Я фанат!

Фан-клуб Интерны

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в разделе Телесериалы и ТВ шоу  → Интерны  →  Трибуна

Разное Все Разное Написать Разное

Интерны

Культовая личность Иван Охлобыстин приехал в Челябинск, чтобы презентовать новый комедийный сериал «Интерны» на ТНТ. В ситкоме актер играет главного героя – циничного и ехидного врача больницы, которому отдали на воспитание зеленых интернов.

На экраны сериал Интерны выйдет 29 марта, а пока еще сильно впечатление от фильма «Царь», после которого Ивана Ивановича отстранили от церковного служения. На эту тему мы и решили поговорить.

- Патриарх Кирилл сказал, что это временный запрет. Или если вы примете окончательное решение в пользу церкви, то вам придется навсегда отказаться от актерства. Неужели так может случиться?

Интервью Ивана Охлобыстина в Челябинске.

- Может, конечно. Мне жалко будет отказываться от круга общения людей, с которыми работаю. Но радикальных внутренних изменений это не принесет. Я все-таки выходец из среды режиссерско-сценарной, для меня актерское мастерство – вещь приятная, но не обязательная. Я если в чем-то реализовывался как честолюбец, то, конечно, в литературе. Поэтому отказ от сцены будет не болезненным, зато полезным для церкви. Я буду помогать. Мне нравится церковный мир и его люди. Они для меня как родственники, я понимаю, о чем они думают, чем болеют, чем живут. Это очень важная аудитория, и христианство их делает близкими друг другу, но не превращает в единую массу. В церковь обязательно нужно уходить, чтобы занять там свою нишу. А кино… буду сценарии писать.

- А к литературе церковь относится хорошо?

- Да. Если по истории вспомнить, то у нас редко возникал конфликт в этой сфере. А если и возникал, то по очень горячим вопросам. У нас не было, как у католиков, массовых литературных запретов. В России запрещали Баркова, но я думаю, что сейчас любой нормальный человек был бы против публикации эротических, «срамных од» русского поэта, это же дети могут увидеть. Были конфликты с Толстым, но на уровне публичных писем в газетах, роман «Война и мир» никого не смущал – это великое произведение, а церковные люди грамотны.

- Однажды в интервью сказали, что вам нравится примерять на себя разные роли и профессии. А может, стезя священника – это всего лишь примерка?

- В работе священника есть фактор сопричастности. То, что он испытывает во время литургии, не может сравниться ни с одним земным удовольствием. Это удовольствие порядка чувственного, порядка интеллектуального и одновременно духовного. Понять это нельзя. Это схоже с восторженной экзальтацией на протяжении длительного времени. Это ни на что не променяешь.

- По какому принципу для себя фильмы выбираете?

Интервью Ивана Охлобыстина в Челябинске.

- По людям, с которыми придется работать. Они основа и импульс к работе. «Царь» – это Лунгин. «Дженерейшен Пи» – это Мишка Ефремов и Саша Гордон. На «Ногу» я поехал сниматься, потому что мне, студенту, дали халявную путевку на юг. К тому же команда была невероятная. Уроженка Свердловска Надя Кожушаная – одна из лучших пишущих женщин на моем веку. Я ее ставлю на один уровень с Кирой Муратовой и Ренатой Литвиновой. Они пишут такие тексты, которые можно пропеть. Для меня это главный критерий. Если текст не певучий, то он плохой.

- Как вас угораздило написать сценарий к блокбастеру «Параграф 78»? Вы считаете это своим провалом?

- История простенькая. В 1995 году ко мне приехал Миша Хлебородов. Он тогда снимал удачные клипы, был при хороших деньгах. Он всегда был упакованным человеком, потому что работящий, не праздный, плюс наделен талантом. Попросил написать сценарий к боевику. А я говорю: «Мишка, меня этот жанр не очень интересует. Не люблю я беготню с пистолетами. Триллер с расчлененкой – пожалуйста». Всячески пытался отговориться. Я тогда только ВГИК закончил и, конечно, по юности меня тянуло в серьезку. В итоге предложил снять самурайское кино – люди в замкнутой ситуации. Они вынуждены сами со всем справляться, не должны потерять контроля над собой, потому что несут потенциальную опасность всему человечеству. На печатной машинке я написал повесть на три странички и забыл про нее до 2007 года.

Спустя 12 лет перезвонил мой друг продюсер Юсуп Бахшиев, попросил подписать авторские права. Выяснилось, что сценарий создали по мотивам моего рассказа. Я не очень понял интригу: почему фильм разделили на две части и показали с перерывом в месяц. Но объективным я тогда быть не мог, люди снимались мне приятные. Я не попал под критику, все переживал продюсер, потому как фильм не окупился. Я намеренно долгое время не смотрел «Параграф 78» благодаря чему у меня была железная отговорка: «Не знаю. Я не смотрел». Через несколько лет я все-таки поглядел кино… Технологично, да, не шедевр, но не хуже других тупых стрелялок. Мне не стыдно.

- У вас шестеро детей. Как справляетесь?

Интервью Ивана Охлобыстина в Челябинске.

- Я очень прагматичен. Однажды увидел, как упала Дуся… и подумал, что если еще раз она так упадет, скорее всего, она станет инвалидом, замуж ее не возьмут и она будет жрать шоколад до своей смерти. Тогда я отдал детей в айкидо, где их научили падать. Потом записал на кикбоксинг, но Анфиса тут же стала каким-то чемпионом, она отбуцкала всех своих соперников. А педагоги сделали ошибку, они сказали моей жене Оксане: «Готовьте документы в спортивный лагерь и чемпионат Европы». И тут сердце матери дрогнуло, она поняла, что Анфиса надолго уедет из дома и забрала ее из секции. Ну, правильно, нельзя девок отпускать, маленькие еще. Мы любим вместе гулять по лесу, ходим по 10-15 километров, они у меня знают первичную навигацию.

- Сейчас мода пошла на дауншифтеров…

- А кто это такие?

- Люди, которые бросают все блага – бизнес, яхты, пароходы – и уезжают в глушь, в деревню на натуральное хозяйство.

- Обязательно, как только у меня появится пароход, яхта… я все это брошу и уеду в деревню к чертовой матери. Честно признаться, я бы и сейчас сидел у тещи на даче, из окна второго этажа смотрел в бинокль и из дома бы никуда не выходил.

О сериале «Интерны»: «Я поставил условие – в эротике и сценах насилия не участвую»

- Как в «Интернах» оказались?

Интервью Ивана Охлобыстина в Челябинске.

- Меня позвал режиссер Максим Пежемский. Мы в одно время в Москве пересекались, и уже потом плотно сплелись в творческом экстазе на «Мама не горюй». С тех пор и пошли наши творческие отношения. Я посмотрел первый вариант сценария «Интернов», искренне посмеялся над некоторыми эпизодами. Роль мне понравилась, я понял, в какую сторону гнуть. К своему крайнему изумлению, будучи сценаристом, я не нашел что в их конструкции нужно переделывать. И мне понравилось, что это такое новое жанровое обретение – между классическим сериалом и ситкомом. Волшебный литературный материал. Океан юмора и при этом нотка добрая есть. Сценаристы – врачи, они тему эту знают изнутри, любят ее. Я это чувствую, когда читаю тексты. Потому что очень деликатное и пиететное отношение к самой профессии. И еще меня покорило количество съемочных дней – это заработки.

- Ставили какие-то условия авторам проекта?

- Да, я подписал договор, что меня обязуются не использовать в эротических сценах и сценах насилия. Сцен насилия и не предполагалось, а вот эротические могли возникнуть. Но я ребятам абсолютно доверяю – они очень деликатные и тонко чувствующие люди со вкусом. То есть кино-то взрослое – о любви, о привязанностях. Иногда есть какие-то ситуации на грани фола. Но они никогда не переходят границу. А из меня эротический герой… ну ладно. Никакой, слава Богу.

- Какие медицинские манипуляции вам приходилось выполнять на площадке?

- Пока я только выдаю мудрые диагнозы, максимум какие-то манипуляции со шприцом. С ним меня никто не учил обращаться. Я дитя девяностых, меня со шприцом учить обращаться не нужно. У нас половина съемочной площадки – врачи. И если я сделаю что-то не так, меня тут же поправят. И я это восприму как само собой разумеющееся. У нас не кокетливые отношения, а рабочие. В основном, поправляют в терминологии, когда что-то не так произношу. Вообще я раны зашивать умею, резаные, рваные. Вправлять плечо умею. Я хотел быть врачом, хирургом. У меня папа военный хирург, он говорил мне, что я буду хорошим врачом. Папа никогда не ошибался. Я не стал врачом, но вот к этой теме судьба так привела. И сейчас, когда я по роли произношу термины и назначаю анализы, у меня ностальгически вздрагивает сердце.

Написать Разное Узнай, что ещё написал на трибуне tigor →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить

Популярные новинки в разделе Разное из Интерны

Последние выступления с трибуны фан-клуба →