Я фанат!

Фан-клуб Инуяша

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в разделе Мультфильмы  → Инуяша  →  Трибуна

Разное Все Разное Написать Разное

Инуяша

Вместо вступления

— А у него верхний шарик бо-ольше!
— Где?
— На верхушке!!! — спорный шарик мороженого и впрямь был увенчан завитушкой.
Гордый обладатель лишней капельки лакомства торжествующе показал язык сестре. Та не вынесла такого пренебрежения и с возмущенным шипением кинулась к нему:
— А ну отдай!
— С чего бы вдруг?
— А я девочка! Девочкам уступать положено!
Третья сторона, доселе занятая поглощением собственной доли, задумчиво посмотрела на отставленный в сторону рожок, потом наклонилась и одним укусом восстановила справедливость. Повисла пауза, в течение которой спорщики пытались понять, что произошло. Потом рев стал коллективным:
— Рин!!!
— Что? — девочка невозмутимо продолжила уплетать свое мороженое.
— Отдай! — брат и сестра дружно попытались отобрать её лакомство, столкнулись руками и зло посмотрели друг на друга. Рин торопливо отбежала за отца и с огромным удовольствием показала язык.
Кагура мрачно посмотрела на своих детей и перевела взгляд на мужа:
— Ничего не собираешься предпринять?
Сещемару, который битый час пытался сохранять на лице невозмутимость, страдальчески покосился на неё. По какой-то непостижимой причине отпрыски отличались крайне невыдержанным, вспыльчивым характером. С другой стороны… Лорд снова взглянул на жену.
С другой стороны, это можно было предвидеть. Ещё восемь лет назад… А теперь что-либо предпринимать было явно поздно. Только, как гласит пословица, «расслабиться и получать удовольствие».
Или хотя бы отыскать в этом хоть каплю позитивного.

Картина 1. Домочадцы и домочадики.

— Король-лев!
— Золушка!
— Король-лев!
— Золушка!
— Король!
Картинки на экране телевизора мелькали с бешеной скоростью. Собственно, с той же, с какой пульт переходил из рук в руки. Между каналами с мультиками был ещё один — исторический. В результате между величественной мордой льва и перекошенным лицом Мачехи мелькали то Будда, то пагоды, то танцовщицы в расписных кимоно.
Сещемару раздраженно отлистнул страницу газеты и погрузился в чтение. Вмешиваться в детские игры не входило в его планы, но как-то уж больно они становились шумными
— Золушка!
— Король!
— Золушка!
— Король!
Единственной, кому очередная разборка брата и сестры приносила удовольствие, была Рин. Она забралась с ногами на диван и хрустела попкорном, наблюдая за стремительной сменой «кадров» получавшегося своеобразного фильма.
Мужчина потер тонкими пальцами переносицу, чувствуя внезапную усталость.
И с чего он решил, что вторая попытка произвести на свет достойного преемника будет удачнее, чем первая? А затем и третья…
Нараку — старший — отличался любовью к интригам и коварству, Кикио же обожала поучать и одергивать, и почему-то всегда полагала, что её мнение единственно правильное. Неудивительно, что они постоянно ссорились…
Правда, самая младшая дочь все же обладала спокойным, выдержанным характером, правда, была чуть шаловлива, но с возрастом это обычно проходит. Было только одно но, которое не позволяло и Рин считать достойным преемником: она была девочкой. Делать следующую попытку Сещемару откровенно опасался.
— Король!
— Золушка!
— Король!
— Дети, прекратите! — появившаяся в дверях со скалкой в руках Кагура выглядела грозно, не смотря на мучные разводы на щеке и растрепавшиеся волосы. Брат и сестра на мгновение замерли. Пульт завис посередине. Нараку решил воспользоваться моментом и дернул изо всех сил. Кикио интуитивно вцепилась в выскальзывающую добычу. Несчастная дистанционка не выдержала накала страстей. Послышался короткий треск, и в воздух взмыли батарейки.
Сещемару очень повезло: именно в этот момент он поднес руку к глазам. «Снаряд» ударился о нее и упал на ковер. Повисла тишина, прерываемая лишь музыкой из телевизора.
Мужчина свернул газету и отложил её в стороны. Рин на диване отставила стаканчик с попкорном в сторону и с интересом посмотрела на отца.
Спорщики шумно сглотнули. Холодный голос над повинно склоненными головами тихо и зловеще произнес:
— В угол!
Кикио напоследок дотянулась ущипнуть брата. Тот страдальчески скривился, но сделать ответную пакость не успел: девочка уже направилась отбывать наказание.
Кагура удовлетворенно вздохнула — наконец-то стало тихо! — и подошла к мужу:
— Ты в порядке?
— Каким-то чудом! — мрачно отозвался тот, потирая ладонь.
Женщина покосилась на виновников:
— И не говори… Послушай, ты же помнишь, что я послезавтра улетаю?
Сещемару каким-то чудом усидел в кресле, одарив жену не самым ласковым взглядом. Мало того, что его ничуть не радовала перспектива остаться в квартире одному с двумя бузотерами, так ещё и работа Кагуры была…крайне опасной. Во всех смыслах.
Во-первых, в новостях через раз передавали о разбившихся самолетах, и члены экипажа выживали редко, а потому каждый раз мужчине страшно хотелось встать поперек дороги и никуда не пустить её. Во-вторых, стюардессы с кем только не сталкивались в салоне… Конечно, в последнем мужчина не признался бы даже под угрозой немедленного расстрела.
Но Кагуре работа очень нравилась, и отговаривать её было заведомо бесполезно.
— И когда вернешься?
Женщина повела плечами, чутко уловив первое возможное возражение:
— Через три дня. Если что — Савако позовешь, она с детьми посидит.
Сещемару сглотнул. Беспокойная сводная сестра плохо подходила на роль няньки, но нанимать чужого человека со стороны не хотелось.
…— …рили, что приедут сегодня к нам, у них как раз медовый месяц закончился. Ты меня слушаешь?
Медовый месяц мог закончиться только у одной знакомой ему пары, поэтому мужчина кивнул.
— Во сколько?
Кагура глянула на часы:
— Уже скоро. Но тот, кто едва не устроил драку у телевизора, не выйдет навстречу гостям! — из одного угла донеслось обиженное пыхтение, из другого — всхлипывание. Женщина, удостоверившись, что воспитательные меры оказали свое воздействие, резко повернулась и двинулась обратно на кухню, откуда доносился запах пирожков. Следом, радостно подскакивая, кинулась, повторяя:
— А можно, я их встречу, мамочка? Ну можно, можно? А когда приедут дядя Инуяша и тетя Кагоме? Уже скоро? А можно, я их встречу? Ну, можно, можно?
Дверь тихонько стукнула, отрезая комнату от звука.
Сещемару остался наедине с обиженно хлюпающими углами, тиканьем часов и телевизором. Мужчина покосился на экран. Изящная черноволосая девушка с веером, чем-то похожая на его жену, легко танцевала на сцене, взмахивая рукавами расписного кимоно.
И ему отчего-то подумалось, что в средневековье, скажем, в эпоху Сэнгоку, наверняка все было бы гораздо проще… Особенно, если бы он был могущественным демоном, как в легендах.
Сещемару покачал головой и встал.
Во всяком случае, демон точно не смог бы быть довольно известным хирургом, как он. И это почему-то грело душу.

Картина 2: Домашние любимцы.

— Как думаешь, ему понравится? — уже в который раз несколько нервно спрашивала длинноногая темноволосая девушка у своего спутника, поглядывая на заветный ящик. Парень с янтарными глазами и длинной белоснежной гривой уже ставшим привычным жестом дернул плечом. Тоже уже неизвестно в какой раз. Лифт остановился и медленно-медленно, почти торжественно, открыл двери.
Оба с тихой паникой воззрились на площадку.
— Ну чего, пошли уже? — за риторическим вопросом не последовало ни одного движения. Ящик начал нервно поскуливать. Звук вывел девушку из оцепенения:
— Ага… П-пойдем… А если ему не понравится? — парень хмыкнул и подхватил спорный подарок, собираясь дойти наконец до заветной квартиры. Лифту как раз надоело ждать, пока парочка наконец решит все свои дела, и он начал закрывать двери. Те натолкнулись на препятствие в виде плеч блондина и с рассерженным жужжанием разъехались в стороны.
— Эй! Куда закрываться! Мы ж ещё тут? Нет, ты видела? — парень с детским раздражением пнул стенку. Девушка попыталась скрыть невольную улыбку:
— Мы просто слишком долго стояли!
— И че? Подождать не мог, что ли? — в янтарных глазах зарницей полыхало раздражение.
— Инуяша, перестань! Лучше подумай, что делать будем, если ему не понравится!
Блондин перестал ворчать и нахмурился, застыв на площадке с ящиком в руках:
— Ну.. Может, себе возьмем? А, Кагоме?
— Себе? — девушка нервно оглянулась на двери лифта, облегченно закрывшиеся за её спиной: — А что, Шиппо одному скучно, наверное…
— Ага, скучно… Я боюсь, что он сожрет этого! — ящик мотнулся вверх-вниз, содержимое возмущенно взвизгнуло.
— Инуяша! — звонкий крик прокатился по всему подъезду. Парень, обладающий очень тонким слухом, вздрогнул и едва не уронил ношу.
— Чего?
— Не тряси его! Ему и так страшно!
Блондин не то фыркнул, не то хмыкнул:
— Че ему сделается?

Одна из дверей на площадке скрипнула и открылась. Увлеченная парочка этого даже не заметила, продолжая вдохновенно ругаться:
— Ты и с Шиппо так же обращаешься! Скоро на бедной собаке живого места не будет! — возмущалась девушка.
— Эта бедная собака на мне живого места не оставляет! — ворчал в ответ парень, перехватывая ящик поудобнее.
— Потому что ты с ним так обращаешься!
— Нормально я с ним обращаюсь! И потом, думаешь, Сещемару будет с этим, — снова взмах ящиком, — лучше обращаться?
— Инуяша! Прекрати! Твой брат хотя бы терпелив!
— Ага, а этот… с позволения сказать, подарок, хотя бы чистокровный! — видимо, у блондина был пунктик на этом. Впрочем, по вполне объективным причинам.
— Да причем тут это! Я тебе уже раз тридцать объясняла, что твое происхождение не имеет никакого зна…
— Ребята, а давайте вы оставите этот подарок здесь и пойдете ругаться домой? — задушевным тоном устало произнес женский голос. Спорщики зависли и медленно-медленно повернули головы. На них с немалым раздражением смотрели глаза необычного цвета, отливающие алым.
— Кагура! — разом посветлели лицом оба спорщика. Хозяйка молча открыла дверь чуть шире, намекая, чтобы гости шли дальше, а не орали у порога.
— Эй, а как ты догадалась, что мы уже здесь? — опомнился Инуяша. Женщина фыркнула:
— Вас только глухой не услышит… Долго ещё здесь торчать собираетесь?
Кагоме тихо ойкнула и виновато прижала ладошку ко рту:
— Извини, мы уже… — девушка схватила спутника за руку и потянула в квартиру. Тот ещё собирался что-то сказать, но от неожиданного рывка клацнул зубами и вынужденно промолчал.

За дверью ждала засада. Засада с радостным воплем кинулась вперед и обхватила гостей за ноги — ящик едва преждевременно не финишировал на ковре:
— Тетя Кагоме! Дядя Инуяша!
— Здравствуй, Рин. Как дела? — девушка честно попыталась начать «взрослый разговор» с девочкой, но та вместо ответа посмотрела на неё с немым обожанием. Тогда «тетя» с надеждой покосилась на спутника. Тот криво улыбнулся и попытался высвободиться. Кагура со стуком закрыла дверь и с несколько злорадной улыбкой посмотрела на гостей.
— Что застыли? Стесняетесь?
Пара переглянулась и предприняла совместную попытку вырваться: отвечать или жаловаться было бесполезно, это они усвоили уже давно. Рин, ощутив, что цель ускользает, поспешно убрала руки за спину и одарила гостей восхищенным взглядом. Увы, инерция — штука коварная… Блондин врезался в стенку, брюнетка — в шкаф.
— С каждым разом все зрелищнее! — хмыкнула Кагура. — А просто попросить её отпустить вас?
— Вот ещё, буду я просить какую-то малявку о пощаде! — фыркнул парень, пытаясь выбраться из коварной россыпи тапочек и туфель и не уронить ношу. Кагоме молча потерла свежий синяк.
Девочка, не проявив и капли раскаяния, протянула:
— А что у вас в ящике, дядя Инуяша?
«Дядя Инуяша» разом ободрился: переключение темы было ему только на руку. Блондин наконец покинул опасные воды коридора и присел, собираясь открыть страшную тайну. И тут появилось ещё одно лицо…

— Ну здравствуй, братец… — несколько насмешливо протянул мужчина, появившийся в дверях. Как всегда при встрече этих двоих, повисло неловкое молчание. На сей раз скрасить его поспешила Кагоме:
— Кстати, а где остальные? Где мои любимые Нари и Кика? — старшенькие терпеть не могли, когда их имена сокращают, но это не мешало девушке время от времени рассеянно называть их именно так.
Сещемару слегка растерялся, но быстро взял себя в руки и изобразил лицом грозного отца семейства:
— Они наказаны за неподобающее поведение!
Кагура хмыкнула, ни во что не вмешиваясь. Она прислонилась к дверям, с живейшим интересом наблюдая за спектаклем. Женщина справедливо полагала, что свою лепту уже внесла, и теперь имеет полное право насладиться комедией.
Инуяша одарил старшего брата не самым ласковым взглядом:
— Чего они такого сделали? Тарелку во время мытья разбили? Каким был, таким и остался…тоже мне, сама суровость…
Кагоме, напротив, посмотрела умоляюще:
— Сещемару-кун, ну пожалуйста! Мы же не каждый день к вам в гости приходим! Ну простите их один разочек!
Рин перевела взгляд с отца на Кагоме, подумала и присоединилась к последней, отчаянно строя «жалобные глазки». Мужчина заколебался и как всегда в подобных случаях, глянул на свою вторую половину. Кагура усмехнулась и чуть наклонила голову. Это решило дело.
— Нараку, Кикио, идите сюда! — он тяжко вздохнул, понимая, что такими темпами его бесценные чада так и останутся теми ещё хулиганами.

Послышался нарастающий топот, смахивающий на звуки несущегося на водопой стада, потом с грохотом распахнулись двери зала. Девочка и мальчик застыли на мгновение, потом переглянулись и бросились к гостям. В отличие от Рин, обниматься они и не собирались.
— Я тут слышал что-то про подарок… — Нараку с намеком посмотрел на ящик. Кикио укоризненно покачала головой, глядя на старшего брата, но его идея ей явно понравилась.
Кагоме, как всегда, буквально лучащаяся оптимизмом, радостно улыбнулась:
— Да-а! Смотрите, кого мы вам принесли! — Инуяша с видом мрачного фокусника открыл дверцу. Под взволнованный шепот на ковер выползло нечто маленькое, большеухое и большеглазое, нервно дрожащее на каждом шагу.
— А он кусается? — тут же заинтересованно уточнил Нараку.
— Бедненький… Ему, наверное, холодно! — Кикио присела. «Подарок» взглянул на неё и предпочел ретироваться к Рин, которая тут же сгребла его в охапку. Того это вполне устроило.
Сещемару застыл на месте, пытаясь сохранить лицо и при этом сообразить, чем грозит семейству пополнение:
— Это ещё что?
— Щенок, не видишь, что ли? Чихуахуа, чистопородный! — Инуяша пристально смотрел на брата, ожидая реакции.
— И такой ми-иленький! Папа, а давай его оставим! — Кикио дернула за кончик тонюсенького хвоста, но добилась лишь того, что пес его поджал и недовольно глянул на виновницу. Кусать Рин щенок явно не собирался.
— И кто его гулять будет? — тут же ощетинился Нараку.
Кагоме поняла, что нужно ковать железо, пока горячо:
— Они будут с ним играться целыми днями, и разбитых тарелок поубавиться…
В глазах мужчины забрезжили первые признаки одобрения и надежды:
— Полагаешь?
— Вообще-то, это хорошая идея! — Кагура взвесила все «за» и «против» и пришла к выводу, что первых значительно больше. — И как его зовут? — женщина ласково потрепала щенка по уху.
— Джакен! — обрадовано выдал Инуяша. Рин одобрительно хихикнула и посмотрела на отца. Тот вздохнул и сдался. Второй раз за день. «Теряю форму…» — мрачно подумал Сещемару и медленно кивнул.
Нараку презрительно хмыкнул, и, шаркая, двинулся на кухню в ожидании праздничного обеда, Кикио повисла на отце с радостным воплем.
Кагура с трудом скрыла улыбку при виде гримасы благоверного, призванной изобразить невозмутимость, что довольно трудно, когда вокруг, напевая «спасибо, папочка-а!», пританцовывают две девочки. Женщина решила, что пора заканчивать спектакль:
— А теперь все к столу! Давайте, давайте, кто последний, тот останется без пирожка!
Инуяша, услышав страшную угрозу, подскочил и кинулся следом за Нараку под звонкий смех Кагоме.
Через мгновение в коридоре остался только сиротливо стоящий открытый ящик для переноски животных…

Написать Разное Узнай, что ещё написала на трибуне Луричие. →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить

Популярные новинки в разделе Разное из Инуяша

Последние выступления с трибуны фан-клуба →