Я фанат!

Фан-клуб Алиса в Стране Чудес

Сейчас ты вот здесь: Фан-Партия  →  Фан-клубы в разделе Мир кино  → Алиса в Стране Чудес  →  Трибуна

Фанфик Все Фанфики Написать Фанфик

Мысли героев.Алиса/Террант.

-Эй, заяц, кинь мне сахару! – заявила Мальянкин.
— Л-л-лови!! – и сахарница с треском разбилась о спинку стула, где только что сидела мышь.
— Благодарю. – процедила она.
Безумное чаепитие протекало, как всегда, безумно. Над столом летали ложки и чашки. Мальянкин и Мартовский Заяц истерично смеялись.
А вот Шляпник почему-то сидел тихо, прикрыв глаза шляпой.
— Эй, Шляпник, ты чего такой молчаливый? – спросила Соня-Мышь, заглядывая под шляпу друга. Тот оставался недвижим и смотрел в одну точку.
— Ему нужно немного чаю!!! – закричал Заяц и запульнул в Шляпника кружкой. Однако Террант ловко увернулся от неё и вернулся в прежне положение.
— Шляпничек, милый, ты как себя чувствуешь? – забеспокоилась Мальянкин.
Неожиданно Террант вскочил на стол и, набрав побольше воздуха в лёгкие, прокричал:
— БРАВНЫЙ ВОИН ПРИДЁТ, БАРМАГЛОТА УБЬЁТ!!!
И засмеялся таким же истерическим смехом, как его сочаепитники.

  • * *

«Только бы догнать его!» — думала Алиса, преследуя белого кролика с часами. Но тут, как назло, кролик нырнул в нору, и Алиса, по инерции продолжая бежать вперёд, упала туда же….

  • * *

— Интересно… Мне кажется, или я здесь уже была? – пробормотала я, разглядывая удивительные цветы и потирая ушибленное при падении плечо. Но даже чудный пейзаж не поразил меня так, как тот напиток в бутылочке с предложением «Выпей меня» и та булочка с надписью «Съешь меня». Таких изменений фигуры у меня не было даже в переходном возрасте. Ну, хоть платье осталось.

— Всё чудливее и странноватее… — прошептала я, совсем не обращая внимания на вышедшую ей навстречу компанию.
— Говорил же, что ТА Алиса! – голосом, полным самодовольства, изрёк Кролик.
— А я вот не уверена! – ответила Соня-мышь.
— Я тут для кого стараюсь? – возмутился МакТвист. – Гоняю наверх, Алису за Алисой выслеживаю, чуть не был съеден другими животными. Только представьте, разгуливают совершенно без одежды!Глаза устал прятать…
— Совсем на себя не похожа! – вклинилась в разговор Роза.
— Да просто потому что ДРУГАЯ! – завела Мальянкин своё.
— Хм… будь это она, могла бы и быть… — сказал Тра-ля-ля.
— Но раз нет, так и нет… — подхватил Тру-ля-ля.
— Но если была бы, то вполне!
— Но ведь нет же, так что?
Нет, ну это уже ни в какие рамки… Я, не я, о
— Но ведь это мой сон! Как я могу быть не той Алисой? И кто вы, позвольте узнать?
Они мне быстро представились. Милые ребята. Чтобы доказать, что я истинная Алиса, я согласилась пойти с ними к какому-то Абссалему.

  • * *
    «Скоро должна придти Алиса… Ведь близится Бравный День… Интересно, эта малютка помнит меня, старого доброго дядю шляпника? Наверно, нет, ведь она так выросла…» — Вот что думал я в ту минуту, когда увидел её. Такую взрослую, хоть и маленького роста, но с детскими глазами. Тогда я не думая побежал к ней, прямо по столу, думая, что же ей сказать. Но не придумал ничего лучше, как…
    — Вернулась…
    — Да не она это! – недовольно пропищала Мальянкин. – МакТвист привёл не ту Алису!
    — А я говорю, что это она! Настоящая, абсолютнейшая Алиса! Я сразу тебя узнал! А мы, как видишь, распиваем чаи… Нам же нужно как-то убивать врем в ожидании тебя…
    Дальше я нёс полную околесицу, лишь бы спрятать от Алисы чувства, появившиеся в моей душе. Хотелось спрятать её от всех опасностей, накрыт пиджаком, пожелать спокойной ночи… Ведь я быстро понял, что она так и осталась маленьким невинным ребёнком…

— Долой кровавую ведьму!!!
— Что??? – не поняла я.
— Долой кровавую ведьму… Ведьму – в смысле Даму Червей, — пояснил Чешир. Какую Даму Червей? Что здесь происходит? В этом вот мире? И почему здесь все ведут себя так, будто мы когда-то были знакомы?
— Так, поспешим, нам ведь ещё головы сечь! – хлопнул в ладоши Шляпник, призывая всех.
— Ах, разговоры о кровопролитии за столом портят мне аппетит… — промурлыкал кот, лениво водя ложкой в чае.
— Да-да… Гори все, хоть мир рухнет, а портить Чеширу аппетит — ни-ни! – С долей издёвки произнёс Террант.
— В том, что произошло в тот день, моей вины нет, — отозвался Чешик.
Глаза Шляпника из апрельской листвы превратились в адские языки жёлтого пламени. Я испугалась. Он и так безумен, а тут его кот, похоже, разозлил не на шутку… И Заяц как-то боязливо прошептал «ОоОооо… Бед-да…»
— Ты думал лишь о собственном спасении трузнявый, гадлый, сверхноблохнущий, брюхослизный, злыдный обшёрст, подлый мурк пахлорыбный!
— Шляпник! – прикрикнула на него Мышь-соня.
А тот, с выражением святой невинности, быстро взял себя в руки, сказал:
-Я все!
-У, мяу! – передразнил кота Мартовский Заяц
— Спасибо! – поклонился «зрителям» Шляпник. Всё же он очень милый.

— Да что с тобой стало? Когда ты был душой компании, никто так не отплясывал джигу-дрыгу во всём Бресшире.
О да. Вспоминаю с улыбкой те деньки, когда я был мастером джиги-дрыги. Жалко, Алиса не видела.
— Джига – что?
— Джига-дрыгу!!! – Упс… Я вышел из себя… Надо успокоится… Это нормальный вопрос, она не вондерлендка и не знает этот танец…
— Когда наступит Бравный День…. Когда Её Белое Величество вновь наденет корону… Вот тогда… Я станцую вам… Джигу-дрыгу. – с театральными паузами произношу я. Ребята хохочут, как психи, даже Алиса улыбнулась. Алиса… За эти 10 минут, что ты здесь, я стал ещё более безумным, чем за всю свою жизнь. У меня даже глюки появились… Слышится рычание и лай… Рычание и лай? Охота!
— Оу… Жуть… ВАЛЕТ… – Марьянкин тоже это заметила, значит это не глюк.
— Прощайте! – и Чешира как не бывало. Мысленно повторяю всё то, что говорил ему пару минут назад. Но сейчас не до него… Они пришли за Алисой! Куда бы её спрятать…?
Решение приходит мгновенно. Достаю из кармана уменьшульку и, со словами «Ну-ка, выпей» вливаю содержимое в неё. Она закашлялась. Чёрт, надо было аккуратнее. Оп, началось… Она уменьшилась. Быстро пихаю её в чайник вместе с платьем, закрываю крышкой и устраиваю посудину с драгоценным грузом у себя на коленях. Уф, надеюсь, всё обойдётся…

Да что же это такое, а? Меня опять уменьшают и сажают в чайник! Отчаянно бью кулачками об стенки, но вместо освобождения до меня доносится шёпот:
«Доверься мне…»
Что ж… Шляпнику можно довериться. Ведь он друг. Хоть я и знаю его от силы полчаса, мне кажется, что ему можно верить. Но что это? Слышу какой то странный диалог…
— Ну-с, — проговорил мужской голос.— вот и наша славная троица… сумашедших.
— Чайку с нами попьёте, господин Валет? – голос Мальянкин так и сочился иронией.
— А чай — уже – остыл!!! – судя по звукам, Заяц запустил чашкой в Вальта, и не попал.
— Мы ищем девушку по имени Алиса… — начал было Валет, но Шляпник его перебил:
— К слову о королеве – знаю чудесную песенку в её честь –

«Светит звёздочка с небес —
Непонятно на кой без!»

Вдруг чайник, в котором я сидела, покачнулся. Видимо, кто-то схватил Шляпника.
— Если прячете её – голов лишитесь! – прошелестел голос Вальта.
— Уже без головы! – ответил Террант. Ах, Шляпник, что ты делаешь? Тебя же могут рассекретить!
— Продолжаем

«В завтрак, ужин, и обед
Глазки режет яркий свет!
Светит, светит, светит…»

Но помимо песенки я услышала рычание собаки и шёпот Шляпника:
— Долой кровавую ведьму!

— Долой кровавую ведьму!
Повезло ещё что пёс один из нас. А то – конец… И мне, и Вондерленду… И, самое главное, Алисе. Когда стражники ушли, я хотел вытащить Алису из чайника.
Блин, я забыл, что платье не уменьшилось вместе с ней. Кажется, я покраснел, это не хорошо.
Идея! Вытаскиваю кусочек ткани из чайника и делаю из него новое платье. По-моему неплохо получилось, я старался.
— Примерь-ка новый наряд!

Когда она облачилась в платьишко, я аккуратно вытащил её из чайника. Красавица!
— Годится? – улыбаюсь ей дурацкой улыбкой. Ну, я и есть дурак.
— Зачем я им нужна? – кажется она и вправду ничего не знает. Надо бы отвезти её к Белой Королеве. Снимаю свой цилиндр и говорю:
— Ваша карета, миледи!
Ну не в руках же её нести! Она такая маленькая, хрупкая, как мотылёк, боюсь, ненароком, сломаю…
— Шляпа?
— А что же? Нынче все ездят по железной дороге, но шляпные перевозки куда надёжнее и приятнее…. В рифму, нет?
Соня-мышь хотела поехать с нами, но место только одно. Только для Алисы…
— Ну, в добрый дальний!

Идём по мрачной аллее… Оранжевый закат на фоне чёрных деревьев смотрится зловеще. Читаю Алисе стихотворение собственного сочинения:
— Уж полночь! Стайки брызгачков
Смыкают средь высоких трав…
В куствях вормочет Франгалов,
Кромычет тьма…
— Прости, что это было?
— Что было что? – знаю, говорю бред, но по-иному не могу. Продолжаю:
— Вон Брандошмыг вострит усы
Угрозлив рык, черночен зрак!
Но Бармаглот! Запомни, сын!
Твой первоклятый враг,
Занёс он меч, главу отсечь,
Зик-взмах – и чудище увет!
Гравит в грязи, врага сразив,
Он затриумфил вспять!

— Это всё в твою честь! – шепчу я.
— Я голов не секла, и не хочу! Выкини из своей головы этот бред.
Внутри меня будто что-то подорвали… НЕ ХОЧЕТ СЕЧЬ?!? Дабы не навредить ей, в спешке ставлю её на пенёк и отворачиваюсь.
— Эй, ты что, оставишь меня?
В гневе разворачиваюсь к ней. По лицу Алисы пробежала тень ужаса. Я опять зол? Спокойно, Террант, возьми себя в руки, старина!
Медленно подхожу к ней:
— Голов не секла?

алиса:

О! Ну что я опять не так сказала? Он просто в ярости! Надо его как-нибудь успокоить…
— Да ты хоть знаешь, что сделала Королева? Не хочешь сечь!
Но я не могу кому-то отрубить голову!
— Даже если захочу – всё равно не смогу.
— Хех… В тот раз была намного твёрже. Гораздо… — казалось, Террант не может подобрать слова. — …булатнее. Нет уж той булатности.
Это у меня-то булатности нет? Не знаю что это за слово, но я самая булатная в мире!
— Булатности?
Шляпник указал на моё сердце и сказал:
— Здесь… маловато стали.
Блин, он так говорит, как будто во мне чего только нет – и золото, и железная руда, ноги – из брюликов, а сердце, видите ли, из стали. Но раз он уже на такие литературные обороты пошёл, значит он хочет что-то рассказать, но не может сформулировать.
— А в чём виновна Королева?
Его взгляд тут же погрустнел, и вновь апрельская листва превратилась в серый пепел сгоревшей надежды…
— То мрачная история… — Шляпник поднял глаза и смотрел прямо на меня. Наверно, ему грустно это вспоминать.
— И всё же ответь…
Террант поднялся с земли и обвёл рукой всё пространство вокруг. Я только сейчас заметила, что мы находимся в центре круга сгоревших домов.
— Всё было здесь… Я был шляпником у Белой Королевы… Мой клан Цилиндров всегда исправно служил Короне….
Казалось, Шляпник совсем ушёл в себя, в свои воспоминания… Надо его вернуть в реальность.
— Шляпник! Шля-я-япник! Очнись ты, балда! Времени мало ведь!
Но он, как стена, не обращал на меня ни малейшего внимания.
— Террант!!!
Очнулся. Судя по потерянным глазам, воспоминание было не из радужных.
— Да, всё… — рассеяно произнёс он.
— Что всё?
— Ты не знаешь, что общего у ворона и письменного стола?
Вновь апрельская зелень вернулась в его глаза.
— Погоди… Слышишь стук копыт?
Да и вправду, я слышала звуки погони, но не придала этому значения. Видимо, зря.
— Оу, погоня! – полушёпотом сказал Шляпник, взял меня в руки, посадил на плечо и припустился бежать.

Погоня! Я должен бежать быстрее, иначе Алисе – конец. Забегаю за дерево и отряд красных карт во главе Стейна проносится мимо. Подбегаю к пруду и, сняв шляпу, нежно снимаю Алису с плеча и сажаю её на свой головной убор. Только бы успеть…
— Ступай к Южным Болотам. Оттуда уж виден замок Белой Королевы.
Так не хочется отпускать её… но в данной ситуации, промедление – смерть. Вздыхаю.
— Держись крепче.
В лучших традициях бумеранга, ловко посылаю шляпу с моей ненаглядной Алисой лететь через пруд. Только бы обошлось…. Только бы спаслась…. Даю слово Шляпника, она будет жить. Даже если придётся заплатить цену размером в мою жизнь….
Дабы отвлечь внимание стражников, кричу:
— ДОЛОЙ КРАСНУЮ КОРОЛЕВУ!

С ума сойти,сколько же в этом замке коридоров?! Я уже 10 минут бегу, но так никого и не встретила. Поворот. Где мне искать Кролика? Он может быть где угодно. Ещё поворот. Ой, Тру-ля-ля и Тра-ля-ля! Как же я рада их видеть! И они меня кажется тоже!
— Братья!
— А, Алиса! Вот ты где!
— Кролика тут не было?
— Чегой-то ты так поогромнела?
— Понормальнела, это её обычный рост!
— Так вроде знакомились – была меньше!
— Да ей было в дверь не пройти – пришлось уменьшуньку пить.
— А-а…
Блин!Они меня только задерживают.
— Где белый кролик?
— Он здесь! – и братья уверенно показали в разные стороны.

И снова лабиринт коридоров, только на этот раз меня сопровождают Тру-ля-ля и Тра-ля-ля. Мы подходим к подоконнику, на котором стоит Марьянкин и разговаривает с МакТвистом. Кажется, Соня-мышь меня не очень-то рада видеть.
— Что ты тут делаешь?!
— Спасаю Шляпника.
Кажется, наша Соня влюблена в Шляпника, она о нём так ревностно заботится.
— Нет, это Я спасаю Шляпника!
— Он послал меня на поиски Вострого Меча. Ты должна помочь.
— Ещё будут мне тут указывать всякие оглобли! – с этими словами Марьянкин гордо ушла. А кролик заволновался.
— Что с тобой, МакТвист?
— Я…я… я знаю, где Вострый Меч…

Не самое приятное место. Как оказалось, Вострый Меч прячут в норе Брандашмыга. Кролик увидев мою рану, так переволновался, что упал в обморок. Пришлось вернуться и попросить у Марьянкин глаз Брандашмыга. Она отдала его мне, почти не возражая.
А теперь я стою здесь, у входа в логово зверя, ранившего меня ещё в начале моего пребывания в этой чудесной и безумной стране. Вдох-выдох. Шляпник, знай, я делаю это ради тебя. Вдох-выдох. Пора идти. Вдох-выдох. Зажимая глаз в руке, медленно отворяю дверь в подобие хлева. Брандошмыг проснулся и зарычал. Вдох-выдох.
— Держи, возьми свой глаз.
Кладу глаз на пол и подталкиваю, что бы тот покатился, а сама пытаюсь пробраться к задней части постройки. Какие-то документы, ткани, ага, вот, нашла, длинный ларец с замком. Ну-ка, попробуем. Чёрт, не открывается. И рука опять болит. По щеке потекла слеза. Ну почему я так беспомощна, а? Брандошмыг, кажется, рассердился, что я копаюсь в этих вещах. Вдох…
В изнеможении опускаюсь на пол рядом со столом и от усталости засыпаю.
Прости, Тер…

Просыпаюсь от тихого рыка. Мм, где я? Солома, ткань, ларец… Я что, в норе Брандошмыга? Странно, что до сих пор жива осталась. Тихое рычание рядом услужливо подсказывает что я не одна. Медленно поворачиваю голову, думая, что всё-таки я такая глупышка. Глупышка, которую сейчас съедят.
Однако мои страхи не оправдались. С грустными глазами на меня взирал огромный белый пёс, которого так и хотелось погладить и дать косточку. Уже протянув руку, я внезапно осознала, что этот пёсик – Брандашмыг. Но он не укусил меня за руку, а лишь пофыркивал и переминался с лапы на лапу. А на шее у него болтался ключ. Ключ которым я открыла ларец и уже через пять минут с мечом наперевес выходила из конюшни Брандашмыга.

Я верю.
Верю всем своим сумасшествием, что ты придёшь.
Должен верить.
Ведь она обещала.
А пока я спокойно смотрю, как Мышь-Соня ковыряется своей шпилечкой у меня в кандалах. И тут…
— Отойди, Марьянкин. Ну что, так больше булатности? – с какой-то толикой злости и превосходства говоришь ты и заносишь меч. Я в ужасе размахиваю руками. Ведь…
— Этот меч исключительно для…
Не успел сказать. Этот Стейн… Я придушу его когда-нибудь… Ну, или вмажу хорошенько.
Ничего не было сказано. Никто из нас двоих не нарушил молчания. Было достаточно одного взгляда, чтобы понять, что ты не уйдёшь, сколько не проси. Тогда я буду тебя защищать.
С этими мыслями я взял два рулона тяжелой ткани и бросил их в стражников.
В яблочко.
В Стейна же полетела шляпа.
Не попал. Это подлоблюд уклонился от неё.Как же мешают кандалы…. Но что только не сделаешь для тебя, Алиса.

  • * *

— Беги, Алиса!
— Алиса?

  • * *

Блин!Блин!Блин! Хочется плакать от такой мерзопакости. Я сбежала, не осталась, не помогла ему. И всё из-за этой мыши. Надо не забыть будет пнуть её потом.
А пока меня утешают только безумный ветер в лицо, безумная тряска и не менее безумное и непонятное чувство, которое возникало каждый раз, когда я думала о Шляпнике…

  • * *

Всё вокруг такое белое, как зимой, когда я, в отличие от остальных детей, выбегала на улицу и лепила снежного Шляпника.Шляпника? Опять это чувство… Но от него так тепло в груди.
Знаете, чувствую себя «красной вороной», потому как до сих пор одета в красное платье. Мысли хаотично носились в голове. Не могу сконцентрироваться, поэтому всё воспринимается как в тумане.
Белая Королева, очень красивая, кстати, приняла меч с благодарной улыбкой. Потом она повела меня на кухню, где бушевали ложки, чайники и кастрюли под предводительством Мартовского Зайца. Потом при мне Мирана (так звали Белую Королеву) приготовила мне уменьшуньку. Знаете, когда я узнала ИЗ ЧЕГО её готовят, мне аж поплохело.
Мирно поболтав с Мираной об ёё сестрёнке, мы пошли в сад, где эта обкурившаяся гусеница компостировала мне мозги своим старческим брюзжанием.
Когда же я наконец вырвалась из царства кальяна, Мирана, беспокоясь за меня, такую зелёную, повела меня на балкон, где мы просидели до вечера болтая как старые подружки, пока Мирана не посмотрела в телескоп и не показала мне, что сюда приближается разношёрстная компания, посреди которой шёл…

Как же всё болит, как будто бежал марафон через Красную Пустыню. Замок уже близко, надеюсь, Её Белое Величество знает, где Алиса. Я весь путь шёл, как по ножам, вспоминая, как славно провёл маленькое восстание против Красной Королевы. Это сладкое чувство азарта со слезами и с кровью пополам. Моей и твоей. С безумством и страстью, приумноженное на любовь…
Любовь?
Значит, правда…
Поздравляю, Террант, старина, ты окончательно обезумел. Влюблённый безумец, который сошёл с ума, кому ты нужен? Она из Верхнего Мира. Она не примет меня, такого безумного…..

Но… Что это? Неужели Алиса? Бежит мне навстречу, такая милая, такая нежная… Она подошла ко мне, в простом белом платье, такая невинная и совершенно неиспорченная… И, что меня порадовало больше всего, она была своего настоящего роста. На её губах витает улыбка.
— Ты вернулся! А то я думала, что ты…
Я идиот. Полнейший кретин. С самой дурацкой улыбкой начинаю нести такую белиберду, что самому смешно, и от этого улыбка ещё шире.
— Ведь я так рад тебя видеть, особенно теперь, когда ты стала собой и своего размера… Кстати, нормальный размер, просто прекрасный…
Ну точно дурак. Говоря про «размеры» я пытался не смотреть ей в глаза, и опустил свои глаза вниз… Ровнёхонько на фразе «нормальный размер, просто прекрасный» мой взгляд был направлен… Эм… ну, в общем… не туда, куда надо.

Я покраснел, но в вечерней темноте этого видно не было.
Алиса взяла меня за руки, что бы успокоить.
— Террант, где твоя шляпа? – ласково спросила она. И тут…
Подлый муркошмявк, появившийся, как всегда из воздуха, и принёсший с собой мой цилиндр, внимательно посмотрел на нас и, мурлыкнув, сказал:
— Не буду вам мешать, голубки, мур.
И с хихиканьем растворился в воздухе. Я успел лишь погрозить ему кулаком.
Алиса потупила взгляд и побежала за остальными в замок. А я…
Я просто вздохнул, прислонился к дереву, и, медленно оседая на землю, подумал, что эта Бармаглотова луна сведёт меня с ума, ведь она так похожа на тебя… Такая же светлая, чистая и недосягаемая…

Просидев под деревом ещё пару часов, я решил, что пора возвращаться и отравился в Белый замок. Попив чаю на кухне, я пошёл гулять по замку. И не знаю, как всё так случилось, но ноги сами понесли меня на балкон. Думая о том, что можно было бы продолжить свои размышления об Алисе, я вдруг заметил, что не один. Оперевшись на белый мрамор, передо мной стояла… Алиса.
От удивления я даже уронил цилиндр, но взяв себя в руки, и подняв цилиндр, торжественно подошёл к ней, попутно привлекая к себе внимание простым вопросом:
— Ты не знаешь, что общего у ворона и письменного столика? – и откуда в моём голосе столько нежности? Откуда она? Откуда это тёплое чувство в груди, когда вспоминаешь об Алисе?
— Ммм, надо бы поразмыслить.
— Что у нас завтра за день, ты помнишь? – подаюсь вперёд, чтобы заглянуть Алисе в глаза. В них плещется грусть и отчаяние, видно, она слишком напугана завтрашним днём. Какая же она у меня всё-таки маленькая…
— Бравный день, кто ж мне даст забыть. Поскорее бы всё это закончилось.
— Ты боишься? Напрасно. Я буду рядом.
Алиса посмотрела на меня с молчаливой благодарностью. Я коснулся твоей руки (обломитесь, поцелуя не будет. Будет кое-что покруче))))))) и воскликнул.
— !!!
— ???
— Да ты вся замёрзла!
— Террант, мне холодно. Холодно и очень страшно. Я боюсь, что не смогу завтра победить Бармаглота. Я…
И тут случилось то, что я ненавижу больше всего на свете – Алиса заплакала. Не всхлипывая и не рыдая навзрыд, нет, она плакала тихо, слёзы просто бежали по её щекам, обгоняя друг друга.

И, верите или нет, но я не придумал ничего лучше, чем обнять её, крепко прижав к себе и зарываясь лицом в её волосы. Алиса же не оттолкнула меня, наоборот, она тоже прижалась ко мне, тихонько всхлипывая и сжимая в своих маленьких кулачках воротник моего пиджака.
А я, как дурак, стоял и гладил её по спине, шепча ей на ушко какую-то успокаивающую,милую белиберду.

Я не знаю, сколько мы так стояли, но у Алисы вдруг подкосились ноги, я еле успел подхватить её и посадить себе на колени. Она всё ещё сжимала ворот моего пиджака и тихонько всхлипывала. Однако вскоре у неё выровнялось дыхание, она больше не всхлипывала – она заснула у меня на руках, а я боялся пошевелиться, чтобы не разбудить своё сокровище. Так необычно – держать на руках девушку, которая спит и сжимает ворот твоего пиджака своими тоненькими ручками.

Так, Шляпа, вставай, ты должен отнести её в комнату, иначе она простудится. Медленно поднимаюсь, не выпуская Алису из рук. Она что-то бормочет во сне, улыбается, утыкается носом мне в плечо и обнимает меня за шею. На её лице читается такое умиротворение, что я просто не в силах нарушить идиллию её сна.
Аккуратно, словно несу не девушку, а стеклянную статуэтку, иду в Южную башню, где находится комната Бравного Воина. А Алиса, кстати, очень лёгкая, как ребёнок.

Вот и дверь. Немного поколебавшись, захожу в таинственный полумрак комнаты. Подойдя к кровати, я опускаю на неё спящую Алису, и уже собираюсь уходить, но понимаю, что меня всё ещё держит девичья рука. По комнате разносится тихий шёпот:
— Не уходи…
Я улыбаюсь, доброй улыбкой, которая появляется на моём лице очень редко, и ложусь рядом с Алисой. Обняв её и накрыв нас одеялом, я наконец-то проваливаюсь в очередной безумный сон.

“Какая же ты у меня всё-таки замечательная”…

Маленький лучик солнца прискакал из-за горизонта прямо в светлую комнату Белого дворца. Осмотревшись, он заметил двух молодых людей, лежащих вместе на белой кровати. Лучик подлетел поближе и всмотрелся в лица спавших. Они… улыбались. Но не так обычно, как все. Они улыбались настолько счастливо, что Лучик удивился, как такое возможно, и решил спросить у них об этом.
Сплясав несколько па на лице рыжего мужчины, Лучик всё же сумел разбудить его. Но тот лишь махнул рукой, рассеивая маленькую частичку солнца.

  • * *

«Я должен уйти. Алиса испугается, если увидит меня здесь. Ну ты и шляпа, Террант. ЗАСНУТЬ С НЕЙ! Ты точно спятил. Хотя куда уж дальше…» — так думал Шляпник, задёргивая полупрозрачный белый подол кровати, чтобы Лучик не мешал Алисе. Сквозь лёгкую ткань он увидел, что Алиса повернулась на другой бок и улыбнулась во сне.
«О, она такая милая!»
Лишь еле слышный хлопок двери возвестил о том, что рыжего безумца уже нет в этой комнате…

  • * *

Идиот, подлоблюд, мурзкощенец, как я мог, она же ещё такая маленькая, милая, любимая Алиса… Что ж ты делаешь со мной?
Сегодня Бравный День… и Ей он совсем не понравится. Я должен всеми силами её поддержать. Она, конечно, булатнее некуда, но внутри всё ещё маленькая девочка, единственная из всех открывшая Страну Чудес.
Но я чувствую, что одной ей с Бармаглотом не справиться. Я помогу.
Даже ценой своей жизни.

  • * *

Странно…
Проснувшись, я долго лежала просто так, вдыхая какой-то до жути знакомый, но не желающий вспоминаться, запах. Такой родной и знакомый…
Странно…
Надо вставать. Сегодня Тот-самый-день, Бармаглот ждёт, ну и пусть. Зато я побывала в такой прекрасной и чудесной стране.
Странно…
Этот запах… Вздрагиваю, в голове проносятся слова «Не уходи…» и… и…
Я не помню.

Спускаюсь вниз и вижу – его, он сидит улыбается, но глаза… Не такие, как всегда. В них полно задумчивости. Но стоит ему увидеть меня, как сразу же становится легче, для меня, для него, грусть исчезает, и слышно лишь тихое:
— Не бойся. Я рядом…
Да. Ты рядом.

  • * *

— Кто выйдет на бой от имени Её Белого Величества?
С уверенностью выхожу вперёд. В конце концов, я за Алису жизнь готов отдать.
— Позвольте, я!
Но тут из толпы вылетел подлошмурк и промурлыкал:
— Ты не освоил тактику исчезновения. Я выйду на бой!
Ха, не смешите мои шляпочки! На бой! Да эта примырошная мыркопанкость даже меч не сможет в лапах удержать!
Вперёд выступила Марьямкин и воинственно произнесла:
— Мне позвольте!
Близнецы тоже вызвались, однако Мирана лишь покачала головой и указала на развёрнутый Оракулум.
— Другие не должны, совсем никак!
— Кто не Алиса, не сразит!
Бедняжка Алиса, на ней просто лица нет. Она испугана. И после речи Белой Королевы, она не выдержала и убежала. Наверно, только я один заметил слёзы в её глазах…
Рванулся было за ней, но Чешир меня остановил. Сказал, что «Пусть она побудет наедине с собой». Пришлось уступить и идти помогать белым воинам готовиться к Сражению.

  • * *

— Так это был не сон… В воспоминаниях… Ваш мир существует! И Шляпник, и ты – всё реальность!
— Да, и Бармаглот тоже.
— Но Абсолем, не уходи!
— Нет, Алиса, я должен. Но прежде чем я начну перерождаться, расскажи, ты всё ещё веришь в 6 чудес?
— Да, но как мне это поможет в битве?
— Тот, кто искренне верит в чудеса, всегда найдёт выход… — угасающим голосом прошептала мудрая гусеница.— Твои друзья помогут тебе. В добрый дальний, Алиса, быть может увижу в следующей жиз…ни….
И Абсолем закрылся в коконе.
А я сидела и не могла поверить во всё это. В то, что Страна Чудес не просто плод моего больного воображения. В то, что Кролик, Соня, Чешир, Март, Террант – все они существуют!
Но больше всего я не могла поверить в то, что я…

  • * *

Королева поправляла уздечку на своей лошади. А я стоял рядом и думал, всё ли с Алисой в порядке. Я не хотел, чтобы она шла на бой, Бармаглот – не просто маленькая ящерка, но всё же какой-то частичкой души я рвался к ней, хотел что бы она была здесь…
Не помню, кто сказал «Будьте осторожны в своих желаниях, они могут исполниться». Но он определённо был прав. Я понял это, когда увидел, что из замка, верхом на Брандашмыге, выехала Алиса. Улыбнувшись безумной улыбкой, я оглядел её сверху до низу. О! В доспехах Бравного Воина и с Вострым мечом в руках – она была такой прекрасной и такой булатной…
Я попытался скрыть своё смущение. Хорошо хоть,Алиса не заметила.
С приходом Бравного Воина, все солдаты приободрились. Это радовало. Шансов свергнуть Кровавую Ведьму было всё больше.

Поле битвы. Как похоже на шахматную доску. На шахматную доску, где поражение равно смерти.
Как пронзителен этот закат. Закат, который станет последним для проигравшей стороны.
Как приятен этот ветерок. Ветерок, несущий запах крови и презренной ярости.
Как стучит сердце. Вот только от чего? От азарта, от предчувствия пролития крови… или от любви?
Куда ни глянь, у всех оружие. Все хотят отомстить. Вот только надо ли?
— Сегодня Королевы, Красная и Белая, отправят в бой своих представителей.
Королевское приветствие. Смех один. Красная Ведьма уверена в своей победе. Что ж… Посмотрим, кто кого.

— Где же твой Бравный Воин?
— Здесь.
Ни грамма страха. Ни капли боли. Ни щепотки неуверенности. Вот она какая – булатность. Вострый Меч не дрожит в моих руках, но сердце – сердце стучит, как обезумевшее, метаясь в тесных для него доспехах. И я слышу. Слышу такое же безумное неуспокоение сердец каждого на этом поле битвы. В особенности – сердце Шляпника. Он спокоен, но в то же время безумен, хочет, что бы в этой битве не пролилась ни капля крови, но отчаянно жаждет мести и смерти Красной Королевы, он мечтает о лучшем будущем, но полностью сосредоточен на битве с Валетом.
Как странно. При виде Бармаглота у меня не сжимается сердце. Вообще нет никаких чувств. Может, посчитать 6 безумных чудес? Казалось бы, не время и не место, когда над тобой нависли стальные когти, заниматься такой ерундой, но в этой безумной стране чудес нет такого понятия.
Что ж… Подумаем.

Первое: выпил микстуру — уменьшаешься, а съел растибулку – растёшь.

Замах, блик меча – и вот, отрубленный язык чудища валяется рядом и бьётся в последних конвульсиях.

Второе: Звери разговаривают.

Шипастый хвост со свистом рассёк воздух над кудрявой головой Терранта. Ещё бы чуть-чуть…

Третье: Коты испаряются и улыбаются.

Огромная лапа чуть было не раздавила Бравного Воина, но она откатилась в сторону. Взгляд на своё отражение в мече – и снова в бой.

Четвёртое: Страна Чудес существует!

Беспорядочные взмахи меча только раззадорили Бармаглота, заставляя того выпустить струю фиолетового пламени. Но щит Бравного Воина и не такое видал.

Пятое: Я одолею Бармаглота!

Короткая пробежка, взмах – не достала, зато дракон отбросил девушку своим хвостом, и та отлетела к каменной стене. Вострый меч выпал из её рук.

Шестое: Я люблю Шляпника…

  • * *

Эх, шляпа… Зря я её снял. Здравый смысл мне бы сейчас не помешал. Нет, я ни в коем разе не жалею Валета, просто… не хочется никого убивать. С другой стороны, я буду спать спокойно с руками по локоть в крови, если это поможет Бравному Воину… нет, Алисе. И какого фига я не могу себя контролировать? Руки сами порхают в танце убийства, булавка? Сойдёт, втыкаю её в единственный глаз Стейна. Меч? Тоже неплохо. С мастерским умением рассекаю воздух прямо у лица Валета. Чуть-чуть не достал, но этого азарта вполне хватает, чтобы апрельская зелень окрасилась в огненную кровавую феерию.
Что? Когда я успел повалить Стейна на землю? А, ладно. Не суть. Главное – я победил. Сейчас я его убью. Сейчас… Убью… Убью…
Но… Алиса? Ты победила? Не может быть… Не может быть. Бармаглот повержен. Голову с плеч? Сильно сказано.
Но если Алиса победила, то нет больше смысла с кем-то сражаться, кого-то убивать. Меч падает на холодный камень, и Валет встаёт. Враг? Нет, просто бывший противник. Война закончилась. Красная Королева больше не страшна. Мы победили.
Победили.
И не будет больше волнений и страха за товарищей, не будет больше казней, не будет тьмы. Всё будет хорошо.
Белая Королева вновь одела корону, а потому я обязан выполнить своё обещание!
— Калу! Калэй!
Ноги пускаются в пляс раньше, чем я успеваю договорить эти слова, а руки двигаются в ритме всем знакомой музыки. Улыбка расцветает на лицах всех, кто сражался здесь, даже Алиса улыбается и хлопает в ладоши. Но танец заканчивается, и шляпа вновь возвращается на своё законное место. Шоу окончено. Безумие снова угасает и прячется где-то на задворках сознания. Растворяется.
Белая Королева первая срывается со своего места и медленно подходит к отрубленной голове Бармаглота. Стеклянная колбочка мелькает в тонких женских пальцах, и фиолетовая кровь чудовища наполняет сосуд. Мирана поднимается и подходит к Алисе, протягивая ей колбу.
— За победу над Бармаглотом мы будем вечно тебе признательны! Скромная награда для победителя!
Мои губы дёргаются, но с них не срывается ни звука. Но Алиса сама задаёт вопрос, который не даёт мне покоя:
— Вернёт меня домой?
— Если на то твоя воля.
Нет, нет, не бери его, Алиса, не надо. Блин, почему ноги не слушаются? Надо побыстрей уговорить её остаться, а не то…
На ватных ногах подхожу к Алисе и ровным голосом произношу:
— Ты могла бы остаться.
Бравный Воин оборачивается и смотрит на меня, улыбаясь. Ну… кто написал этот дурацкий Оракулум? Кто послал эту хрупкую девушку на бой с Бармаглотом!? У кого хватило на это бессердечности? Не понимаю.
— Чудная идея, хоть и абсолютно сумасшедшая! – девушка медлит всего секунду, но опущенные глаза говорят за неё. Тем не менее, девушка договаривает. — Боюсь нельзя. Там остались незавершенные дела и неотвеченные вопросы, — вроде бы хочет попрощаться, но взгляд просит «Останови меня!» — Я вернусь, не успеешь опомниться!
— Ты меня позабудешь… – печально возражаю я.
— С чего ты взял?! – искренне недоумевает Алиса и берёт меня за руки. — Как тебя забыть?
Я вижу, что ей неохота, но она всё равно отпускает меня и тянется к микстуре. Надо, надо что-то делать! Останови её, Террант!
Не могу придумать ничего лучше, кроме как снова взять Алису за руку и увести её отсюда.
— Пойдём!

  • * *

Прошло всего 5 минут, а, может быть, целый час, прежде чем мы добрались до беседки, где я в последний раз говорила с Абсалемом. Но как только мы туда добрались, Шляпник развернулся ко мне и нежно-нежно обнял. Не нужно было слов, они лишь мешали в данный момент.
«Я тебя никогда не забуду…»
«Скучать будешь?»
«Буду…»
Никто не знал, сколько времени прошло. Мы просто стояли и слушали биение сердец и дыхание друг друга.
— Шляпник?
— М? – вопросительно промычал Террант, зарываясь носом в мои волосы.
— Что же общего у ворона и письменного столика?
Шляпник вздрогнул и с улыбкой отстранился. Было видно, что этого вопроса он ждал очень давно. Он глубоко вдохнул и с самой самодовольной улыбкой в мире произнёс:
— Ни малейшего понятия!
Сказав это, Террант аккуратно, почти играючи, вынул пузырёк с кровью из моих пальцев, откупорил его и влил содержимое мне в рот. Я, не отрываясь, смотрела на своего любимого безумца. Когда же я проглотила фиолетовую кровь, Шляпник откинул пустую склянку куда-то в сторону, притянул меня к себе и прошептал на ухо:
— В добрый дальний, Алиса…
Всё вокруг стало растворяться в сером тумане, не позволяя разглядеть что-либо, кроме ярко-зелёных, почти изумрудных, глаз. И тот невероятно лёгкий поцелуй вместо прощания… Он определённо был. Не показалось же мне это?

Эпилог. Месяц спустя.
Алиса бежала, легко ступая голыми ступнями по голубой траве. В голове стучало «Успеть… Туда… К нему…». Она не знала, что он там, она чувствовала это. Ведь они оба обещали вернуться туда.
Ещё немного. Пара ступенек, и… Вот она, беседка. Но где же он? Где ж…
Тёплые руки обвивают девичью талию, прижимая к груди. Радостная улыбка и нежный взгляд. Она счастлива.
— Я уж думала, ты не придёшь!..

Конец.

Пжалуйсто,комментируйте!

Копирование текста запрещено по желанию автора

Написать Фанфик Узнай, что ещё написал на трибуне kiuc →

Обсуждения 1000

Войди, чтобы ответить

Популярные новинки в разделе Фанфик из Алиса в Стране Чудес

Последние выступления с трибуны фан-клуба →