Я фанат!

Фан-клуб СССР

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в разделе Культура и искусство  → СССР  →  Трибуна

Разное Все Разное Написать Разное

СССР
В советское время неопрятные парикмахеры и плохое обслуживание были излюбленной темой карикатуристов, ей был посвящен не один фельетон. Ну, а об анекдотах и говорить не приходится. Вспомнить хотя бы «безобидные»: «Парикмахер! Почему у вас такие грязные руки? — Я еще сегодня никому не мыл голову…», «Говорите, я вас уже брил? Что-то я не припоминаю ваше лицо». – «Видите ли, оно за это время уже полностью зажило». Или этот, явно попахивающий черным юморком: «В парикмахерской стригут клиента. На столике сидит кот и внимательно смотрит на руки мастера. Клиент решил пошутить: «Это что, хе-хе, — спрашивает, — ваш ученик? Сидит учится?» «Да нет, — отвечает мастер, — он ухо ждет». Неужели советские парикмахеры и впрямь наводили ужас на советских граждан одним только видом своего холодного оружия — блестящих ножниц и опасной бритвы?

Довольно долго профессия парикмахера считалась, мягко говоря, непрестижной. Одно время цирюльников даже сравнивали с цыганами, им приходилось буквально скитаться по городам и селам в поисках клиентов. В толпе парикмахера можно было заприметить по характерному деревянному стульчику, болтавшемуся на шее, и саквояжу с инструментами. Прямо на улице бродячие цирюльники усаживали заросших клиентов на стул и из простого бритья делали настоящее представление. При этом чеканили забавные скороговорки: «Бреем, стрижем бобриком-ежом, лечим паршивых, из лысых делаем плешивых, кудри завиваем, гофре направляем, локоны начесываем, на пробор причесываем, парик промоем, кровь откроем, мозоль подрежем, косу купим и срежем, мушки клеим, стрижем да бреем. Банки, пиявки, набор грудной степной травки!»
Немужское это дело
Уже в советское время парикмахеры начали вести оседлый образ жизни. По стране стали открываться школы парикмахеров. В 1936 г. Народный комиссариат коммунального хозяйства РСФСР издал приказ: «Расширить сети парикмахерских, улучшить их работу, присвоить мастерам категории в зависимости от их квалификации и ввести звания «мастер парикмахерского дела». Еще через два года парикмахеры получили трудовые книжки.
Но если в 30-х профессия цирюльника ассоциировалась больше с мужчинами, перед глазами возникал скользкий тип с непременными нагловатыми усиками и ловкими руками, коварный соблазнитель, дамский угодник, то уже в 50-х в парикмахерских с трудом можно было отыскать мастера-мужчину. Немногие представители сильного пола шли в цирюльники, считая унизительным «ковыряться» в чужой голове. В Союзе неоднократно предпринимались попытки поднять престиж профессии — проводились конкурсы и показы. Поначалу на весьма скромных площадках, а со временем парикмахерские мероприятия обрели такую популярность, что зрителей едва могли уместить Дома культуры и Дворцы спорта.
— Я овладел профессией за два ящика коньяка, причем без всяких ПТУ, — вспоминает бывший парикмахер Андрей Василишин, житель Тернополя, – заведовал мужским залом 30 лет! Это была колоссальная ответственность: инструменты, а главное – одеколон, его выдавали дозированно. Ведь, как говорят, «одеколон – это не гигиена, а что? …Спирт!» Во времена сухого закона одеколоном не только освежались после бритья (брили всего за 10 копеек, делали массаж лица за 5 копеек), но и с охотой принимали внутрь. У парикмахерских частенько «паслись» алкоголики — ждали, когда мастер отвернется, чтобы угоститься «тройняшкой», так называли популярный в СССР одеколон.
Инженеры человеческих… волос
Большинство советских парикмахерских были сделаны как под копирку. Большие окна. Убранство внутри — без изысков. Чем-то цирюльни напоминали стоматологические кабинеты. Те же кресла с педалями, чтобы приподнять клиента повыше, «слюнявчик», которым «застилали» посетителя, и непременный атрибут — белые халаты, завязывающиеся за спиной. Напротив кресла традиционно стояло трюмо с зеркалом, на столике — нехитрый парикмахерский инвентарь. В углу белые раковины для мытья волос и космического вида сушилки. В некоторых пролетарских салонах красоты на стенах даже висели автоматы, обрызгивающие одеколоном. Нужно было закинуть монетку и быстро подставить голову, обязательно при этом зажмурившись. Также стены парикмахерских украшали со вкусом развешанные черно-белые фотографии знаменитостей с новомодными прическами.
Советские мастера приходили на работу заранее, чтобы сделать друг другу безукоризненную укладку и встретить клиентов во всеоружии. Кто же пойдет к мастеру, у которого бардак на голове? С самого утра у входа собиралась очередь. Все ожидали в предбаннике: дамы в предвкушении листали журналы, мужчины деловито коротали время за чтением утренних газет.
— Помню только невообразимые очереди, а какие мастера были гордые и неприступные, просто кошмар! — вспоминает киевлянка Надежда Стадник. — У каждого мастера была своя клиентура. Люди с улицы могли часами просидеть в этих нескончаемых очередях, а потом так и уйти ни с чем. Все это напоминало бег на месте: вроде процесс идет, движение есть, но ты никуда не попадаешь.
Советские цирюльни работали точно, как швейцарские часы. Закрывались в четко установленное время, и никакие мольбы запоздалых клиентов не могли заставить мастера задержаться на работе хотя бы на пару лишних минут.
Без блата не пройдешь!
Сперва будущий парикмахер должен был полгода отработать в заведении уборщиком, орудуя метлой, а не ножницами. Потом в одну смену работать, в другую — проходить обучение. И только после экзаменов получить право называться мастером. Цирюльник мог официально хорошо заработать, если давал план. И еще лучше – если удавалось утаить от контроля свою копеечку. Дело в том, что у входа сидела строгая женщина, к которой мастер шел после стрижки с клиентом, и, расписываясь в ведомости о сумме, клиент платил той же строгой даме. Иногда с контролершей можно было договориться насчет «левака» или воспользоваться ее отлучкой.
— У меня соседка была – пожилая смешливая парикмахерша Кузьминична, проработавшая в местной цирюльне чуть ли не полвека, подрабатывала иногда дома, — вспоминает киевлянин Андрей Погнерыбко, — особенно в августе было невозможно в квартиру попасть. В коридоре стояли толпы мальчишек — на оболванку, дабы привести буйные головы в надлежащий вид перед 1 сентября.
В советские времена было негласное разделение парикмахерских на две неравные группы. К первой относились дешевые советские цирюльни без названия, просто с вывеской «Парикмахерская». Там мастера стригли всех под одну гребенку. Было бесполезно приносить западный журнал, чтобы показать модную стрижку. Каждый раз, выходя из парикмахерской, клиентов мучал один и тот же вопрос: а зачем спрашивали, как постричь? Ко второй группе принадлежали элитные парикмахерские, «блатные». Туда была сумасшедшая запись, расценки «кусались», зато персонал был учтивый и вежливый.
— В СССР ведь как было: если ты зашла в парикмахерскую без блата, то в 90% случаев выйдешь оттуда обкромсанной, химию пережгут, краску разбавят, — вспоминает киевлянка Елена Федько, — помню, я была пионеркой, гордость семьи, можно сказать, у меня были длинные волосы, и что-то мне приспичило подстричься. Обчекрыжили так, что я в школе неделю не появлялась. Так и «болванили», пока у мамы в салоне подружка не завелась.

Написать Разное Узнай, что ещё написала на трибуне Marinera →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить

Популярные новинки в разделе Разное из СССР

Последние выступления с трибуны фан-клуба →