Я фанат!

Фан-клуб Chris Wood

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в разделе Актёры и актрисы  → Chris Wood  →  Трибуна

Интервью Все Интервью Написать Интервью

Chris Wood

Если Шонда Раймс создала компанию, а Грег Берланти — вселенную, то Джули Плек создала семью.

Как шоураннер трех сериалов на CW — «Дневники вампира», «Древнейшие» и «Карантин» — Плек оставляет свой след на телевидении, создавая персонажей и истории, которые порождают самые страстные фандомы. Всего одним сюжетным поворотом Плек может разбивать сердца или вселять надежду в поклонников по всему миру. Так она делала на протяжении многих лет.

Когда дело доходит до создания этих ключевых моментов, Плек полагается на своих собратьев по перу, ее продюсеров, а также, что немаловажно, на ее любимый итальянский ресторан в центре Атланты, где снимаются все три сериала. Когда она находится в городе, Плек можно найти в «Sotto Sotto» примерно три вечера в неделю. Владелец знает ее имя. Бармен знает, какое вино (и блюдо) она предпочитает (Строццапрети и Кьянти). И, сидя в наушниках, Плек пишет слова, которые повлияют на миллионы людей.

Пока Плек продолжает расширять свою семью с новичком, «Карантином», EW посидел в том самом ресторане со звездами всех трех сериалов — Полом Уэсли («Дневники вампира»), Дэниэлом Гиллисом («Древнейшие»), Дэвидом Гяси («Карантин») и Крисом Вудом («Дневники вампира», «Карантин») — и самой Плек, чтобы поговорить о созданном ею мире. Поговорить о созданной ею семье.

Об отношениях актера и шоураннера.

Пол Уэсли: Мой опыт таких отношений довольно благополучен. Я чувствую, что могу прийти к тебе и поговорить о чем угодно, а также быть настолько тупым, насколько это вообще возможно. Я ощущаю прекрасную связь, которая навряд ли образуется еще с кем-то.

Джули Плек: Да, вероятно, такой связи больше не будет. И я начинаю это осознавать.

Уэсли: Но ты работаешь над сериалом довольно долго, на что это обычно похоже?

После работы в качестве исполнительного директора по развитию у Уэса Крэйвена, Плек начала работу в качестве продюсера, создавая «Крик 2», «Крик 3» и другие фильмы. Ее первой работой в качестве сценариста был «Кайл XY» от ABC Family, за три года до запуска «Дневников вампира».

Плек: Есть так много правил, которые можно рассказать и которым нужно следовать — ты должен быть боссом, должен держаться на расстоянии, чтобы личные отношения не повлияли на твою историю. Это отличные правила, которыми я, наверно, только что чертовски пренебрегла. Я бы не хотела работать так старательно, если бы у меня не было личных взаимоотношений с людьми, с которыми я работаю.

Дэвид Гяси: Джули сказала мне кое-что, когда мы обсуждали, должен ли я приходить и играть: «Все, что я могу тебе сказать, так это то, что мы хорошо повеселимся, мы будем упорно работать, и все это будет похоже на семью». Когда я отправляюсь на встречу с кем-то, а он говорит о семье, единении, но и про амбиции не забывает — для меня это золотая середина.

Уэсли: Телевидение реально странная штука, ведь потенциально вы можете быть вместе в течение шести, семи лет.

Плек: Ты делаешь этот выбор за пять минут.

Уэсли: Я думаю, что люди глупы, если не хотят охватить окружающую среду семейного типа, потому что я считаю, что она позволяет тебе чувствовать себя комфортно и в безопасности, а также быть более творческой личностью. Страх, как правило, репрессивное качество. Еще одна классная черта в Джули — трудолюбие. Так что я могу отправить Джули письмо по электронной почте, и она ответ очень быстро.

Крис Вуд: Особенно в промежутке между 2 часами ночи и 6 часами утра.

Уэсли: Я могу написать ей буквально и мельчайшей мелочи в сценарии, и я знаю, что она поймет, о чем я говорю, потому что она читала его, несмотря на то, что каждую неделю ей приходит по три сценария. Это довольно удивительно. Я знаю много продюсеров и шоураннеров, которые работать строго с 9 до 5.

Плек: Это, как я считаю, лучше всего говорит о том, что я — сумасшедшая карьеристка. Я абсолютно безумный едва функционирующий трудоголик, который приносит всем пользу, потому что такова [указывает на стол] я. Потому что за этим столом сидит треть моей жизни.

Вуд: Йена здесь нет, так что…

Уэсли: Он — остальные две трети.

Дэниэл Гиллис: Всех наших жизней.

Вуд: Из всех присутствующих, серьезно. [Все смеются]

Плек: Странным образом, это пригодность, доступность, присутствие и приверженность, потому что люди работают очень усердно, чтобы они могли закрыть дверь в 18:30 и пойти домой. И я аплодирую людям, которые могут это делать. Я работаю очень усердно, так что я могу присутствовать все время, что я и делаю, а потом просто выбираю для себя маленькие окна, которые будут удобны мне. Но очень часто личная жизнь пересекается с работой. У меня очень тесные отношения с присутствующими здесь людьми.

Гиллис: Да, но я знаю врачей, которые работают меньше тебя.

Уэсли: О, боже, да.

Вуд: Ты, кстати, также умна настолько, что можешь окружить себя людьми, которым доверяешь. Ты знаешь, что нужно к кому-то обратиться, если вдруг что-то понадобится, и ты знаешь к кому именно.

Плек: Это было очень легко показать в «Карантине», потому что сериал настолько похож на реальный мир.

Вуд: В нем нет мифологии.

Плек: В нем нет мифологии, о которой ты постоянно должен беспокоиться, так что я могу сказать сценаристам, которых я уважаю и которыми я довольна: «Что бы вы ни придумали, все будет классно. На сценарии необязательно должна стоять моя подпись, чтобы он был хорош». На большинстве сценариев «Карантина» нет моей подписи, и мне это очень нравится.

Гиллис: Ты начинаешь делать успехи в делегировании?

Плек: Абсолютно, потому что этот сериал позволяет сделать это. В нашей комнате сценаристов есть люди, которые знают о медицине больше, чем я когда-либо буду знать. Но говоря о вампирской вселенной, кто знает о ней больше? [Смеется]

Вуд: Ответ — никто.

Плек: В этом и дело. Ты все это придумал, не так ли? Так что, ты полагаешься на безграничность фантазии людей, и все, что тебе нравится или не нравится, настолько субъективно, что делает написание таких сериалов таким трудным. Очень впечатляющим, но трудным. Ты не знаешь, будет ли это сериал о бесшабашных выходках ведьм, которые заставляют нас проверять их на правдивость. Ты предугадываешь все, в то время как в медицинском сериале о вирусе, ты просто смотришь, бывает ли такое в медицине или нет.

Уэсли: Проблема сверхъестественного сериала в том, что ты начинаешь с нормальной жизни, а потом по кусочкам вводишь сверхъестественные детали, но потом выходит 7 сезон из 22 серий, и ты уже придумал все, что вообще возможно. В общем, ушла тайна. Ты должен продолжать пытаться находить новые сюжетные линии.

Плек: Ты изо всех борешься с тем, чтобы допустить ошибку — словно ты изжил себя — или ты пытаешься вернуться обратно и снова начать ту же историю, а люди говорят: «Боже, это скучно». Трудно найти баланс.

О борьбе за рейтинги.

Гиллис: Они приводят нас к совершенно другой территории, которая может быть довольно жестокой. Я считаю, что сейчас мы создаем самый лучший сезон сериала [«Древнейшие»]. А что ты чувствуешь, когда на тебя давят из-за рейтингов?

Плек: Проблема с рейтингами в том, что себе ты можешь дать миллион причин, почему они такие. Вот что я говорю себе, чтобы почувствовать себя лучше — «Это новое время показа, никто не знал о нем», «Это премьера, о которой никто не знал». Так что я могу давать себе такие оправдания в течение дня или могу сказать, что никто не смотрит сериал, когда его показывают по телевизору. Но такова правда у всех сериалов, ты не можешь найти реальную причину, почему рейтинги падают.

Уэсли: А может ты посмотрел и, возможно, серия показалась сыроватой, все эти вампирские штуки. Премьера «Дневников вампира» имела огромный успех. Это была огромная, самая большая премьера на CW. Но также были популярны «Сумерки», тогда эта тема была очень трендовой. А сейчас и «Настоящая кровь» закончилась. Я не думаю, что будет больше сумеречных фильмов, и я считаю, что независимо от того, насколько был хорош оригинал сам по себе, его, к сожалению, обобщают с другими проектами.

Плек: Но что касается «Вампиров», то я бы сказала, что существует слишком много мест и способов посмотреть ТВ, а у большинства 22-летних, которых я встречала, нет собственного телевизора. Вторая причина, как я считаю, заключается в том, что некоторые жанры и долгоиграющие сериалы начинают утомлять, что ожидаемо. Это также важная вещь в работе на CW. Очевидно, что они должны заботиться о рейтингах в определенной степени…

Вуд: Но они сказали, что они не влияют на принятие решений.

Плек: Они продлевают сериал, несмотря на рейтинги, потому что хотят, чтобы сериал продолжался. Таким образом мы действительно получаем свободу. Я не думаю, что мне кто-то говорил: «Ну что, решила что будешь убирать?». Убирать что-то в каждой серии, понимаете? Ты не напишешь сценарий лучше, потому что сейчас ноябрь, потому что никто не смотрит сериалы в ноябре, а смотрят их на Netflix.

Поняв, что Уэсли и Гяси никогда раньше не встречались, Плек представляет их друг другу, и они пожимают руки через стол. Плек удается перебить, когда она начинает говорить: «Дэниэл, Пол и Крис…», и Пол вставляет: «Занимались сексом втроем». Плек добавляет: «Хорошие друзья», не обращая совершенно никакого внимания на заминку. После семи лет она привыкла к такому.

Копирование текста запрещено по желанию автора

Написать Интервью Узнай, что ещё написала на трибуне campbell. →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить

Популярные новинки в разделе Интервью из Chris Wood

Последние выступления с трибуны фан-клуба →