первых, у него в попе шило как бы не больше Инуяшиного, во-вторых…Я осколки не вижу, но сотворить могу тоже много чего. А этому ж даже обещание пожениться — так, пошутил. Ещё переключится… Мне только волка и не хватает для полноты ощущений.
Все семеро Шичининтай — тоже плохая мысль.
Нараку… Ой, нет… При свежести его…ауры мне даже освежитель воздуха не поможет. Я уж не говорю о том, что сейчас он саке ищет… И несколько занят…
Детский сад Нараку отпадает в полном составе.
Канна тоже к ним относится.
А вот Кагура бы меня поняла… Она тоже присела бы на край кры…
— Злишься?
Инуяша? Вот уж кого не ожидала увидеть. Взгляд упрямо направлен в сторону, но обращается вроде ко мне. Больше не к кому.
— Нет, — что есть, то есть. Я уже даже не помню, на что обиделась…
Три минуты молчания. Не знала, что он умеет держаться так долго…
В поле зрения неожиданно попадает что-то круглое. Яблоко?
Парень по-прежнему таращиться в сторону, подталкивая фрукт поближе ко мне. Ногой.
Я зависла.
— Не хочешь, да?
— Хочу, — такое жёлтенькое, блестящее, наверняка вкусное…
— Тогда почему не берёшь? Злишься, да?
А подозрительности-то сколько!
Я грустно посмотрела на дар. Зимой съест сочное, по-осеннему сладкое яблоко — классная идея…Но не после того, как его попинали ногами по грязной крыше!
Вопрос, как ответить Инуяше, так, чтобы не обидеть?
— Я на безъяблочной диете!
Вот теперь завис он.
— Безъяблочной? — Голова наклоняется влево, левое же ухо оттопыривается в сторону, прищуривается правый глаз. — Диете? — То же самое, но зеркально. Меня начинает разбирать смех. Ну просто Вольт из мультика!
— Ну, яблок мне пока нельзя!
— Фех… Вечно какую-нибудь ерунду придумаете…
— Не без этого. Ладно, мне пора.
— Не злишься?
— Я же уже сказала!
— Точно? — спокойствие, только спокойствие, он же из лучших побуждений…
— Точно. Всё, пока!
— Угу, — сгорбленная фигура на крыше что-то сосредоточенно обдумывает (редкий случай!), белоснежные пряди струятся по лёгкому, прохладному, будто мятному, ветру.

Ночь 8
Дорога… Пустая. Крыша… Пустая. Дерево?.. Никого? Куда ж все подевались?
Я удивлённо иду дальше — туда, куда никогда не заходила. В лес.
— К-кагоме…
Вот чёрт! Инуяша!
Впрочем, ему, кажется, не до меня. Обожаю этот свекольный оттенок! Он даже краснее, чем его хаори! Что ж тут такое происходит-то? Приникаю к дереву, искренне надеясь, что меня не заметят.
— Инуяша! — девушка помахала ладошками перед застывшими глазами парня. Тот отреагировал нервным дёрганьем ушами. — Ты же что-то сказать мне хотел?
— Ну..да… Это… — у-у, как мы долго решаемся. В любви он решил ей признаться, что ли? Тогда моё присутствие здесь совершенно излишне!
— Ну так говори быстрей! Пока меня комары не съели…Ой! — нервный хлопок.
Инуяша растерянно оглядывается. Его такая мелочь, как комары, волновала слабо, и как с ними можно бороться, он не представлял.
Кагоме смахнула убиенного кровопийцу и расстроено посмотрела на рукав блузки, на котором остались следы преступления.
— Кагоме, я…
Ну точно решил в любви признаться! Тогда пошла я отсюда.
Ветка предательски хрустнула.
— Ты слышала? Там что-то… — Инуяша явно обрадовался возможности смыться. О-ля-ля, храбрость закончилась. Да-а, меня всегда забавляло то, что его смелости хватает на всё и на всех… Кроме слова «люблю»…
— Белка, наверное. Я пошла?
— Кагоме, подожди!
Блин, и уйти бы — но боюсь даже шаг сделать! Опять ветка хрустнет — тогда уже за белку не сойду… И Ушастик нервничает так, что может сначала ударить, а потом разобраться…
— Ну? Инуяша, не говори, если не хочешь.
— Япопросилнаписатьонасхентай! — на одно дыхании.
— Что?
Я тоже зависла.
…А ведь хороший был отмаз…И хороший был Инуяша…
Правда, понять, что он сказал, под силу только логопеду. Может, Кагоме не расслышит?
— ЧТО?
Расслышала.
— Кагоме, я просто…
— Сидеть!
—Кха!!!
— СИДЕТЬ! СИДЕТЬ! СИДЕТЬ! СИДЕТЬ!
Пойду-ка отсюда, пока Инуяша ничего не слышит, а Кагоме не до прислушиваний…
Мне тоже это надо ещё переварить.

Копирование текста запрещено по желанию автора

Написать Фанфик Узнай, что ещё написала на трибуне Луричие. →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить
Луричие.
Луричие. назад
♥kanashimi (janet66), не просто демонов – высших! Равных! Хотя вроде он и к отцу не очень-то вежливо обращался… К матери так — ровно, с легким намёком на вежливость.
Сай Акуто.
Сай Акуто. назад

ах, вот оно как… А на кого распространяется? На демонов только?

Луричие.
Луричие. назад
♥kanashimi (janet66), потому что Кагоме – человек. На неё вежливость не распространяется.
Сай Акуто.
Сай Акуто. назад

Я его так и не нашла…
Вот что хотела спросить: раз он у нас такой чистокровный аристократ, то почему в Кагоме неподобающе обращается? Вежливость же должна быть…

Луричие.
Луричие. назад

Он и есть демон-аристократ. А вот какого ему во дворце не сидится… Отцовское, видимо..
я про фанфик Амио. Или ты его и не искала?

Сай Акуто.
Сай Акуто. назад
Yasana, надоело мне казаться забывчивой, но… Это ты о чем?smilesmile /бьется головой об стенку в приступе обиды на себя/

Что хотела спросить: Сашку же можно считать демоном-аристократом?)

Луричие.
Луричие. назад
♥kanashimi (janet66), Угу… Как тебе, кстати, Сквозь пространство и время?
Сай Акуто.
Сай Акуто. назад

лично я не особо люблю ООС. Хотя сюжет порой так затягивает, что не обращаешь погрешности в характере)

Луричие.
Луричие. назад
♥kanashimi (janet66), ну…У нас на Аниме-гоу один парень описывает совершенно другую историю с точки зрения современности, и все персы – люди. Там и характеры, получается, смещаются…
Сай Акуто.
Сай Акуто. назад

это прекрасно! Не всегда приятно читать фанф, когда автор просто берет концепцию самого перса, а характер искажает до неузнаваемости

Популярные новинки в разделе Фанфик из Инуяша

Последние выступления с трибуны фан-клуба →