Я фанат!

Фан-клуб Инуяша

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в разделе Мультфильмы  → Инуяша  →  Трибуна

Разное Все Разное Написать Разное

Инуяша

Инуяша (букв. перевод:пёс демон-хранитель)
Общие сведения: сын могучего демона-пса и знатной дамы-человека. Очень рано осиротел и рос один. Не может определиться со своим местом в мире: полудемоны не нужны ни людям, ни демонам. Нестабильности его душевного состояния немало способствует старший брат (чистокровный демон): он презирает младшего за сам факт рождения от человека. Эпизодически сталкивается с ним и втаптывает в землю во всех смыслах… Втаптывал до появления у Инуяши друзей. После — потеря левой руки вынудила старшенького уважать Инуяшу чуть больше и нарываться чуть менее откровенно.
Особые приметы: стоячие пушистые ушки белого цвета (няя!), янтарные глаза, длинные белые волосы, когти, клыки, красное огнеупорное хаори, которое «крепче, чем любой доспех». На шее — ненавистное чёрное ожерелье, которое при команде «сидеть» впечатывает Яшеньку в землю лицом.
Особенности поведения: порывист, несдержан, горяч, упрям, несколько груб, склонен к самобичеванию, в процессе которого под раздачу могут попасть и окружающие. Может показаться агрессивным.
Особенности характера: доброта. Огромная, всеобъемлющая доброта, тщательно укрытая под маской грубости и злости. Выдаётся порциями, после чего Инуяша спешит исправить слишком хорошее мнение о себе очередным ударом (если в деле участвуют мужчины любого возраста) или грубостью (если девушки). Внутренне очень зажат, хоть и пытается это скрыть, казаться холодным и независимым. В случае проявления такой слабости как доброта и забота звучит коронная фраза: «Я просто слишком молод».
С опаской относится к новым знакомым, очень насторожен к тем, кто пытается проникнуть к нему в душу. Но для тех, кто сумел это сделать, не пожалеет ничего, в том числе и собственную жизнь, которой очень дорожит. Невероятно, до безрассудства смел (вообще, воплощает Аро — смелость). Умён, хотя умом пользуется крайне редко и преимущественно задним числом. Никогда не сдаётся, не опускает руки — и не позволяет сделать это окружающим. Никогда не отступает от клятв, никогда не даёт пустых обещаний (ну…если не сильно доставать). Даже в разгар битвы склонен к милосердию. Имеет железную силу воли, что позволяет ему выжить в любых условиях. Если на планету упадёт метеорит, то в живых в любом случае останется он и тот, кого он укроет своим хаори. Одно из самых удивительных качеств — незлопамятность. С течением времени он способен простить всё — собственное убийство, прошлые унижения (от Сещемару)… Почти всё. Чтобы вынудить его затаить зло, надо очень постараться.
Особенности внешности: имеет три обличья: на новолуние становится человеком (уши становятся человеческими, волосы — чёрными, а глаза — то ли тёмно-серыми, то ли тёмно-синими), при смертельной угрозе, когда под рукой не оказывается меча, демоном (белки краснеют, клыки увеличиваются и выступают за губы, когти сильно меняются в размере, на щеках расцветают лиловые полосы), и обычный — полудемонический. По человеческим меркам его возраст — 15 лет (а вообще – 150).
Способности: кусается, царапкается (при каждом удобном случае), машет мечом (не особо умеючи — ну да что поделать, туго в Японии с желающими обучить полудемона!). При необходимости закрывает своим хаори того, кого считает нужным защитить — одежда надёжно прикрывает почти от любой угрозы. Проблема в том, что при этом все удары сыплются на Яшеньку безо всякой преграды. А редкие виды охранять надо.
Нюх — на отличном уровне, слух не хуже — зря, что ли, ушки на любой шорох дергаются? На бегу может догнать поезд, одним прыжком — оказаться на вершине корабельной сосны, очень силен: два человека на нём катаются без особых неудобств (только что места мало), причём на скорости их вес сказывается мало.
Привычки: обожает спать на деревьях, пачками поглощает растворимую лапшу, предпочитая её даже домашней стряпне. Не считается со статусами и званиями. Не любит детей (а вот дети — наоборот, обожают его и его ушки!). Предпочитает своё хаори любой другой одежде. Часто говорит не то, что думает, из боязни показаться хоть сколько-нибудь чувствительным. Теряется при виде слёз. Когда становится человеком — фактор нервозности взлетает до небес, но и отзывчивость тоже, мозги включаются в работу чуть чаще. Никогда не начинает драку первым и совсем уж без повода. От ярости в бою иногда рычит.
Компаньоны и напарники: старая блоха Миога — наследство отца. Он как бы является слугой Инуяши, может дать дельный совет, высосать яд… На этом его полезные качества заканчиваются. Норовит бросить «господина» при любом намёке на опасность, боится самого слова «свадьба». По его появлению все скоро наловчились выяснять уровень угрозы: пока он рядом — ничто не грозит, если сбежал — будет драка. Обожает кровь Инуяши. По словам Миоги, она очень вкусная — как и у его отца. Для того, чтобы с три короба наврать, ему причины не нужны. Всё время давится и травится окружающими, но жизнерадостности не теряет.
Фактор риска: Инуяша смертельно опасен в обличие демона — совершенно не контролирует себя и способен порвать на ленточки всё, что окажется на пути. Успокаивается при прикосновении любимого человека.
Опасен для сердец неподготовленных — в иные моменты такая лапа, что хоть экран задуши.
Приметы, анекдоты, афоризмы: (автор неизвестен)
Разговор Кагомэ с Инуяшей:
- Давайте пойдём к морю купаться?
- Зачем?
- Ну, там есть и солнце для меня, и песочек для Шиппу.
- А Нараку?
- А для Нараку там есть акулы…
Десять Вещей, которые вы никогда не услышите от Ину-Яши:(автор неизвестен)
10) Вы хотите потрогать мои уши? Пожалуйста!!!!
9) Я люблю мыльные оперы!
8) Когти Крови! – проклятье! Я сломал ноготь!
7) Прости, Шиппо.
6) Кагомэ, когда мы встретились, я действительно подразумевал “разденься совсем”
5) Кагомэ, я люблю, когда ты говоришь “сидеть”! Делай это чаще.
4) Давайте забудем наши различия. Возмите Тецусайгу Сессёмару-ни-тян!
3) Разве мы не можем договориться ? Ведь мы можем избежать насилия …
2) Каэдэ, ты такая красивая, мудрая и добрая. о_О```
1) ( громко и не краснея) Кагомэ, я люблю тебя! Давай поженимся прямо сейчас!
Inusagi:
В конце концов, она же девушка (Фиклет 15)
Я просто не понимаю, – пробурчал обиженно надутый Инуяша, скрестив руки на груди.
- Чего тут непонятного? – спросила Кагоме, поддразнивая его.
- Что в них такого особенного? – заворчал Инуяша. – Это просто уши. Хватит уже.
Кагоме и Шиппо хихикнули.
- Но они такие милые, – сказала она.
- Заткнись, они не милые! – рявкнул Инуяша. – Мироку, ты находишь мои уши милыми?
- Я лучше не буду в этом участвовать, – ответил монах.
- Отлично, – сказал Инуяша. – Все равно это лишь глупые девчоночьи штучки. Что-то не заметно, чтобы Санго все время хотела трогать меня за уши. Верно, Санго?
Санго подняла взгляд от Хирайкотсу, который она затачивала, когда услышала свое имя.
- А?
- Ты не хочешь потрогать мои уши, нет?
Санго посмотрела на полудемона, а затем замерла в радостном предвкушении.
- А можно? – с надеждой спросила она.

Как это было (Фиклет 35)
Кагоме сделала вдох и проанализировала ситуацию.
Инуяше предстояло еще несколько часов провести в человеческой форме, пока он истекал кровью от сотен различных ран, всеми силами стараясь оставаться в сознании. Уменьшенные Мироку (Казаана была теперь практически бесполезна) и Шиппо с его маленькой искрой своего волшебного огня стояли поблизости с микроскопическими выражениями беспокойства на своих крохотных лицах. На Кагоме было запачканное кровью хаори Инуяши – надетое в целях защиты и сохранения остатков достоинства. Надвигающимся штормом маячила угроза нападения Токаджина, мудреца Тогенкё, с его украденными осколками Камня.
Кагоме сделала глубокий вдох и взяла один из луков, прислоненных к стене.
- Мой долг – защищать всех до рассвета, – заявила она с мрачной решимостью.
Повисла тишина. А затем она услышала, хотя и плохо, как Инуяша прошептал уменьшившемуся монаху:
- Нам конец.
Думай, что говоришь (Фиклет 30)
- Нет! – проорал Инуяша.
Кагоме сложила молитвенно руки.
- Инуяша, ну пожалуйста!
- И не думай!
- Ну только в этот раз!
- Никогда!
Кагоме перешла от просьб к претензиям:
- Ты поступаешь неблагоразумно!
- А ты просто ведешь себя как упрямая девчонка, как всегда!
Кагоме бросила в полудемона современную одежду.
- Ты! Это! Наденешь!
Он кинул их ей обратно.
- Нет!
- Если ты собрался погулять в моем времени, ты не должен привлекать внимание!
Инуяша скрестил руки на груди.
- Я скорее нареку Джакотсу своей супругой, чем надену эту фигню!
Где-то в загробном мире сумасшедший гомосексуальный наемник с надеждой поднял голову.
Повисла тяжелая пауза. Инуяша постукивал пальцами, его уши яростно подергивались. Кагоме же изумленно смотрела на него, переваривая услышанное.
Инуяша прокашлялся и выхватил груду одежды из ее рук.
- Дай сюда, – рыкнул он и потопал в ванную.
Джакотсу вздохнул:
- Блин.
Камень Четырех душ (Фиклет 32)
Я могу стоять здесь часами. Что я часто и делаю.
Я смотрю на нее и гадаю, какими были ее последние мысли. О чем она думала, когда демон распахнул свою пасть, и она осознала, что ее поглотили? Иногда, когда я в состоянии это вынести, я подхожу достаточно близко, чтобы можно было рассмотреть последнее выражение, которое приняло ее лицо. Ее глаза закрыты, но не похоже, чтобы ее смерть была мучительна. Более того, она выглядит даже спокойной. Красивой. Я хотел бы сказать, как она прекрасна, но что ей до моих слов… Жаль. А еще я хотел бы спросить, почему она, находясь наполовину в глотке демона, выглядит так, словно она просто спит.
“Не стоит ни о чем сожалеть”, – говорит ее выражение. Она все оставила. Самая могущественная мико в мире вступила в вечную битву с самым злобным демоном, и их окаменевшие останки стали памятником ее жертве. Целый Камень Четырех душ в моей рук – это сама битва в миниатюре. Были ли у нее хоть какие-то сомнения, когда она отдавала свою душу, чтобы заключить чудовище в одном Камне с собой? Нет. Наверно, если бы это было так, Камень не был бы создан. Она не думала о тех, которых она оставила.
А может, и думала. Может, о них и были ее последние мысли.
Мико. Самопожертвование, должно быть, это часть их работы. Встречу ли я когда либо мико, которая таковой не является? Они готовы отдать все, что у них есть, даже жизнь. Такой была Мидорико. Такой была Кикийо. Такова Каэде. Интересно, она знает, как ее жертва повлияла на меня, нового Хранителя.
Если бы я мог, я бы дотронулся до нее. Физически мне ничто не мешает, я просто не могу этого сделать. С расстояния она выглядит твердым камнем, словно ее из него вырезали. Но я боюсь, что если я поддамся искушению и коснусь ее щеки, ее плоть осыплется под моими пальцами. Я больше никогда ее не увижу. Даже закаменевшее безжизненное тело – это лучше, чем ничего. Однажды я едва не решился засунуть пальцы в отверстие в ее груди, откуда появился Камень, но я не сумел. Мне стало стыдно за саму мысль о подобном. После этого я некоторое время не мог вернуться сюда.
Другие говорят, что подобная притягательность ее останков для меня ненормальна, и я не могу сказать, что я не согласен. Но все же я не в состоянии не ходить сюда.
Потому что это неправильно. Разве такой должна была быть ее судьба? Кикийо хотя бы можно было вернуть к жизни. Но это невозможно, когда твоя душа заключена в Камне. Мне не следует постоянно смотреть на нее, но присутствие рядом с ней помогает мне беречь Камень от зла. Почему-то мне не страшно и не одиноко, когда она рядом. Я все еще чувствую: она здесь, и это дает мне силы уберегать Камень от демонов. В конце концов, она этого и хотела. Она хотела, чтобы он был запечатан, чтобы никто больше не страдал из-за него.
Ее желание было выполнено, частично. Камень запечатан. Но что касается страданий…
Кикийо ошибалась. Она думала, что если мы соберем Камень и Нараку поглотит его, она сможет очистить и Камень, и демона, уничтожая таким образом их обоих. Она ошибалась. Все мы ошибались. Только Кагоме знала, как победить его.
Я сделаю это. Я провожу пальцем по ее каменным губам… Они твердые, шершавые… Я убираю руку. Больше я этого не сделаю.
Новый Камень Четырех душ пульсирует в моем кулаке, моя единственная настоящая любовь и мой злейший враг, заточенные в холодном твердом шаре, и он жжет мне ладонь. Я никогда не выпущу его из рук.
“Позволь мне исполнить твое желание”, – шепчет он, и я слышу ее голос, смешанный с ним. Я не могу не улыбнуться.
“Вы не можете”, – говорю я им. Осознание этого даже уже не причиняет боли. Демон. Человек.
Кого это волнует? У меня только одно желание, и его невозможно исполнить. Его не исполнит Камень. Его не исполнит никто.
Верните мне Кагоме.
Фиклет с Автором (Фиклет 37)
Нахмурившийся Инуяша прислонился к стене, скрестив руки на груди.
- Продолжай, – скомандовал он.
ИнуСага вздохнула.
- Я дико извиняюсь за третий фиклет, – вяло сказала она. Рука начинала неметь. – Я не думаю, что ты мог бы погибнуть из-за дерева.
Он закрыл глаза и заворчал. Ему не было дела до того, что случится с рукой этой авторши. Он не уйдет, пока не получит своего.
- Как насчет шестого?
“Как будто ты бы иначе отреагировал, случись такое…”
- Я извиняюсь, – сказала она.
Он подтолкнул ее локтем.
- И прости меня за одиннадцатый, девятнадцатый, двадцать первый, двадцать четвертый, двадцать седьмой, , двадцать девятый, тридцать четвертый, и особенно за тридцать второй.
“Сколько еще это будет продолжаться?”
Он хлопнул ее по дрожащей руке и встал.
- Хорошо, – сказал он, тыча когтистым пальцем ей в лицо. – Не заставляй меня снова приходить сюда.
ИнуСага улыбнулась и подмигнула. Инуяша мрачно посмотрел на нее и ушел.
Он думал, что он такой умный… Он думал, он проучил ее… Ее улыбка стала шире.
Яой… с Нараку…
Да что он ей сделает? Опять заставит чесать ему уши?
Ээ… что только что произошло? (Фиклет 42)
От его поцелуев кружилась голова; она парила в небесах, среди пульсирующих звезд и взрывающихся огней; они взлетали, падали, качались на волнах моря удовольствий, плыли в океане предзакатных облаков.
Жар поднимался от центра Земли, распространяясь вокруг золотым сиянием, сердцебиение самого мира было биением их сердец; молнии сверкали вокруг нее, пока лучи света ласкали ее…
Когда все закончилось, они легли рядом друг с другом.
Смущенный Инуяша заговорил первым.
- Ээ… что, блин, только что произошло?
Кагоме, чья голова лежала на его плече, пожала плечами. Они случайно не принимали ЛСД в последние несколько минут?
Он опустил взгляд.
- Мне на минуту показалось, что все идет к Тому, но мы до сих пор одеты….
- Ну, нам никто не говорил раздеваться, – сказала Кагоме, покраснев. – мы дошли лишь до этого, прежде чем начались эвфемизмы.
Инуяша встал.
- Пойдем, поищем кого-нибудь, кто умеет писать эротические сцены.
Кагоме вытряхнула из волос все еще пульсирующую звездочку.
- Я тебя догоню.

Гениальные фразы: «Враг: Я разрублю тебя на части, отберу твой осколок камня душ! В моей власти окажется весь мир!
Инуяша: Да уж, да уж, да уж, да уж…. Ты драться будешь, наконец?»
«Инуяша: ты что, заболела? Жара вроде нет…
Девушка: всё в порядке. Ты такой заботливый…
Инуяша: Не… Похоже, всё-таки жар»

Герои "Инуяши", нечто вроде фанфика. Отрывки из моего  "Справочника отаку"

Написать Разное Узнай, что ещё написала на трибуне Луричие. →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить

Популярные новинки в разделе Разное из Инуяша

Последние выступления с трибуны фан-клуба →