Я фанат!

Фан-клуб Chris Wood

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в разделе Актёры и актрисы  → Chris Wood  →  Трибуна

Интервью Все Интервью Написать Интервью

Chris Wood

Во время этого эксклюзивного телефонного интервью с Collider исполнители главных ролей Дэвид Гяси и Крис Вуд говорили о том, что их так сильно привлекло в шоу, вспоминая моменты надежды и радости в истории, о том, как эти парни были бы не против поменяться местами, об установлении эмоционального контакта с актёрами, с которыми ты разделён, о работе с таким разнообразным кастом с разным происхождением и о том, что они чувствовали, когда прочитала сценарий финала сезона. Будьте уверенны, здесь присутствуют несколько спойлеров.

Представление такого рода вируса просто устрашает. Когда вы, ребята, прочитали сценарий, что больше всего поразило вас в этой истории и персонажах, которых вы играете? Не застряла ли эта мысль у вас в голове, когда вы прочитали о чём-то, что может предположительно произойти?

Дэвид: Именно поэтому мне и понравилось шоу. Я прочитал статью, за две недели до того, как получил сценарий, в которой рассказывалось об Эболе и о том, какой ущерб она наносит человечеству, и для меня это было интересно. Автор сказал, что во-первых, эта болезнь поражает нас потому что, если наш близкий человек болен, мы не сможем помочь, но мы будем пытаться успокоить его объятиями или любым другим способом. Вот как вирус перескакивает на другого человека. Человечность побеждает, потому что мы не хотим позволить нашим близким страдать. И тогда, во-вторых, как это затрагивает нас, везде на Западе, дело в том, что, когда эти вещи происходят в странах Третьего Мира, нам всё равно и автор предположил, что мы просто отрезаны от этого, потому что это очень далеко. Мы, как обычно, занимаемся своими повседневными делами. И мне очень стыдно по этому поводу. Так что, когда 2 недели спустя я прочитал сценарий, я подумал: «Что произойдёт, если возникнет такого рода ситуация на Западе? Как мы с этим справимся?» Для меня это было важной причиной, чтобы взять эту работу.
Крис: Реализм, который стоит за историей, и понимание, при чтении этого, что это всё очень правдоподобно, создают действительно реалистичных персонажей. Вы не можете просить больше этого, когда вы знакомитесь с персонажем. За этим стоит осознание того, что это правдоподобно, и вы уже не можете дождаться того момента, когда вы займётесь этим.

В «Ходячих мертвецах» вирус превращает людей в зомби. В сериале «Штамм» вирус превращает людей в вампиров. Но в «Карантине» вирус наносит ущерб людям и человечеству в целом, что кажется более устрашающим, чем любой возможный монстр.

Гяси: Да, точно. Но с тем как мы движемся вперёд, вы находите моменты надежды и радости сквозь эти времена глубочайшей печали. Это действительно трогает вас. Когда люди спрашивают: «К чему люди должны быть готовы?», они должны быть готовы к американским горкам разных эмоций.
Мы вправду впечатлены тем, что Лекс и Джейк – товарищи по оружию на работе – сейчас разделены этим карантином, и Джейк кажется возмущён тем фактом, что Лекс пытается заставить его идти прямо в эпицентр вируса. Не думаете ли вы, что эти парни хотели бы поменяться местами?

Крис: Я думаю, во-первых, по крайней мере у Джейка есть обида на принятое Лексом решение. Он чувствует, что Лекс скрывал от него информацию, когда посылал его к нулевому пациенту, в конечном счёте зная, что он попадёт в карантинную зону. Так что он очень зол на него. Но он также отметил, что снаружи безопасно, и я думаю, в некотором плане, завидует такому положению. Кроме того, он не из таких парней, которые взяли бы на себя такую ответственность. Со временем всё начинает проясняться, и Джейк понимает, что ситуация, в которой находится Лекс, довольно-таки сложная, но сам по себе, по-прежнему немного таит обиду и ощущения того, что: «Эй, моя жизнь немного труднее», в то время как мы пытаемся остаться в живых.
Гяси: И я думаю, что Лекс из тех, кто лучше бы принял удар на себя. Он человек, который если бы смог, поменялся местами с Джейком и одновременно ещё и с Дженной. Но он не может, и это разрывает его на части. Он разрывается в этом экстремальном способе. Он должен быть лицом правительства, выходить к публике и вести себя типа: «Всё будет хорошо, мы уже подходим к концу», — но в глубине души, он не уверен. Он всегда чувствует себя, словно он разрывается в разных направлениях. Лекс и Джейк оба попали в некомфортные для них ситуации.

Как для актёров, каково это устанавливать эмоциональный контакт с вашими коллегами, а потом быть отделёнными от них?

Гяси: Я нахожу это весьма полезным. Так как во время пилота (Крис и я) тренировались вместе каждый день, мы даже обедали вместе, так что эта связь протекала вокруг сценария и вокруг нашего движения. Мы просто знали, как двигаются другие, и тогда это излагалось яснее. И потом, конечно, нас разделили. Наши графики съёмок не состыковывались. Я работаю, а у Криса выходной, или я работаю утром, а Крис приходит вечером. Вы, естественно, начинаете тосковать по человеку и действительно скучаете по нему.
Вуд: Когда нам надо появляться, просто чтобы находится в одной комнате для того, чтобы прочитать свои роли, или мы говорим по телефону, нам надо работать вместе и быть на съёмочной площадке для другого человека, несмотря на обстоятельства; это не являлось большой проблемой, но от этого зависит качество нашей игры, естественность в нашей реальной жизни. Направление нашей деятельности начало переходить в то состояние, в котором, мы надеемся, работать будет легче.
Гяси: Иногда на телевидении вы снимаетесь так быстро, что если у вас есть достаточно большая сцена и вы последний в очереди в этот день, у вас остаётся всего 30 минут. Таким образом, имея взаимопонимание с кем-то, означает, что вы можете сделать это за 25 минут. Очевидно, у меня также было с Кристиной Моусес. Кристина, Крис, Кристен и я – все проходили прослушивание вместе. Мы были там в одно и то же время, мы проходили пробы вместе, так что мы вместе побывали в прекрасном приключении. С Кристиной, та химия между нами была действительно волнующей. Во время прослушивания всё было фантастично, и я просто не мог дождаться того, чтобы поработать с ней. Я так радовался, когда она получила роль, но потом нас разделили. Это было просто тяжело, но после этого я так ценил то, что у нас был телефонный разговор. Мы старались собраться вместе для репетиций или хотя бы обсудить по телефону. Иногда, когда вы снимаете фильм, вы прекращаете съёмки и вас заменяет второй помощник директора, читающий ваши реплики, но мы с Кристиной оставались ради друг друга.
Вуд: Это большая разница. История о том, как близкие люди отделены друг от друга. Если на моём конце телефонного звонка я читаю с помощником директора вместо Дэвида, а он читает сценарий с руководителем вместо меня, это меняет энергетику. Это так важно, чтобы был магнетизм и взаимоотношения у всех разных пар, которые разделены, чтобы вы могли почувствовать это в качестве зрителя. Мы придумали правило, в самом начале, что если есть возможность собраться, мы делаем это. Если кто-то за границей, это другое дело, но нам очень повезло.

Каково это было работать с таким разнообразным кастом из значительно отличающихся между собой слоёв общества? Можно ли научиться чему-то у такой компании?

Гяси: Вполне! Единственное, что объединяло нас – это трудовая этика. Вы можете увидеть, что это группа людей, которые, даже если у них нет большой совместной сцены, хотели бы этого. Люди были доступны для совместных репетиций. И нам с Крисом, вероятно, повезло больше, чем многим людям, которым довелось работать с довольно большим количеством людей. Я помню технику Тревора Сент-Джона и его спонтанную подачу. Каждый раз он делает это по-другому, но абсолютно правдиво. Клаудия Блэк очень игрива в своём подходе к работе. С Крисом, это было как спарринг. Мы любили собираться вместе и репетировать, и учиться друг у друга таким образом. Кристина Моусес не хочет двигаться дальше, пока она не почувствует, что это правдиво. Очень приятно смотреть на это, и приятно быть рядом.

Не упуская ничего, какова была ваша реакция, когда вы, парни, прочитали сценарий последнего эпизода? Что вы чувствовали по поводу того, как всё это накопилось и было оставлено на конец сезона?

Вуд: У нас было много моментов, когда мы плакали на репетициях, и очень много эмоциональных моментов дома, когда они присылали сценарии. Ты брал и читал эти страницы впервые, и я думаю, у нас всех был бы собственный срыв по ходу того, как разворачивалась бы история.
Гяси: На самом деле у моего героя такого не было. Это было у других персонажей. В такие моменты я думал: «О, Боже мой, это душераздирающе».
Вуд: Если взять первый и последний эпизод и заметить все стартовые и финальные точки каждого из персонажей, то понимаешь, что здесь происходит довольно-таки удивительное приключение. Так, как эти персонажи смотрят на самих себя и на мир, это совсем по-другому в конце сезона. Ситуация меняется у каждого из них.

Копирование текста запрещено по желанию автора

Написать Интервью Узнай, что ещё написала на трибуне brainiac. →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить

Популярные новинки в разделе Интервью из Chris Wood

Последние выступления с трибуны фан-клуба →