Я фанат!

Фан-клуб Фанфики про знаменитостей

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в разделе Знаменитости  → Фанфики про знаменитостей  →  Трибуна

Фанфик Все Фанфики Написать Фанфик

Паутина лжи. (9)

Предыдущая часть Паутина лжи. (8)

Я дико извиняюсь за задержку, у меня началась сессия и поэтому, я не могу думать и писать так часто.
p.s. я не перечитывала главу, поэтому возможны опечатки.

Глава 9.

-Кажется, я твой брат, – поджав губы, отвечает парень.
-Брат? – широко раскрываю глаза, – Мой брат? – сказать, что я в шоке от услышанного – ни сказать ничего.
-Меня зовут Гарри, – в замешательстве говорит парень.
-Мой брат? – в голове, как торнадо крутится его фраза. На секунду закрываю глаза, чтобы осмыслить происходящие, – Это немного смешно, – я все еще в замешательстве, – Вы заявляетесь ко мне, поздно вечером и говорите странные вещи, – кудрявый слабо улыбается.
-Да, я понимаю, звучит странно, – он оправляет свои волосы, – Твои родители Анабель и Джексон Дэвис? – спрашивает кудрявый, и приводит меня в еще один шок, ведь он назвал моих родителей. Стою молча, смотрю на парня.. Но, черт возьми, в наше время легко узнать о человеке все, что угодно. Всю его родословную, достаточно просто открыть справочник.
-Почему я должна верить тебе? – без комплексов перехожу на «ты».
-Ну, у меня есть доказательства, – он показывает мне папку, которую я не заметила сразу, – Здесь все документы. Ты родилась в Сиэтле? – еще один правильный вопрос.
-Так, – опять закрываю глаза, чтобы успокоится, – Это все настолько странно, что вся услышанная информация, сейчас в голове превратилась в комок хлама. Думаю, нам следует поговорить, – я пропускаю парня в квартиру, но, ужасно неуверенна в нем. Он же может сейчас просто убить меня, ограбить квартиру. Он может оказаться мошенником. Да, он может сделать со мной все, что угодно, но я почему-то позволила пройти внутрь. Наверное, это интерес. Ни с того, ни с сего, ко мне приходит парень и говорит, что он мой брат. Явно у него какие-то замыслы… и я должна выяснить с чего весь этот «спектакль».
-Выпьешь что-нибудь? – предлагаю я, внимательно наблюдая за парнем, он осматривает мою гостиную, – Вода? Сок? Чай? Может, что-нибудь покрепче?
-Да, – парень смотрит на меня, – Сок, – немного неуверенно отвечает он. Я беру с журнального столика свой недопитый чай, и мы с парнем проходим на кухню. Он садится за столешницу и кладет на нее папку, в которой, явно доказательство нашего родства, и свой мобильный. Я достаю из холодильника апельсиновый сок и наливаю в стакан, который протягиваю парню. Он берет стакан и отпевает немного сока, а я, пытаюсь найти сходства между нами.
-Ну, – начинаю я, – Хочу послушать историю, – я сажусь напротив него.
-Даже не знаю с чего начать.
-А с чего хотел? Неужели не обдумывал этот разговор в голове?
-Нет, – улыбается парень, – Но, думаю…
-Стоп! – перебиваю я, – Ты сказал брат. Сводный брат? – почему, я сразу не задала этот вопрос? Очевидно же. Думаю, мой отец изменил маме, вот и последствия, только куда это «последствие» спрятали от меня? Я смотрю на парня, жду ответа, но он молчит.
-Анабель и Джексон Дэвис, мои родные, настоящие, биологические родители, – осторожно говорит парень. Все, что сейчас происходит, это какой-то розыгрыш. Может, Луи решил меня разыграть? Я отказываюсь верить во все.
-Это все странно, знаю, что ты не веришь во все, но, давай, я просто расскажу тебе всю историю, – начинает парень, – Когда мне было десять, я узнал, что меня усыновили. Я был приемным с самого начала моей жизни, поэтому не помню мгновения без родителей. Даже в возрасте десяти лет у меня возникло желание узнать, кто мои настоящие родители, но сама понимаешь, мне было десять, что я мог сделать? Первое время я спрашивал у родителей, почему так случилось? Но, скажем так, конкретного ответа они не давали, – он говорил спокойно, и на какую-то секунду, я начала доверять ему, – В семнадцать, мое желание узнать все, начало расти, и родители сказали мне, что биологическая мама отдала меня, потому что сильно болела и была на грани смерти, – он пропустил огромный отрывок своей жизни, и мне жутко хочется узнать, о чем он думал все эти семь лет, – Тогда, я бросил свои поиски, – продолжает кудрявый, – Но, совсем недавно, год назад, – опять он пропустил несколько лет своей жизни, – Я узнал всю правду. Анабель Дэвис не планировала беременность, но, аборт делать не решилась. Как только я родился, Джексон и Анабель отказались от меня, и этот отказ был из-за бизнеса, – а вот это, уже похоже на правду, – Тогда их бизнес шел в гору, а я, на меня бы они потратили слишком много времени. Мне просто было интересно взглянуть в глаза Анабель. Хотелось узнать, стоило ли этого того? Но, это был просто порыв любопытства. На следующий день после этой правды, мне уже не хотелось видеть ее, искать ее, но мама, она просто сказала мне, что у них есть ребенок, то есть, ты. И тогда, я понял, что я должен найти тебя. На тот момент я еще не осознавал зачем, но, я думал, что ты должна знать правду. Я размышлял о том, может быть ты и знаешь об этом, а если знала, почему не пыталась найти меня. Но, я очень сомневался в том, что ты знаешь правду, и по твоей реакции, я понял, что был прав, – парень заканчивает свой рассказ, а я понимаю, что не могу сказать и слова. Если я раньше, когда-то говорила, что я в замешательстве – это было мелочью по сравнению с этим.
-Как ты, – начинаю я, – Как ты нашел меня? – я серьезно начинаю верить во все услышанное.
-Я знал твое имя. Через какое-то время узнал, что ты училась в частной школе, а милая директриса этой школы рассказала мне о Эбигейл Арнэс, твоей няни, с которой я связался и узнал, что ты живешь в Сан-Франциско.
-Ты сыщик? – неужели, это действительно так легко?
-Нет, – улыбнулся парень, – Есть небольшие связи. Мне помогли.
-Можно? – я потянулась к бумагам, парень кивнул в знак согласия. Эта была небольшая стопка документов с большим количеством печатей и росписей. Тут, было все… Дата его рождения, усыновления. Имена. Его, его родителей, моих родителей. Все это, все его начало жизни напечатано на бумаге.
-Это все, – начинаю, – но не могу продолжить, потому что не знаю, что сказать.
-Запутанно, – говорит за меня парень, – Да, понимаю. Доминика, я свалился к тебе как снег на голову сейчас, у тебя есть о чем подумать, понять, верить мне или нет.
-Бизнес – это все, что было интересно моим родителям, – зачем то говорю я и закрываю документы, – Да, мне нужно сейчас растопить этот снег на голове, – слегка усмехаюсь я, – Нужно поразмыслить обо всем.
-Дай мне свой мобильный, – просит кудрявый, и я достаю телефон из кармана отдавая его парню, – Я записал тебе свой номер. Звони. Договорились?
-Хорошо, – соглашаюсь я, забирая мобильный. Парень слабо улыбается мне, и мы выходим в гостиную.
-Ну, пока, Доминика, – немного неуверенно говорит кудрявый.
-Да, пока, Гарри, – прощаюсь я с парнем, произнося его имя первый раз. Он еще раз бросает на меня свой взгляд и уходит, оставляя меня одну.

Через некоторое время, может минут пять, я понимаю, что до сих пор стою и смотрю на закрытую дверь квартиры. Не могу поверить в происходящее. Меня переполняет сейчас только одно чувство – потрясения. Он мой брат? Он действительно мой брат? Все, что я прочитала, настоящие ли это документы? И мои родители отказались от сына, когда тому не было и недели? Кто даст ответы на все эти вопросы? Есть только один способ выяснить это. В любой другой день я бы не стала звонить ей. Наверное, она была бы последним человеком на земле, которому, я позвонила бы, но сейчас, только она знает ответы на вопросы. И это моя мама.
Из мобильного раздаются однотонные, короткие, глухие гудки. Мне все равно, что сейчас поздно и она возможно спит. Оно просто обязана ответить на все мои вопросы.
-Алло, – слышу голос матери, который не слышала уже, наверное, год.
-У меня есть брат? – у меня нет времени на банальное «Привет», тем более своим вопросом огорошу ее.
-Доминика? – неуверенно спрашивает она.
-У меня действительно есть брат? – повторяю я свой вопрос, – У тебя был ребенок, которого ты отдала на усыновление? Моего старшего брата? – голос повышается на несколько октав выше.
-Да, – спокойно и немного холодно отвечает она. Волнение и потрясение внутри меня, раскалывается на мелкие осколки.
-О Боже, – тихо говорю я. У меня есть родной брат. Мама, что-то говорила мне, ее голос, был еле слышен на фоне моего шока, который охватил меня с головы до ног. Я испытываю безграничный шок, а в голове мелькают различные мысли, которые помогают мне все осознать. Мне потребовалась минута, чтобы в сознание проявилось понимании происходящего.
-Скажи, это стоило того? Вашего бизнеса с отцом? Оно того стоило? – выкрикиваю я со злостью.
-Милая, ты ничего не понимаешь, – она не говорит это любящим голосом, в ее голосе только холод. Ненависть к матери разгорается с новой силой.
- Ты отдала ребенка из-за бизнеса. Ты хоть когда-нибудь пыталась узнать, как он живет? Ты когда-нибудь чувствовала угрызение совести? А папа? – я со злостью поджала губы, чувствуя, как во мне начинает загораться самая настоящая ярость, – Вы врали мне все это время! Вы скрывали это от меня на протяжении всей моей жизни! Вы скрывали от меня родного брата! В тебе никогда не было чувства материнства! – последнюю фразу я просто выплевываю из себя, и больше не вижу смысла продолжать этот разговор, поэтому, сбрасываю вызов.
Я ненавижу ее.
Как она может все разрушать с такой точностью? Как ей это удается? Внутри меня все взрывается от сильной ненависти к этой женщине. К моей матери. Как, она, женщина, имеющая со мной кровную связь, может вызывать во мне такие чувства гнева?! Она отдала ребенка из-за чертового бизнеса? Она же мать! Неужели в ней действительно нет материнского чувства? Они с отцом врали мне! Спустя двадцать три года, я узнаю о родном брате от самого брата, который узнал об этом также недавно! Я даже не знаю, на что я больше злюсь! На двадцати трех летний обман или на то, что она так безжалостно отдала маленького мальчика чужим людям? Чужим людям, который для Гарри стали родней всех. Парень, действительно счастлив. Лучше бы они и меня отдали. Может, тогда, я бы узнала, что такое настоящая семья?

Из-за гнева к родителям, а в частности к матери, я даже не чувствовала как мой телефон звонил у меня в руке. Сейчас, смотрю на экран мобильного и вижу три пропущенных от матери. Неужели, она хотела оправдаться? Очистить свое имя? Придумать трагичный рассказ о том, что они скрывали это от меня для моего же блага. Они скрывали это от меня, потому что знали, что я попытаюсь найти его, и это отразится на их имени, и запятнает их репутацию. Репутацию людей, которые строят свой бизнес на протяжении всей своей жизни. Людей, которые забывали про мой день рождения. Людей, от которых я сбегала при каждом возможном случае. Которые не верили мне и которые просто дали мне жить свободно уже в шестнадцать лет. Ненавижу это. Я все это ненавижу.

Выключаю свет в гостиной и иду в спальню. Даже не раздеваясь, ложусь на кровать, чтобы осмыслить все происходящее. Я обычно не открыта со многими, но сейчас чувствую необходимость поговорить с кем-нибудь. Необходимость доверия. Луи. Нахожу его имя в последних вызовах и звоню другу. После третьего гудка включается голосовая почта. Сбрасываю вызов и звоню снова, сразу попадая на голосовую почту. Почему, когда ты мне так нужен, ты недоступен!? В последних вызовах вижу имя Джен, и звоню девушке, но она тоже не отвечает на мой звонок. Сговорились что ли? Я же была на сто процентов уверена рассказать ей обо всем. Может быть, еще не пришло время, раз ее мобильный недоступен? Я листаю последние вызовы, имя, которое сразу бросается в глаза – Найл. На секунду в голове пролетает мысль позвонить ему, но эта была всего лишь секунда. Я не позвоню ему. Сегодня, он вывел меня из себя, и я наговорила ему ужасные вещи, но он заслужил этого. Я не позвоню ему. Раньше, Хоран, был первым человеком, с которым я делилась своими переживаниями. Пока, он все не разрушил. Я так зла на него. Он, заслужил каждое сказанное мной слово, сегодня. Мысли прерывает звонящий мобильный. Папа. О, успела нажаловаться отцу. Нет, вы сейчас последние люди на земле с кем я хочу говорить. На вас я злюсь больше всего на свете. Отключаю телефон и бросаю его рядом с собой.

Все происходящие за поседение дни, вихрем проносятся в голове. Все, что произошло, просто не укладывается у меня в голове. Это просто чья-то больная фантазия, которую, приукрасил появившийся брат. Родной, старший брат. С этой мыслью я провалилась в сон.
*

Серьезно? Опять? Я опять начинаю испытывать чувства вины. Чувства вины перед Найлом. За сказанные слова. «Ты тот, кто не умеет любить!» – это была первая мысль в голове, когда я проснулась. Учитывая, что сейчас вечер, я почти целый день думала об этом. Почему меня это так терзает? И я не могу позвонить, и извинится перед ним? Почему? Потому, что гордость сильнее моей вины. И единственная фраза, которой я себя успокаиваю: «Он, этого заслужил». Но, его потерянный и расстроенный взгляд, так и стоит перед глазами. Неужели, его, властного Найла, задели мои слова? Задели, потому что являлись правдой, на которую ему наконец-то раскрыли глаза.

Я до сих пор не рассказала Луи о событиях прошлого вечера, потому что парень куда-то запропастился. Я даже думаю, что это простое игнорирование, за то, что я была с Найлом в ночь Дня Рождения и не отвечала на звонки друга, а может у Луи много работы, если конечно он смог проснуться сегодня утром, после шумной вечеринки. Вечеринки, после которой, Дженнифер тоже куда-то пропала. Хотя, нет, почему пропала. Звонок на домашний, в четвертом часу утра, ясно дал понять мне, что Джен очень хорошо, и попытки, узнать где она, обвенчались провалом. Думаю, она сейчас либо отсыпается дома, либо продолжает гулять в компании Зейна, который, кричал мне в трубку: «Не беспокойся, домой она приедет в целости и сохранности». Одно я знала точно, на работу брюнетка сегодня не выйдет, также как и я. Утром, я твердо решила поговорить с Гарри, обо всем. Поэтому и отпросилась с работы. Я даже была немного в шоке, когда Джеффри с легкостью меня отпустил. Меня всегда будет удивлять этот человек.

На столике вибрирует мобильный. На экране высвечивается имя «Гарри», значит, он уже пришел и ждет меня внизу. Отклоняю вызов, беру сумку, в которую бросаю телефон и отправляюсь на разговор с парнем. На разговор со своим братом, который важен и значителен для меня, и судя по всему для него. Я думала с чего начать разговор, но так и не нашла подходящего начала, ведь мысли о Хоране прерывали все это. Сколько в человеческом мозгу может прокручиваться различных мыслей и переживаний?

Открываю дверь и не успеваю сделать шаг, как меня с ног сбивают. Я ничего не понимаю, и сильно ударяюсь спиной об пол. Из уст вырываются жалкие стоны, я открываю глаза и вижу перед собой человека в черной маске и все, что я видела на его лице это глаза и ехидную улыбку. Я ничего не успеваю сделать, потому что, его правая рука, которая была сжата в кулак, ударяет меня по ребрам, несколько раз. Резкая боль прошлась по всему телу. И я начинаю кричать и хочу отползти от него. Но, он хватает меня за ноги и притягивает ближе к себе, пытаясь заткнуть мне рот, но у него не выходит, потому что я начинаю мотать головой. Он ударяет меня еще раз, но удар приходит по второму ребру. Я чувствую сильную, неприятную и жгучую боль. Нужно что-то предпринять. Срочно. Я пытаюсь подняться на ноги, но мужчина или парень, я даже не знаю, кто это, толкает меня, и я снова валюсь на пол, но не даю себе возможности просто так лежать. Собрав все силы, которые у меня были, я сильно бью его ногой по колену, он не ожидая этого, хватается за него и что-то выкрикивает, это дает мне возможность подняться на ноги. Но, не велика была надежда, в следующие секунды, он со всей силы хватает меня в охапку, и мы вместе летим на журнальный столик, который разбивается под нашими телами. От боли, которая мигом проносится по всему телу, и осколков, которые жгуче царапают мою спину, я громко вскрикиваю, он ударяет меня по лицу, я пытаюсь сопротивляться и быть в ответ, но, все оборачивается провалом, опять удар по телу и мой жуткий крик.
-Помогите! – я кричу с такой силой, с какой вообще возможно. Соседи, они должны услышать странный шум в квартире, – Помогите! – он не перестает меня бить.
-Доминика? – слышу голос парня, доносящийся издалека. Мужчина тоже слышит это и через пару секунд, он опускает меня, и выбегает из квартиры, – Эй! – раздается голос парня, который звал меня возле квартиры. Я хочу подняться на ноги, но боюсь пошевелиться, боюсь, что один из осколков сильно вонзится мне в спину.
-Доминика? – мужской голос раздается слишком близко, – Черт! – парень подходит ко мне и садится на пол, теперь я вижу, что это Зейн, – Что произошло? – парень шокировано смотрит на меня и неуверенно приближается ко мне, чтобы помочь мне подняться.
-Я не знаю, – я не узнаю свой голос. Глухой и охрипший, – Я, просто, – только, сейчас осознаю, что произошло и теперь меня охватывает не шок, а потрясение и облегчение от того, что это закончилось. Чувствую, как по щекам катятся горячие слезы, которые жгут разбитую губу. Подношу руку к ране, и на запястье остается значительный след крови.
-Давай, помогу, – осторожно говорит Зейн, и я аккуратно поднимаюсь на ноги, разрешая парню мне помочь. Я не чувствую сил, мне слишком больно, чтобы хоть как-то помочь парню. Он без слов подхватывает меня ну руки и кладет на диван, – Где аптечка?
-В ванной, – даже не спросив где находится ванная комната, Зейн уходит, и я слышу, что он кому-то звонит. Парень появляется через некоторое время, держа в руках какие-то лекарства, бинт, вату и вместе с Зейном появляется Дженнифер, которая входит в квартиру и в шоке смотрит то на меня, то на сломанный стол.
-Что произошло? – спрашивает девушка, подходя ближе к нам, – Зейн, что здесь случилось? – она садится рядом со мной и убирает с лица выпавшие пряди волос.
-Я услышал крик Доминики доносящийся из квартиры, с сразу же спустился вниз, он, мужчина, выбежал из квартиры, толкая меня, но, я не понесся за ним, потому, что зашел в квартиру и увидел Доминику, – быстро говорил Зейн. Видимо парень был в шоке от происходящего, также как и Джен и я.
-Ник, как ты себя чувствуешь? – спрашивает брюнетка и забирает из рук Зейна намоченную вату, видимо перекись, как я поняла, когда девушка начала аккуратно обрабатывать ушиб на лице.
-Чувствую себя паршиво, – отвечаю я.
-Если тебя успокоит, я себя тоже, – слабо улыбается Уильямс.
-Выглядишь тоже паршиво, – также слабо улыбаюсь я, и слышу смешок Малика. По виду Дженнифер сразу понятно, что девушка хорошо вчера погуляла.
-Что вообще случилось? – спрашивает парень. Я некоторое время собираюсь с мыслями, чтобы рассказать о происходящем, и как только собираюсь начать рассказ, меня перебивают:
-Что здесь происходит? – мы втроем смотрим на вошедшего в шоке парня.
-А ты кто? – недоумевает Зейн.
-Гарри, – отвечает кудрявый и приближается к нам, – Я ждал тебя на улице, и подумал, что ты очень сильно опаздываешь, – это он говорит мне, и я ловлю недоумевающие взгляды Малика и Уильямс.
-Слушай, парень, – начинает брюнет, но прежде, чем он что-то скажет, я его перебиваю.
-Это мой брат, Зейн, – спокойно говорю я. Гарри слабо улыбается, сразу понимая, что я приняла его правду.
-Не знала, что у тебя есть брат, – говорит Дженнифер, заканчивая обрабатывать губу. Я принимаю сидячее положение, и смотрю на вату, находящуюся в руках девушки, и она вся в крови.
-Я тоже, до вчерашнего дня, – я поднимаюсь на ноги, и мне ужасно больно, я готова обратно повалиться на диван, но Гарри замечает это и держит меня, что я не упала, – Джен, помоги мне. Кажется, у меня спина вся расцарапана, – не смотря на исход событий, я естественно стесняюсь раздеваться при парнях. Девушка поднимается на ноги и ещё раз бросает подозрительный взгляд на Гарри, но помогает мне. Она берет меня за руку, и мы медленно направляемся в мою спальню.
-Позвони Найлу, расскажи о том, что произошло, – это Джен говорит Зейну.
-Зачем? – не понимаю я, останавливаясь.
-Он твой друг, Найл должен знать, – отвечает Малик.
-Он мне не друг, – резко отвечаю я, – Не вздумай ему звонить, – я не понимаю, почему Дженнифер сказала об этом, но я не хочу, чтобы Найл видел мне в таком состоянии, и я сама не хочу видеть Найла, – Если кому и надо звонить, то Луи, но он пропал куда-то, – говорю я, когда мы заходит в комнату.
-Что случилось, Ник? – спрашивает Дженнифер, помогая мне снять порванную футболку, – И кто этот парень?
-Это длинная история, и начинать нужно с моих родителей, – отвечаю я, смотря на себя в зеркало, ребра были красными от ушибов, уверена, появятся синяки, спина исцарапан, слава Богу, что нет глубоких ран. Лицо мало пострадало, только разбитая губа, которая до сих пор кровоточила, – Я не знаю, кто это был, я просто открыла дверь, и на меня налетел этот мужик или парень, не знаю, – Дженнифер начала обрабатывать раны на спине, от чего я иногда морщилась.
-Он в маске был? – догадалась девушка, я лишь кивнула.
-Почему ты сказала звонить Найлу? – спрашиваю я, надевая чистую футболку. Как же все болит. Царапины на спине ужасно жгут, от чего все тело ломит.
-Я просто посчитала это нужным, – пожимает плечами брюнетка, – Он, явно что-то испытывает к тебе и ты к нему.
-Да. Злость, ненависть и разочарование. У нас это взаимно, – меня избили, я не знаю, кто это был, и за что, поэтому я испытываю злость в двойном размере. К Найлу, (и зачем Джен о нем только вспомнила) и к этому ублюдку, который причинил мне физическую боль.
-Где Луи? – спрашивает Джен, понимая, что я не хочу говорить о Хоране, – И ты будешь писать заявление в полицию?
-Без понятия, наверное, на работе. У него целый день мобильный выключен, – я открываю дверь комнаты, – Какой в этом смысл? Я не видела его лица. И Джен, – я разворачиваюсь на полпути, чтобы парни не слышали меня, – О том, как ты погуляла вчера, ты расскажешь мне позже, а сейчас, забирай своего красавчика брюнета, и узнай, что он делает в нашем районе. Хотя, я конечно знаю ответ на этот вопрос, но мне нужно поговорить с Гарри, – я пытаюсь подколоть Джен и это мне удается, судя по ее, злостной ухмылке.
-Даже в таком состоянии ты пытаешься язвить, – тихо говорит брюнетка, когда мы входим в гостиную. Я сажусь на диван, что причиняет мне новый поток боли. Ребра. Они просто беспощадно напоминают о себе.
-Зейн, спасибо, что оказался в нужном месте, в нужное время, – благодарю я, Малик слабо улыбается.
-Если что-то понадобится, просто позвони мне, хорошо? – спрашивает Дженнифер, я только киваю. Смотрю на Зейна, который, бросает недовольный взгляд на девушку, она тоже бросает на него такой же взгляд, – Мы будем у меня, – говорит она, и, толкая Зейна вперед, они выходят их квартиры.
-Вы вызвали скорую? – спрашивает Гарри.
-Нет, – немного недоуменно и в тоже время с удивление отвечаю я.
-У тебя могут быть сломаны ребра, – отвечает парень, и осматривает квартиры, я даже уверена, что в поисках домашнего телефона.
-Если бы у меня были сломаны ребра, поверь, я не смогла бы даже дышать, – отвечаю я, и вспоминаю ужасные картины из моей подростковой жизни. Отгоняю пришедшие воспоминания, т продолжаю, – Не нужно скорой.
-Точно, все в порядке? – серьезно спрашивает парень. Боже, обо мне так не заботились даже родители, а он, еще чужой мне человек, переживает за меня.
-Да, кроме моего шока, – я осматриваю гостиную и останавливаю свой взгляд на разбитом столике.
-Может успокоительное? Или чай? Папа говорит, он успокаивает, – Гарри садится рядом со мной, а я отрицательно мотаю головой. Во мне сейчас много чувства.
Страх. То, что произошло, до сих пор не отпускает, мне кажется, этот мужчина вернется и продолжит избивать меня. Я как будто до сих пор ощущаю на себе все его удары.
Непонимание. Я не понимаю, почему и зачем он это делал. Он, явно ждал, когда я выйду из квартиры, и он знал, что я должна была выйти из нее. Кому я перешла дорогу? И почему он ни слова не сказал мне? Кто это вообще? За что я получила все эти ушибы.
Боль. Мне больно физически и морально. Я чувствую себя уничтожено. Потому, что боюсь, что период моего шестнадцати летнего возраста повторится, ведь сегодня, я ощутила на себе его отголоски.
-Я вчера звонила своей матери, – в горле стоял ком, а на глаза наворачивались слезы, но, я не хотела казаться слабой, – Она сказала мне: «Да». Да, на мой вопрос, есть ли у меня брат. Гарри, – я повернула голову к парню, – Никогда не ищи её, она ужасный человек, который не заслуживает ничего, кроме своего бизнеса, – парень молчал какое-то время, наверное, находясь в шоке от услышанного. Ведь как ребенок, может говорить такое, о родной матери.
-Она же воспитала тебя, – отвечает кудрявый.
-Меня воспитывала Эбигейл, – вспоминаю о своей няни, и понимаю, что обязательно должна ей позвонить.
-Почему ты так ненавидишь Анабель? – спрашивает парень, смотря на меня, я тоже смотрю на него, пытаясь найти родственное сходство.
-Я не хочу сейчас, делиться этой историй, прости, – поджимая губы, отвечаю я. Гарри понимает это и просто молчит. Я рада, что он не стал настаивать, – Гарри. Как это, узнать, что ты не родной сын своим родителям? – я задаю этот вопрос, понимая, что возможно не получу на него ответ, и если не получу, то, не буду настаивать. Ведь это слишком… слишком лично для него.
-Я уже сказал, что узнал об этом, когда мне было десять, – начал парень, – Естественно, у меня появилась мысль, кто мои настоящие родители. Мне было интересно узнать, какая мама, которая родила меня. Посмотреть ей в глаза. И этот интерес увеличивался с каждым годом, но, я старался не показывать его своим родителям, потому что понимал, что причиняю им боль. Но, мне хотелось увидеть родную маму, не знаю почему, наверняка я бы ничего не почувствовала к ней, но, это было какое-то любопытство. Я даже представлял себе её. В моих представлениях она была счастливой и почему-то всегда улыбающийся, – парень не смотрел на меня, он рассказывал это спокойно, вспоминая свое детство, – Знаешь, это чувство, оно проходило с каждым годом, потому что я прекрасно понимал, какие бы мне не приходили в голову мысли – у меня есть мои родители. В семнадцать был особый период этого интереса, и родители рассказали, что моя настоящая мама сильно болела и отдала ребенка, чтобы дать ему лучшую жизнь, – парень слабо улыбнулся, – Я выбросил и, головы все свои мысли. Ты, наверное, думаешь, что в моей жизни были презренные взгляды сверстников и родственников? Нет, этого ничего не было. Скажем так, я даже любящий сын, – Гарри снова улыбается и я вместе с ним, – Потом, старшая школа, университет. Больше я вообще не вспоминал о настоящих родителей. Не было интереса. Ничего. Но, потом работа, семейный бизнес. Вот, когда я узнал всю правду. Это вышло случайно. Я просто заехал к отцу в офис, подходил к его кабинету, и понял, что там находится и моя мама, и они о чем-то спорили. Я даже не помню, почему они затронули эту тему, но из спора, я понял, что меня отдали из-за бизнеса. Только, потому, что я не входил в планы. День я был очень зол. Мне так хотелось найти Анабель и спросить стоило ли это того. Посмотреть в ее глаза и понять все. Наутро, я вернулся домой. Я не злился на родителей, но, они решили наконец-то рассказать мне всю правду, тогда я узнал о тебе. И единственное, что мне хотелось – найти тебя. И я не злился на тебя, за то, что они воспитывали тебя, но, как я узнал, вообще и не воспитывали, я просто хотел, чтобы ты знала. Это был какой-то братский инстинкт. Когда, я вышел на Эбигейл, то, услышал много нецензурного в сторону твоих родителей, – парень усмехается, и я поддерживаю его, она ненавидела моих родителей, но оставалась рядом со мной, – Потом, я нашел тебя и теперь мы тут, – парень заканчивает историю и смотрит на меня, – Знаешь, я всегда хотел иметь сестренку. Мама, она не может иметь детей. Если честно, я рад, встретится с тобой, – все, что я сейчас услышала, это новый поток информации, которую мне нужно тщательно переварить в голове. Его откровенность мне, человеку, которого он едва знает, пробуждает во мне чувство быстрого доверия.
-Она счастлива только из-за своего бизнеса, и её улыбка, она ядовита, – отвечаю я, – Когда, они отдали тебя на усыновление, поверь, они сделали тебе безграничный подарок.
-Да, сейчас я это понимаю, – широко улыбается парень, вмиг забывая про свое детство.
-Хочешь чай? – спрашиваю я, забывая про нападение мужчины. Нет, не забывая, я просто откладывая это на задний план.
-Да, но, приготовлю его я, а ты сиди – не поднимайся, – Гарри поднимается с места и уходит на кухню. Надеюсь, он все там найдет. Мне нравится это парень. Растерянный в детстве ребенок, потерянный, с кучу интересующих ему вопросов подросток. Не смотря на все это, он не опускал руки и превратился в счастливого и добродушного человека. Думаю, у меня появился заботящий старший брат.

Продолжение Паутина лжи. (10)

Написать Фанфик Узнай, что ещё написала на трибуне NaStEKa →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить