Я фанат!

Фан-клуб Даррен Крисс

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в разделе Музыка  → Даррен Крисс  →  Трибуна

Интервью Все Интервью Написать Интервью

У Даррена Крисса немного глуповатое чувство юмора, что заставляет вас раскрываться перед ним. Когда актер поднимает трубку, он чирикает «Вы подцепили Даррена», а затем резко спрашивает «Подождите, это ведь не звучит как какое-то ужасное вирусное заболевание, не правда ли?». Тяжело поспорить с кем-то настолько быстрым и убедительным, как Крисс. Актер, певец, автор песен, композитор и телезвезда – всё это произошло от его калифорнийских корней. (Интервью было проведено Темп Нэкиска.)

Темп Нэкиска: Что, пока ты рос, привело к твоей любви к музыкальному театру?
Даррен Крисс: Я рад, что вы спросили об этом. Многие люди считают, что у меня было огромное прошлое в музыкальном театре. Но сначала я был музыкантом. Прежде, чем даже начать заниматься актерским мастерством, я учился игре на скрипке. Мне всегда нравился музыкальный театр, у моих родителей было несколько Бродвейских альбомов и всегда моим намерением было совмещать актерское мастерство и музыкальный театр как два отдельных направления. Я никогда не планировал играть в музыкальном театре. Это был неожиданный подарок судьбы.

ТН: Чем занимаются твои родители?
ДК: Мой папа – инвестиционный банкир, они оба имеют дело с чужими деньгами. Я всегда шучу, что мои дети будут врачами. Моя мама – бухгалтер. Банковский народ! Они всегда поддерживали искусство.

ТН: Был ли ты заинтересован в том, чтобы не идти по пути родителей?
ДК: Определенно, я хотел идти по другому пути. Если бы мои родители делали что-то из того, чем я занимаюсь сейчас, я не знаю, к чему бы у меня был интерес. Я не вырос в ЛА или НЙ, где актерское мастерство – норма. Поэтому для меня это было больше как хобби, почему это мне и нравилось. Всю свою жизнь я пытался делать то, чего от меня хотели другие люди, нравилось мне это или нет. У меня было несколько неврозов из-за того, что я никогда не хотел делать то, что мне говорили.

ТН: Это оказывало на тебя давление?
ДК: Я думаю, это моё личное испытание. Давление только привлекло ко мне больше внимания. Моё шоу получило огромное количество поддержки, и я называю это благословением, ведь это дало определенный успех моим следующим шоу. Glee – это что-то вроде моей собственной мантры, ведь я сыграл в шоу, в котором всегда мечтал сыграть.

ТН: Какой опыт действительно сформировал тебя как личность?
ДК: Хотя бы тот факт, что у меня берут интервью для журнала! У меня есть объективные взаимоотношения с самим собой, парень, которого зовут Даррен, с которым я вырос, происходит от очень здорового человека с обычным прошлым, у которого была тяга к этому дикому миру из блесток и гламура. Мне очень нравилось, когда мою работу ценили по достоинству, это трогало меня до глубины души.

ТН: Всё могло развиваться в двух направлениях! Как ты остался таким приземленным, не заразился звездной болезнью?
ДК: Я живу в Голливуде всего несколько лет, и из того, что я знаю, он вышвернет меня через пару лет. Это нормально! Особенно для ребят вроде Аль Пачино, кто был известен как «Аль Пачино» намного дольше, чем не был известен под таковым именем. Это вроде части вашего ДНК.

ТН: Я знаю, это трудный вопрос, но, несмотря на твои театральные предпочтения, какую музыку ты слушаешь?
ДК: Я расскажу вам о своем плэйлисте. В нем есть Бродвей, альтернативный рок – мой брат играет в группе, а потому я слушаю его. Я слежу за топ 40, а также люблю Count Basie и джаз. Я большой фанат американской музыки. Это достаточно большой список!

ТН: Достаточно просто застрять на определенном жанре или сцене, не правда ли?
ДК: Да, и для меня это слишком ограниченный способ жизни. Люди занимаются вещами, никак не связанными с музыкой. Для многих американцев является распространенным клише сказать «О, я люблю все виды музыки кроме кантри». Потом ты просишь их назвать хотя бы одну кантри-песню, и они даже не могут её назвать. Вся проблема в том, что их мнение о кантри-музыке ошибочно. Это как говорить, что ты не любишь сэндвичи. Этих сэндвичей столько видов! Столько красоты в этом мире рождается из неисчисляемого количества творчества по всему миру.

ТН: Ты и пишешь, и исполняешь песни, не правда ли?
ДК: Да, на самом деле я просто делал это с хорошими друзьями. Я работал над альбомом несколько лет, но сейчас трудно совмещать и актерское мастерство, и продюсирование собственного альбома.

ТН: Ты исполнял песни [на муз. инструментах] в последнее время?
ДК: Конечно! Постоянно! Я играю, как только могу, но сейчас я нахожусь между ЛА и НЙ и даю лишь небольшие концерты. Неплохо было бы вернуться с каким-то новым материалом для фанатов, которые меня поддерживали, и повеселиться.

ТН: У тебя есть любимая ненависть?
ДК: Я стремлюсь к идеальной дикции каждый раз, когда микрофон оказывается у моего лица. Я не злой человек, но не люблю, когда вещи вырывают из контекста. Кроме того, я уверен, что раздражаю людей тем, что люблю случайные встречи и разговаривать с разными людьми, и мне пришлось трудно, когда нужно было избавляться от этих привычек.

ТН: Кто является для тебя примером?
ДК: Сэмми Дэвис, мульти-инстументалисты, комедианты и исполнители с огромным количеством талантов. Люди, которые хорошо начитаны, прекрасно владеют языками и очаровательны. Люди, которые научился использовать юмор для того, чтобы делать интеллектуальные послания. Сэмми был именно таким. Он постоянно был мишенью расистских шуток, однако он также был замечательным артистом, и у него было замечательное чувство юмора.

ТН: Твоё главное стремление, каково оно?
ДК: Это не совсем ко мне. Актеры и артисты – наемники. У меня есть всего одна цель – возможность выступать в любой среде, какой бы она не была, в проектах, которые мне нравятся.

Копирование текста запрещено по желанию автора

Написать Интервью Узнай, что ещё написала на трибуне Tanya. →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить

Популярные новинки в разделе Интервью из Даррен Крисс

Последние выступления с трибуны фан-клуба →